На сайте размещены только некоторые материалы "АГ".
Полную версию газеты можно получить, подписавшись на нее.
  Н О В А Я   А Д В О К А Т С К А Я   Г А З Е Т А  
ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РФ
twitter facebook vkontakte RSS telegram
СВЕЖИЙ НОМЕР

Читайте № 8 за 2017 г.
ПЕЧАТНАЯ "АГ"
Рубрики
Подшивка
Подписка
Архив
ADVGAZETA.RU
Выбор редакции
Разделы и отрасли права
Интервью
Блоги
Все записи
Разделы и отрасли права
Блогеры
Стать блогером
Новости
Правовое просвещение
Объявления
Ежедневная рассылка
Фоторепортажи
СОТРУДНИЧЕСТВО
О нас
Авторам
Партнеры
Реклама
КОНТАКТЫ

Адрес редакции:

119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43

Тел.: (495) 787-28-35
Тел./факс: (495) 787-28-36

E-mail:
advgazeta@mail.ru

Блоги

ОБЫДЕННАЯ ЖЕСТОКОСТЬ

журналист

Андреев Игорь

2016-02-03


Когда судьи зависимы и перегружены работой, а следователи ищут как удобнее, «крайними» остаются простые граждане

В минувший вторник, 26 января, прошел круглый стол, посвященный мерам пресечения. В зале столичного Университета правосудия – преимущественно судьи, а также правоохранители, правозащитники, адвокаты. И еще много людей, кому по роду работы приходится решать судьбу человека, подозреваемого в уголовном преступлении, или как-то пытаться влиять на нее в начальный, критический момент следствия. А судьба такая: или сразу за решетку, невзирая на обстоятельства, или все-таки в соответствии с законом, справедливостью и здравым смыслом…

Зачем судьи с коллегами собрались, какую проблему решали и к чему пришли? Об этом ниже, а сначала несколько фактов.

В России слишком много судебных решений о заключении под стражу. Процент удовлетворения судами ходатайств следствия о заключении под стражу по-прежнему велик и не спешит уменьшаться. Попросту говоря, сажают чуть ли не всех подозреваемых подряд. По принципу «пусть посидит, а потом разберемся».

Точных данных нет, но, по разным оценкам, весьма существенная часть заключенных на время следствия привлечены по малозначительным преступлениям. То есть «на выходе» будет приговор, не предусматривающий заключения. Человек как бы «авансом» получает наказание, но совершенно не адекватное предполагаемому составу преступления. Получается, «посидел» в счет будущего срока, а срока не будет – не за что.

Жестокость, ставшая у нас обыденностью: содержание под стражей объективно не нужно, а подследственный сидит «ну просто на всякий случай». Все материалы уже в суде, он уже не может скрыть улики, повлиять на свидетелей или как-то еще затруднить ход следствия, но все равно ждет суда за решеткой. Хотя не террорист и не убийца, можно было обойтись домашним арестом или вовсе подпиской о невыезде.

И еще. В России сегодня «перелимит» находящихся под стражей. Камеры забиты людьми. Насколько – цифры, в зависимости от источника и города, называются разные. Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов говорит о 6,8 человека на 4 места. В документах Европейского суда по правам человека это называется «условия содержания, близкие к состоянию пыток». По замыслу УПК РФ, содержание человека в СИЗО − не карательная мера, а способ обеспечить возможность спокойной работы для следствия и правосудия. По факту – пытки.

***
Внимательный читатель заметил, что мы начали с мер пресечения вообще, а говорим преимущественно о содержании под стражей. Это самая болезненная тема, с нее круглый стол в Университете правосудия при участии Верховного Суда РФ начался, и говорили преимущественно о ней.

У судей и следствия с одной стороны и у адвокатов и правозащитников − с другой мнения разнятся. Все признают наличие и масштаб проблемы: так дальше нельзя. Но причины видят по-разному.

Судьи перегружены работой, некогда проверять точность полицейских формулировок, наличие улик, связь человека с предполагаемым преступлением, корректность квалификации преступления и т.д. Наконец, независимые судьи все же не совсем независимы. Если судья посадит в СИЗО человека, который позже окажется невиновен, − для судьи никаких последствий. А вот если оставит на свободе, а тот сбежит – сразу проверки, подозрения в коррупционном сговоре с преступником, отстранение от работы, удар по карьере. Нет уж, пусть сидят все, на кого показал следователь. Лучше не рисковать. Логично, и никто ни в чем не виноват, не так ли?

Следователи ищут как удобнее. Человека, находящегося дома, каждый раз вызывать на допрос – неудобно. А посадив в СИЗО, можно с ним встречаться, когда угодно. Кстати, можно ведь и не торопиться со встречами. Пусть себе сидит. Руководитель УФСИН по Москве Игорь Клименов считает одной из главных причин переполненности СИЗО как раз судебные разбирательства, длящиеся годами.
Адвокатам понятны (но отнюдь не близки) перечисленные мотивы. Однако, будучи в известной оппозиции к стороне обвинения, адвокаты подчеркивают другую, фактическую цель заключения под стражу – получение признательных показаний. Когда человек за решеткой, от него легче добиться признания вины. Лишение привычного семейного круга, деморализация, фактически «условия пыток» (см. выше) – все это нередко ломает волю даже невиновного человека. И следствию намного легче препятствовать адвокатам в работе с подзащитным.

***
Все стороны настаивают на своей правоте. Следователи будут и дальше требовать новых заключений под стражу. Нет оснований полагать, что судьи вдруг начнут чаще возражать. СИЗО переполнены тысячами людей, которым там не место, и будут пополняться новыми. Чтобы хоть как-то разрешить проблему, ФСИН подготовила законодательные поправки, которые обяжут суды учитывать наличие мест в СИЗО: если мест нет, в СИЗО не отправлять.

Когда эту идею, по-своему добрую, но забавную и нереалистичную, озвучил Михаил Федотов, аудитория в зале Университета правосудия оживились. Еще больше оживления добавилось, когда свое мнение высказал президент ФПА Юрий Пилипенко. «Подозреваю, что наличие или отсутствие места в СИЗО будет зависеть от „жирности“ клиента, – сказал руководитель адвокатского сообщества. – Если человек „достойный“, то наверняка найдется и дополнительная камера. Если человек „недостойный“, то на карантин закроют два корпуса и мест не окажется. Но судьбу человека должны решать судьи, а не СИЗО…»

***
Идею сажать в СИЗО только при наличии мест судьи, следователи и адвокаты обсуждают в кулуарных разговорах с профессиональным юмором. Уважаемый читатель, просто представьте сцену в зале суда. В упрощенных терминах она может быть примерно такой.

− …Просим посадить под замок, чтобы не убежал, – говорит следователь.

− Бумаги-то в порядке? – уточняет судья. – Наличие оснований, протоколы, даты, подписи все на месте?

− А вы ознакомьтесь, – говорит адвокат. – Много интересного узнаете. Оснований не хватает, состава нет, а улики собраны так, что дело развалится в суде, а если бы и не развалилось, квалификация явно не повлечет лишение свободы. Сами почитайте…

− Да некогда мне читать, – устало качает головой судья. – Если читать все, что приносят, судить некогда будет… А точно нужно сажать? – судья с некоторой надеждой смотрит на следователя, – неужели сбежит? Опасный рецидивист? Может, хватит подписки?

− Нет! Пока не рецидивист, но сбежать может. Пусть лучше посидит. На всякий случай.

− Не надо его за решетку! – возражает адвокат. – Можно обойтись домашним арестом!

− Надо за решетку! – настаивает следователь. – Убежит! Скроет улики!

− Вот всегда вы так… – судья недовольно качает головой. – Каждый тянет на себя… А что делать мне?

− Ну сами подумайте, ваша честь, – напоминает следователь, – даже если невиновен, непричастен, арестуем, а потом отпустим. Вы ничем не рискуете. Небольшое огорчение, не более. Но если не арестуете, а он убежит, сами понимаете, кто станет крайним… И он, конечно, виновен!

− Действительно, лучше не рисковать. Пусть посидит.

***
Эту вымышленную сцену, несмотря на примитивность и иронию, узнают многие. Как в жизни. Но что будет, если представить то же самое, но еще и с оглядкой на наличие мест в СИЗО?

…Почти приняв решение, судья поднимает трубку и звонит в местное управление ФСИН:

− Свободные места есть?

− Мест нет, – отвечают из трубки. – Все занято.

− Не повезло вам сегодня, – говорит судья следователю и оборачивается к адвокату: – А вам сегодня повезло! На нет и суда нет!

***
«Абсурд!» – скажете вы, и будете правы. Но раз уж абсурд входит в нашу жизнь, давайте дадим ему волю, по крайней мере в рамках этого текста.

− …Одну минуточку, – говорит следователь и тоже звонит в СИЗО: – Привет, это я. У нас тут человеку место нужно.

− Так ведь нет мест, – отвечает трубка. – Все камеры под завязку. Нормы превышены.

− А если хорошенько поискать? Очень нужно! Мы же делаем одно общее дело! Да и люди мы друг другу не чужие, ведь так? – и следователь подмигивает своему воображаемому собеседнику из УФСИН.

− Ну, если очень нужно… – говорит голос из трубки. – Для хорошего человека место всегда найдется.

Судья сочувственно смотрит на адвоката и пожимает плечами. Привычная жизнь продолжается. И если ничего не изменить в подходе правоохранителей, и особенно судей, то скоро мы будем обсуждать инициативы вроде «обеспечения наличия мест в СИЗО для каждого гражданина Российской Федерации».

***
Этот юмор, хоть и с изрядной долей горечи, отражает действительность, не правда ли? Адвокатам хорошо известно, какое удивительно прочное взаимопонимание возникает между сотрудниками репрессивного аппарата государства и судьями. В то время как адвокаты зачастую оказываются неуслышанными. «Крайними» остаются, как обычно, простые граждане.

Так что же делать?

Теоретически ответы есть.

Нужно, чтобы судьи, определяя мерой пресечения заключение под стражу, не соглашались с доводами следствия механически, поверхностно-формально, а проверяли квалификацию преступления и обоснованность подозрений. Судьи должны понимать, что они вершат правосудие, а не служат узлом в механизме государственных репрессий. Это, как говорят, вопрос правосознания судей. Но человеческий менталитет меняется в течение десятилетий, парой-тройкой нормативных документов не обойдешься.

Нужно законодательно сократить перечень статей, по которым заключение под стражу допустимо. Однако правоохранители грешат таким приемом: припишем статью потяжелее, которая позволяет сажать за решетку, а потом видно будет. Ну а судьи с ними не спорят. Наверное, если освободить судей от якобы антикоррупционных преследований в случаях, например, когда подследственный скрылся из-под подписки о невыезде, они будут смелее противостоять чрезмерным пожеланиям следователей. В конце концов, приравнивать хулиганов и мелких воришек к убийцам и бандитам – явный перебор.

Нужно развивать применение альтернативных мер пресечения – залога (в разумной сумме), домашнего ареста, подписки о невыезде, активно предлагать их. Кстати, не существует статистики, сколько подследственных скрылось, например, из-под домашнего ареста. Эксперты говорят, что подобные случаи очень редки и на самом деле опасения насчет тотальной склонности граждан грубо нарушать условия домашнего ареста сильно преувеличены.

Неплохая идея – учитывать мнение потерпевшего. Многие преступления совершены по глупости и недоразумению, и пострадавший – кроме тяжких случаев – вряд ли станет настаивать на посадке обидчика за решетку.

Юрий Пилипенко высказал идею, популярную у адвокатов: если ввести практику материальной компенсации за счет госбюджета, это заставило бы судей более осмотрительно решать: отправить человека под стражу или все же не стоит. Подобная практика существует, например, в США: человек, безосновательно «отмотавший» несколько месяцев за решеткой, вправе требовать компенсацию, которая исчисляется в сотнях тысяч и миллионах долларов. Но признаем честно: мало кто поверит, что наше государство добровольно пойдет на такое обременение бюджета.

***
Чтобы закончить на позитивной ноте, отметим, что последние инициативы по гуманизации уголовной политики идут от Верховного Суда РФ. Судьи действительно стали прислушиваться к мнению адвокатского сообщества. Как подчеркнул президент ФПА, «судьи и адвокаты – коллеги, а не оппоненты, мы – часть судопроизводства». Нам требуются системные перемены, и сегодня судьи это понимают. Такие полумеры, как выбор меры пресечения с оглядкой на наличие мест в камерах СИЗО, проблем не решат, но их реализация, может быть, подтолкнет к более серьезным шагам.


Другие публикации автора

ПРАВО НА ПРАВОСУДИЕ
Суды присяжных будут развиваться, несмотря на инерцию системы

НОВОСТИ
•  29.04.2017
ЗА ДЕНЬГАМИ – В СУД
Президент ФПА РФ: Обращение в суд с иском о взыскании задолженности – наиболее короткий путь к деньгам, которые заработали адвокаты, оказывая юридическую помощь по назначению

•  28.04.2017
«АДВОКАТСКИЙ» ЗАКОН В ДЕЙСТВИИ
Поправки в УПК РФ о дополнительных гарантиях независимости адвокатов вступили в силу

•  28.04.2017
АКТУАЛИЗАЦИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
Опубликован Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 2 за 2017 г.

•  28.04.2017
ДОВОДЫ В ПОЛЬЗУ НЕВИНОВНОСТИ
Адвокат добился оправдания судом присяжных подзащитного, обвиняемого в совершении иных действий сексуального характера и убийстве несовершеннолетней

•  28.04.2017
СРОК ЗА ТРАДИЦИЮ
В Госдуму внесен проект закона, вносящий в УК РФ ответственность за похищение женщин с целью вступления в брак

Другие новости
ОБЪЯВЛЕНИЯ
•  САММИТ РОССИЯ – ГОНКОНГ
11 мая 2017 г. состоится первый «Деловой и правой саммит Россия – Гонконг»

•  ПЕТЕРБУРГСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ
16-20 мая состоится VII Петербургский международный юридический форум

•  С ДЕЛЕГАЦИЕЙ – В ГОНКОНГ
Делегация Русско-Азиатской ассоциации юристов примет участие в масштабных мероприятиях в Гонконге

•  БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ЗАБЕГ ЮРИСТОВ
Объявлен старт регистрации на Международный благотворительный забег юристов Legal Run 2017

•  VII ПМЮФ
16–20 мая 2017 г. состоится VII Петербургский международный юридический форум

•  КАК ЗАЩИТИТЬ ПРАВА В СТРАСБУРГЕ?
От формулирования нарушения до заполнения формуляра жалобы

•  КОНКУРС ПУБЛИКАЦИЙ
С 15 мая по 1 октября 2017 г. будет проходить конкурс на публикацию лучших работ молодых исследователей и студентов в Российском ежегоднике Европейской конвенции по правам человека

Другие объявления

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.
Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.