Поставка товара сорвалась из-за санкций

Какие доводы помогут поставщику избежать ответственности?

Поставка товара сорвалась из-за санкций

В 2022 г. многие поставщики не смогли исполнить обязательства по договорам из-за санкций. В этой статье мы рассмотрим доводы, которые помогут отстоять свои интересы в суде, чтобы не пришлось нести ответственность за неисполнение обязательств.

Справка ТПП об обстоятельствах непреодолимой силы: в чем сложность?

В договор поставки часто включают такое условие: требуется предоставить справку Торгово-промышленной палаты РФ (ТПП) для подтверждения обстоятельств непреодолимой силы, из-за которых сторона нарушила договор. Однако получение справки оказалось непростой задачей для предпринимателей, которые столкнулись с невозможностью поставки товара из-за санкций в 2022 г.

Дело в том, что сложилась правовая неопределенность. По общему правилу к обстоятельствам непреодолимой силы не отнесены нарушение контрагентами должника своих обязанностей и отсутствие на рынке нужных для исполнения договора товаров (п. 3 ст. 401 ГК РФ). При этом очевидно, что российская компания не может поставить товар, подпавший под санкции.

В 2022 г. в ТПП от предпринимателей массово поступали заявления о выдаче заключений об обстоятельствах непреодолимой силы. В результате палата приостановила рассмотрение таких заявлений по договорам, заключенным в рамках внутрироссийской экономической деятельности, в связи с санкциями в отношении иностранных комплектующих и оборудования (Письмо Торгово-промышленной палаты РФ от 22 марта 2022 г. № ПР/0181).

ТПП предложила предпринимателям либо ожидать принятия изменений в законодательство РФ, либо получить отказ в свидетельствовании этих обстоятельств форс-мажорными, исходя из существующей сегодня редакции ст. 401 ГК РФ.

В апреле 2022 г. депутат П.В. Крашенинников внес на рассмотрение Государственной Думы законопроект. Предложено дополнить Гражданский кодекс таким положением: «Если в условиях недружественных действий иностранных государств и международных организаций, связанных с введением ограничительных мер в отношении граждан Российской Федерации и российских юридических лиц, исполнение обязательства объективно становится окончательно невозможным полностью или в части, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части».

Согласно тексту законопроекта, действие поправок будет применяться к правоотношениям, возникшим с 24 февраля 2022 г. Также они должны применяться к обязательствам, срок исполнения по которым наступил после 23 февраля 2022 г. В том числе к обязательствам, возникшим из договоров, которые были заключены до 24 февраля 2022 г.

Однако, даже если эти поправки примут, многим предпринимателям придется решать споры в суде до вступления их в силу.

Верховный Суд РФ: каждое дело нужно рассматривать индивидуально

Практика рассмотрения судами споров о неисполнении обязательств по договорам поставки из-за обстоятельств непреодолимой силы уже сформировалась. Предприниматели сталкивались со схожей ситуацией во время пандемии – тогда срывались поставки из-за ограничений и закрытых границ.

Общий подход к таким спорам сформулировал Верховный Суд РФ: обстоятельства непреодолимой силы необходимо устанавливать с учетом условий конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника, вида деятельности и места расположения контрагентов и т.д.).

Для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств поставщик должен доказать:

  • наличие и продолжительность действия обстоятельств непреодолимой силы;
  • наличие причинно-следственной связи между обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью или задержкой исполнения обязательств;
  • свою непричастность к появлению обстоятельств непреодолимой силы;
  • добросовестное принятие разумно ожидаемых мер для предотвращения или минимизации возможных рисков.

Такую позицию Верховный Суд РФ сформулировал в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, утвержденном 21 апреля 2020 г.

Эти разъяснения и судебная практика последних лет позволяют предположить, что нужно будет доказать поставщику, чтобы избежать ответственности за нарушение договора из-за форс-мажора.

Довод первый: наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами и невозможностью поставить товар

Причинно-следственная связь должна быть прямой и непосредственной, без воздействия других факторов.

Пример. Ответчиком в споре выступил поставщик. Он предоставил сертификат о приостановке работ в китайской провинции Хубэй в период с 23 января по 10 марта 2020 г. Однако сертификат выдан компании ООО «Хубэй Синьеган», а поставщик – российская компания ООО «Техномаш». Суд решил, что, раз сертификат выдали сторонней компании, он не может подтверждать обстоятельства непреодолимой силы, на которых настаивал ответчик (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 мая 2022 г. № Ф05-8562/2022 по делу № А40-158378/2021).

Вывод. Поставщику нужно предоставить документы, которые докажут непосредственную причинно-следственную связь между санкциями и невозможностью поставить товар.

Довод второй: поставщик не мог предвидеть наступление обстоятельств непреодолимой силы

Верховный Суд РФ разъяснил: для признания обстоятельства форс-мажором необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый характер (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»). Это значит, что:

  • повлиявшее на поставщика обстоятельство не должно быть обычным для текущих условий (чрезвычайный характер);
  • любой поставщик аналогичного товара не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий (непредотвратимый характер).

Обстоятельствами непреодолимой силы не признают те, наступление которых зависело от воли или действий поставщика. Например, отсутствие у должника необходимой суммы, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

Судя по сложившейся судебной практике, поставщику придется изрядно потрудиться, чтобы убедить суд в том, что определенные обстоятельства были действительно форс-мажорными.

Пример, когда обстоятельства признали форс-мажором

«Стороны заключили госконтракт в 2011 г. и продлили его в 2015 г. Они не могли предвидеть и своевременно предотвратить последствия, вызванные санкциями Евросоюза, которые вступили в силу 1 августа 2014 г.», – к такому выводу пришел Арбитражный суд г. Москвы в Решении от 4 августа 2017 г. по делу № А40-39224/17-29-403. Это решение оставили в силе вышестоящие судебные инстанции.

Однако гораздо больше примеров, где обстоятельства не были признаны форс-мажорными, в том числе из-за санкций 2014 г. Рассмотрим аргументы судов в таких делах.

Примеры, когда обстоятельства не признали форс-мажором

1. Ответчик знал, что с 23 января 2020 г. работа заводов в КНР была приостановлена. Он должен был предусмотреть риски, связанные с ограничениями таможенного законодательства, но посчитал возможным заключить договор с истцом 5 февраля 2020 г. (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 мая 2022 г. № Ф05-8562/2022 по делу № А40-158378/2021).

2. Ответчик действовал на свой предпринимательский риск, когда заключал договор на строительство и поставку судна, по следующим причинам:

  • он знал, что товар приобретается для передачи в лизинг (финансовую аренду) ГУП «Севэлектроавтотранс им. А.С. Круподерова», которое находится в Крыму;
  • Евросоюз ввел эмбарго в 2014 г., а договор был заключен 1 ноября 2019 г.;
  • информация о санкциях была опубликована в официальных российских источниках еще в 2014 г., поэтому поставщик должен был знать о наличии ограничений.

Суд не признал обстоятельством непреодолимой силы ограничения на поставки в Российскую Федерацию из стран – членов Евросоюза, так как эти ограничения не были чрезвычайными с учетом запретов на импорт, которые вводили раньше (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 мая 2022 г. № 09АП-24160/2022, 09АП-25793/2022 по делу № А40-204068/2021).

3. Поставщику было известно о введении ограничений с 2014 г. Но он взял на себя обязанность поставить товар в срок, установленный договором от 21 июля 2020 г. Поставщик не представил доказательств, подтверждающих введение персональных санкций со стороны США в спорный период. Поэтому суды не признали запрет страны – производителя товара на поставку оборудования обстоятельством, исключающим ответственность поставщика за неисполнение договора (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20 мая 2022 г. № Ф02-1556/2022 по делу № А19-18545/2021).

4. Поставщик ссылался на то, что он не мог ожидать санкций Германии на этапе заключения договора, а также не мог их избежать или преодолеть, поэтому их нужно считать форс-мажором. Однако эти санкции действовали задолго до заключения договора. При его подписании поставщик мог оценить возможные риски и разумные сроки поставки товара. Суд не усмотрел оснований для исключения ответственности поставщика. Он не представил доказательств того, что санкции в отношении товара, подлежащего поставке, ввели после заключения договора (Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 2 сентября 2020 г. по делу № А56-17897/2020).

Вывод. Поставщику стоит тщательно продумать аргументы. Нужно будет доказать, что он не мог предвидеть наступившие обстоятельства при заключении договора. Однако есть риск, что суды и санкции 2022 г. сочтут ожидаемыми с учетом санкций 2014 г.

Вероятно, придется отражать доводы о том, что невозможность поставки возникла в связи с нарушением иностранными контрагентами поставщика своих обязанностей. Напомним: такое нарушение обязанностей пока не считается обстоятельством непреодолимой силы.

В этом случае можно представить суду регламенты и документы иностранных госорганов, изданные после заключения договора, в результате чего его исполнение стало невозможным из-за введенных запретов. При этом запрет должен касаться именно товаров, которые надо было поставить по договору, или покупателя, внесенного в санкционные списки в 2022 г. Так поставщику будет проще убедить суд в наличии непосредственной причинно-следственной связи и в том, что невозможность поставки вызвана запретительными мерами недружественных государств – а это относится к форс-мажору.

Довод третий: товар невозможно заменить аналогичным

Если бы товар можно было заменить аналогичным, произведенным в другой стране, поставщику следовало бы предложить покупателю произвести такую замену. Однако это невозможно, если товар имеет уникальные характеристики или в договоре прописан конкретный производитель товара.

Пример. Ответчик не доказал, что поставляемый по договору товар является уникальным и не мог быть изготовлен другими производителями. Он также не доказал, что в России нет альтернативных производителей заготовок для поставки заявленных труб. Следовательно, выбор поставщика заготовок находился исключительно в компетенции ответчика (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 мая 2022 г. № Ф05-8562/2022 по делу № А40-158378/2021).

Вывод. Поставщик должен представить суду доказательства уникальности товара. Или нужно подготовить документальное подтверждение того, что он пытался заменить товар аналогичным, а значит, является добросовестным поставщиком.

Довод четвертый: поставщик старался уменьшить возможные убытки другой стороны

Поставщику необходимо доказать, что он принял все зависящие от него меры для исполнения договора. Например, своевременно уведомил другую сторону о возникших обстоятельствах, попытался изменить сроки поставки, искал другие возможности для исполнения обязательств.

Даже при возникновении обстоятельств непреодолимой силы стороны договора должны действовать добросовестно. В противном случае суд может прийти к выводу, что форс-мажор фиктивно использовали, чтобы избежать ответственности по договору (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20 мая 2022 г. № Ф02-1556/2022 по делу № А19-18545/2021).

Основной критерий невиновности

Поставщик не несет ответственность за нарушение договора, если докажет, что:

  • надлежащее исполнение обязательств объективно оказалось невозможным;
  • при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, он принял все возможные меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1, 3 ст. 401 ГК РФ).

Этот вывод и должны подтверждать доводы, которые вы приведете в суде.

Фото: Фотобанк Freepik/@vectorjuice

Читайте также: