×

АГ-Ракурс

Роковые протоколы

Прекращен статус адвокатов, подписывавших процессуальные документы, не глядя
Валерий Жуков
Валерий Жуков
Редактор раздела «АГ-Ракурс» с февраль 2020 по март 2021, ранее – главный редактор портала Legal.Report (2017–2019), заместитель главного редактора портала «Право.ru» (2009–2015). Лауреат премии Москвы в области журналистики

Разоблачение пятерых архангельских адвокатов, подписывавших пустые бланки процессуальных документов, стало в адвокатской среде самой громкой историей последних месяцев. Вслед за Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты Архангельской области в ней разбирался «АГ-Ракурс».

Дознавателю не дали сшить дела

К возбуждению дисциплинарных производств в отношении полудесятка адвокатов привела служебная проверка, проведенная в начале минувшего лета у одного из полицейских дознавателей в Архангельске. В уголовных делах, изъятых с рабочего места старшего дознавателя ОМВД «Приморский» майора полиции К., было обнаружено множество незаполненных бланков процессуальных документов с подписями защитников по назначению, а также их доверителей. Полицейскую уволили со службы за совершение проступка, «порочащего честь сотрудника органов внутренних дел». А в отношении пяти защитников (все они состояли в одном адвокатском образовании – Поморской коллегии адвокатов) по представлениям управления Минюста началось дисциплинарное разбирательство в АП Архангельской области.

Обжалуя свое увольнение в суде, дознаватель сетовала, что во время изъятия дел она находилась на больничном и ее никто не уведомил «о необходимости подготовки уголовных дел для проверки». Они были в неподшитом виде, соответственно, по словам бывшей сотрудницы полиции, не все оформленные процессуальные документы были доступны проверяющим. Также К. возражала против выводов о том, что по этим уголовным делам ею не были проведены следственные действия (в вину дознавателю ставили, что она не желала их проводить в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, а некоторые бланки процессуальных документов были подписаны участниками производства на той стадии, когда эти документы еще не могли быть составлены). 

Трюк с подписанными пустыми бланками экс-дознаватель объясняла, в частности, «значительной служебной нагрузкой и угрозой заражения новой коронавирусной инфекцией». Новодвинский городской суд ожидаемо отказал ей в восстановлении на службе.

Конспирологическая версия

Рассмотрение дисциплинарных производств на заседаниях квалификационной комиссии, а затем Совета адвокатской палаты проходило на фоне муссировавшихся в местной прессе слухов о возможном участии разоблаченных адвокатов едва ли не в фабрикации уголовных дел на невиновных граждан. Однако дисциплинарное разбирательство не подтвердило эту конспирологическую версию. Все адвокаты объясняли подписание незаполненных бланков конкретными обстоятельствами, сложившимися в ходе следственных действий, и утверждали, что выполнили необходимый объем работы в рамках уголовного дела (кстати, управление Минюста и не настаивало на обратном). Помимо прочего, каждый из провинившихся адвокатов по назначению представил в палату заявление от своего доверителя о том, что защитник не допускал нарушения его прав и претензий к нему не имеется. Сами подзащитные тоже подписывали незаполненные процессуальные бланки – и адвокатам было поставлено в укор, что они это допустили.

Кстати, выяснилось, почему в истории фигурируют лишь адвокаты Поморской коллегии – территория ОМВД «Приморский» традиционно является «ее» участком, сюда координаторы направляют дежурных адвокатов коллегии. 

Все незаполненные бланки были подписаны адвокатами в период с конца мая по начало июня. Местное подразделение СКР, проводившее процессуальную проверку по данным фактам, не нашло оснований для возбуждения уголовного дела.

В результате дисциплинарного разбирательства Совет палаты вынес решения по четверым защитникам. В отношении пятого адвоката производство отложено из-за необходимости получения дополнительной информации.

Слухи и факты

К. являлась адвокатом с 2006 г. Квалифкомиссии она рассказала, что, вернувшись из непродолжительного отпуска, была неприятно удивлена слухами, которые ходят об их пятерке адвокатов. 

К. защищала по назначению фигуранта уголовного дела по ст. 116 УК РФ («Побои»). 26 мая и 29 мая она подписала семь не заполненных полностью протоколов следственных и процессуальных действий. В ходе разбирательства адвокат заявила, в частности, что не заметила незаполненных граф в ряде протоколов, поскольку ее торопила, заглядывая в кабинет, коллега, которую вызвали вместе с подзащитным на то же время. Совет палаты критически отнеся к этому утверждению, придя к выводу, что адвокат не могла не заметить множества незаполненных граф в каждом из протоколов, тем более учитывая их количество.

Также оказалось, что К. и ее доверитель одновременно подписали процессуальные документы по общей и сокращенной форме дознания. Адвокат объяснила это тем, что в процессе подписания документов дознаватель обнаружила, что процессуальные сроки прошли, и предложила оформить документы по общей форме дознания. К. полагала, что дознаватель уничтожит подписанные документы по сокращенной форме.

Признав, что дисциплинарные нарушения со стороны адвоката носят умышленный, злостный и грубый характер, Совет палаты вместе с тем решил не учитывать при назначении дисциплинарного наказания то, что К. ранее привлекалась к дисциплинарной ответственности, поскольку нынешний проступок был ею совершен до вынесения дисциплинарного взыскания.

«Ничего лишнего в протоколы не впишешь»

М. считался одним из ветеранов Поморской коллегии адвокатов, он имел адвокатский статус с 2002 г. Его подзащитным был подозреваемый по ст. 330 УК РФ («Самоуправство»). 28 мая адвокат по назначению подписал четыре незаполненных протокола следственных действий – два протокола об ознакомлении подозреваемого и защитника с постановлением о назначении судебной экспертизы и два протокола ознакомления с заключением эксперта.

Совету палаты М. пояснил, что его доверитель торопился на работу, и он пошел ему навстречу. Впрочем, и сам он, по его словам, тоже торопился, рассудив, что «ничего лишнего в протоколы не впишешь». Кстати, в заявлении в палату подследственный просил, чтобы М. «и дальше участвовал» в защите его интересов.

В конце октября 2019 г. М. был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде замечания по обращению. Тогда дисциплинарное производство было возбуждено по обращению судьи Приморского районного суда из-за неявки адвоката в судебное заседание. Совет палаты учел данное обстоятельство при определении меры ответственности за последний проступок.

Дочь-младшеклассница

З. пришла в адвокатуру в 2013 г. Она защищала по назначению фигуранта дела по ст. 330 УК РФ («Самоуправство»). 4 июня защитник подписала пять незаполненных протоколов следственных действий – проверки показаний на месте и по два протокола о назначении экспертизы и ознакомления с заключениями экспертов.

Адвокат рассказала Совету палаты, что дознаватель назначила проверку показаний на месте, когда она находилась на даче вместе с дочерью-младшеклассницей. Проверка началась с большим опозданием, и З. переживала за ребенка, который остался дома один. После окончания проверки дознаватель предложила заполнить протокол на капоте или в салоне автомобиля или поехать с ней в офис. Адвокат предпочла подписать пустые бланки под обещание, что протокол проверки показаний на месте дознаватель перепишет, если он не устроит защитника и его доверителя.

Совет отказался расценивать приведенные адвокатом доводы в качестве уважительных причин, позволяющих подписывать протоколы следственных действий, не содержащие всех необходимых реквизитов.

Испорченный успех

Бывший секретарь судебного заседания Н. получила адвокатский статус в 2016 г. 18 и 28 мая она подписала семь не полностью заполненных процессуальных бланков по уголовным делам двух доверителей. Одной ее подзащитной инкриминировалась ч. 1 ст. 161 (разбой), другому – ч. 1 ст. 159.3 (мошенничество с использованием электронных средств платежа).

Оба уголовных дела при участии адвоката по назначению прекращались в связи с деятельным раскаянием фигурантов. По первому делу Н. поставили в вину отсутствие даты на ходатайстве подзащитной о прекращении уголовного дела, поддержанном адвокатом, а также подпись на последнем листе незаполненного постановления о прекращении уголовного преследования. Кроме того, она ненадлежаще оформила заявление о выплате из бюджета вознаграждения за защиту в размере 8967,5 руб. – в нем отсутствовала дата подачи. 

По второму уголовному делу защитник подписала не имеющие необходимых реквизитов протоколы о назначении экспертизы и ознакомлении с заключением эксперта, последний незаполненный лист постановления о прекращении уголовного преследования (другие листы в изъятом у дознавателя деле отсутствовали), а также написанное от руки заявление подследственного о прекращении уголовного дела, в котором не было даты.

В своих объяснениях Н. утверждала, что не обратила внимания на то, что бланки не полностью заполнены, оправдываясь усталостью, поскольку большое количество следственных действий проводилось в вечернее время. Совет палаты посчитал, что адвокат не могла не заметить многочисленных незаполненных граф.

«Реакция сообщества должна быть адекватной»

По итогам рассмотрения дисциплинарных производств Совет палаты прекратил статус четверых адвокатов (к делу пятого защитника решено вернуться позднее). К сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката они могут быть допущены не ранее чем через год.

Все ли из адвокатов попробуют вернуться в профессию по истечению этого срока, пока неясно. Самый старший из защитников, М. не исключает, что может сменить специализацию. «За год много воды может утечь», – сказал он «АГ-Ракурсу».

Комментируя для «АГ» историю с пятью архангельскими защитниками, президент ФПА Юрий Пилипенко отметил, что хотя по числу вовлеченных в нее адвокатов она является беспрецедентной, нельзя утверждать, что такие случаи единичны. «Здравый смысл подсказывает, что подобное могло и может происходить в других регионах, – подчеркнул он. – Такого рода поступки бросают тень на всю нашу профессию, на сам статус адвоката. И реакция сообщества должна быть адекватной».

Яндекс.Метрика