Как не допустить рейдерского захвата бизнеса

Соблюдение простых правил безопасности поможет защититься от рейдеров, которые используют махинации с кредиторской задолженностью и государственные механизмы принуждения, чтобы получить контроль над активами предприятия

Как не допустить рейдерского захвата бизнеса

Рейдерство (от англ. raider – «налетчик, захватчик») – это принудительное поглощение или захват предприятия против воли собственников, в результате чего захватчики получают контроль над его активами. К рейдерской деятельности также принято относить корпоративный шантаж – «гринмейл».

Какой способ рейдерского захвата предприятий является наиболее распространенным в России?

Таким способом являются махинации с кредиторской задолженностью. Рейдер использует имеющуюся задолженность предприятия, которую оно не в состоянии погасить, либо создает ее. После этого он предлагает владельцам выкупить их активы по заниженной стоимости. Если руководство компании-должника не соглашается, то рейдер-кредитор делает все для того, чтобы разорить компанию и получить ее имущество. Применяться могут давление через налоговые органы, арест имущества, возбуждение уголовных дел, инициация процедуры банкротства и сговор с кредиторами/дебиторами. Кроме того, собственникам и их семьям могут угрожать. Методы, широко распространенные в 1990-х гг., до сих пор себя не изжили.

Как выглядит схема рейдерского захвата?

1. Захват бизнеса начинается со сбора информации: о деятельности компании, ее общем состоянии, владельцах, сделках и проблемах. Агрессор аккумулирует сведения о финансовом положении жертвы, ее кредиторах и сроках предъявления требований.

Анализ случаев захвата компаний показывает, что если речь идет о крупной в масштабах региона или своего сегмента рынка организации, то для разработки сценария рейдеры попытаются завладеть внутренними данными, составляющими коммерческую тайну.

2. Далее агрессор выкупает права требований у кредиторов потенциальной жертвы. Как правило, это происходит путем заключения договоров цессии (уступки прав). Так в руках агрессора формируется критическая масса прав требований, которая позволит ему блокировать работу предприятия.

3. Затем агрессор выставляет жертве финансовые требования к исполнению. При этом он не идет на уступки, либо это такие компромиссы, которые в дальнейшем только увеличат задолженность перед рейдером.

4. После этого агрессор предлагает жертве заключить сделку по отчуждению имущества общества. Условия такого соглашения, как правило, выгодны только рейдеру. Для жертвы они являются кабальными. Согласие на сделку ведет к захвату бизнеса. В случае отказа агрессор использует иные способы убеждения.

Как рейдеры применяют государственные механизмы принуждения?

Схема с бюджетной задолженностью является ярким примером использования государственных механизмов принуждения в частных интересах. Для ее реализации агрессор вступает в сговор с сотрудниками ведомства, в полномочиях которых оказались долги предприятия. Это могут быть любые госорганизации, куда предприятие должно осуществлять отчисления, например Пенсионный фонд или Фонд обязательного социального страхования. Однако чаще рейдеры сговариваются с Федеральной налоговой службой. Она обладает большими возможностями для воздействия на экономическую деятельность предприятия. Видимая часть такой рейдерской деятельности может представляться как самостоятельная работа госоргана по принудительному погашению кредиторской задолженности перед бюджетом.

Часто используют уже существующий долг. В этом случае моментом атаки становится период возникновения просроченной задолженности. Порой атаке предшествует необходимость срочного погашения части долга, выставленного агрессором, что вызывает просрочку во внесении платежей в бюджет. Для этого рейдер сначала консолидирует иную кредиторскую задолженность компании, отдавая предпочтение просроченной и подтвержденной судебными актами. При этом изыскиваются способы для ограничения возможности компании оперативно найти средства на погашение крупного долга.

Так, у налоговой инспекции есть право на приостановление операций по счетам, закрепленное ст. 76 НК РФ. Решение об этом принимается руководителем налогового органа по факту неуплаты налога. Причем оно в безакцептном порядке исполняется банком. Мнение должника не учитывается.

Блокировка счетов может привести к приостановлению работы предприятия. А поскольку налоговая задолженность имеет свойство расти, у налоговой службы неизбежно возникнут основания для ареста имущества в соответствии со ст. 77 НК РФ. Ситуация может усугубиться, если арестованное имущество передадут на ответственное хранение другому лицу в соответствии с п. 11 ст. 77 НК РФ. Данный факт также ведет к блокировке работы предприятия.

В дальнейшем налоговая служба может в соответствии с п. 7, 8 ст. 46, ст. 47 НК РФ обратить взыскание на арестованное имущество и денежные средства предприятия, и в зависимости от его размера будет решаться вопрос об инициировании процедуры банкротства. В ходе исполнения решения о взыскании задолженности арест на имущество предприятия и его денежные активы наложит судебный пристав-исполнитель в соответствии с п. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве.

Все это может сопровождаться активными действиями кредитора-агрессора. Например, он может инициировать судебные процессы, в ходе которых будут выставляться требования о применении обеспечительных мер в виде ареста имущества и денежных средств компании. Кроме того, эффект от действий налоговой может усиливаться проведением заказных проверок иными ведомствами; возбуждением заказных уголовных дел по реальным или сфальсифицированным основаниям, в ходе которых также могут накладываться аресты на денежные счета и имущество компании; арестом руководителей предприятия. Помимо этого агрессор может выставить к взысканию значительную часть накопленной кредиторской задолженности и также инициировать процедуру банкротства, что в результате приведет к захвату бизнеса или активов должника.

Пример рейдерского захвата бизнеса из петербургской практики

ООО строило торговый центр в Приморском районе Санкт-Петербурга, а впоследствии осуществляло обслуживание общих площадей и инженерных сетей комплекса.

На этапе строительства общество продавало будущие нежилые помещения в ТЦ по инвестиционным договорам. Один из инвесторов, приобретя несколько помещений, решил получить контроль над всем торговым центром и возможность управлять общим имуществом. Для этого ему было необходимо приобрести более 50% площадей в здании.

После покупки помещений других инвесторов у рейдера сконцентрировалось примерно 45% от общей площади комплекса. Остальные помещения рейдеру выкупить не удавалось, поскольку они принадлежали учредителям застройщика, которые не намеревались их продавать. Для реализации своих целей рейдер воспользовался низким уровнем правовой грамотности учредителей и несовершенством действующего законодательства.

Внутренняя отделка помещений не входила в инвестиционный договор. Учредители общества оформляли расчеты за нее путем выдачи от своего имени расписок в получении денег на строительные материалы, которые потом закупались и применялись для отделки помещений торгового центра. Такие расписки были выданы и рейдеру в 2004, 2005, 2006 гг. Отделка была произведена, а готовые помещения переданы рейдеру-инвестору в 2006-м, когда ТЦ был введен в эксплуатацию.

В 2009 г. рейдер обратился в правоохранительные органы с заявлением в отношении учредителей ООО по якобы имевшему место факту хищения ими денег на отделочные работы в торговом комплексе. Как впоследствии выяснилось, обращение в полицию носило формальный характер.

Получив отказ в возбуждении уголовного дела, рейдер-инвестор обратился в суд с иском о взыскании денежных средств по распискам. Выполнение застройщиком отделочных работ рейдер опроверг, представив суду сфальсифицированные договоры подряда. Согласно им эти работы выполнили другие организации. Суд удовлетворил иск, апелляция поддержала его. Решение вступило в законную силу.

Стоит отметить, что в суде представители застройщика заявили о пропуске срока исковой давности по указанным распискам. Однако Приморский районный суд Санкт-Петербурга отказал в применении этого срока, исчислив его с даты вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. С правовой точки зрения говорить о законности такого решения невозможно. При этом становится очевидно, что рейдер заблаговременно обращался в правоохранительные органы исключительно для того, чтобы впоследствии судье было на что сослаться при отказе в применении срока исковой давности.

Так у учредителей застройщика появилась крупная кредиторская задолженность.

На этапе исполнения судебного акта этот же судья Приморского районного суда утвердил весьма странное мировое соглашение. При его заключении помимо участников первоначального дела присутствовали супруги учредителей, а также их бывший юрист, назовем его П. На этот раз он выступал на стороне рейдера.

Согласно данному мировому соглашению имущество учредителей, включая долю их жен и оформленные на супруг помещения, в разных пропорциях переходило в собственность рейдера и П. Переходила и доля одного из учредителей в уставном капитале ООО. Несмотря на участие в мировом соглашении лиц, не являвшихся сторонами судебного процесса, и не относившееся к предмету спора имущество, судья его утвердил.

При этом учредители застройщика не присутствовали в судебном заседании, когда утверждалось мировое. Более того, один из них в это время, как и в день подписания соглашения, находился в отделении интенсивной терапии после инфаркта. Другой учредитель во время заседания давал показания следователю (дата и время отражены в протоке допроса).

В это же время третий учредитель, стремясь обезопасить свое имущество и будучи введенным в заблуждение П., переоформил на него свои 62% в уставном капитале ООО. Нотариального удостоверения таких сделок тогда по закону не требовалось. В качестве гарантии возврата они подписали договор обратного выкупа доли учредителем у П. с открытой датой. Учредитель должен был зарегистрировать этот переход, когда уже можно было бы не опасаться юридических рисков. Однако, когда он подал документы на регистрацию, оказалось, что П. сменил фамилию. В связи с этим в регистрации изменений в ЕГРЮЛ было отказано. После этого бывший юрист учредителей застройщика продал рейдеру долю в уставном капитале ООО.

Так рейдеру удалось завладеть долей ООО в размере 84%, и к нему перешло управление обществом. Кроме того, у него сконцентрировалось около 51% всех площадей ТЦ. Таким образом, он приобрел контроль над торговым комплексом, поскольку получил большинство голосов в общем собрании собственников помещений, и завладел обществом, которое управляло общим имуществом.

Как избежать захвата предприятия?

Часто в компаниях не выполняются даже очевидные требования правил внутренней безопасности: отсутствует типовое соглашение с работниками о неразглашении коммерческой тайны, нет запрета на вынос документов из офиса. Распространено бесконтрольное хождение внутри компании оригиналов учредительных документов и печати организации, листов с подписью руководителя и т.п. Так появляется риск возникновения документов, подлинность которых будет крайне сложно оспорить.

Чтобы защититься от рейдеров, в первую очередь необходимо соблюдать основные правила безопасности. Печать организации и учредительные документы следует хранить в недоступном для широкого круга сотрудников месте. Подписывать документы и ставить печать рекомендуется только уполномоченным руководителям. Недопустимо разрешать неуполномоченным лицам подписывать документы от имени руководителя, даже если они пользуются высшей степенью доверия. Также следует вести строгий учет доверенностей.

В целом надлежит вести подробный архив деятельности организации. Он позволит отслеживать корпоративную работу предприятия. Необходимо хранить в оригиналах протоколы годовых и внеочередных собраний акционеров, протоколы решений совета директоров и т.п. Следует помнить: отсутствие прозрачной корпоративной истории даст возможность захватчикам воспользоваться пробелами.

Любой руководитель или владелец бизнеса, даже если он полагает, что готов к рейдерским атакам, должен постоянно контролировать ведение корпоративных документов, историю приобретения и использования недвижимого имущества и других активов предприятия.

Учредителям компании не следует самоустраняться от ее деятельности. Безусловно, каждый успешный бизнесмен старается настроить работу предприятия так, чтобы минимизировать свое непосредственное участие. Однако это существенно повышает риск рейдерского захвата бизнеса.

С особой тщательностью нужно подходить к подбору персонала. Даже курьер, продавец, уборщица и любой другой низкоквалифицированный сотрудник, которым владельцы бизнеса чаще уделяют минимум внимания, могут снабдить рейдеров информацией, необходимой для захвата предприятия. Кроме того, следует избегать корпоративных конфликтов. Правильные взаимоотношения, выстроенные между руководителем компании и подчиненными, могут являться отличной защитой от рейдерских атак, так как зачастую утечка информации осуществляется через недовольных работников.

Читайте также: