Санкционное «правило 100 тысяч»

В условиях санкций российские бизнесмены сталкиваются с отказами швейцарских банков и банков стран – членов Евросоюза зачислять на счета их иностранных компаний платежи от контрагентов, если баланс счета после этого превысит 100 тысяч франков или евро. Такое ограничение нарушает интересы европейских компаний, подконтрольных российским бенефициарам

Санкционное «правило 100 тысяч»

Как «правило 100 тысяч» работает в Швейцарии?

28 февраля 2022 г. Федеральный совет принял решение о возобновлении санкций Европейского союза против России с целью усиления их воздействия. 4 марта во исполнение данного решения в Швейцарии был издан Ордонанс о принятии мер в связи с ситуацией на Украине (Ordonnance instituant des mesures en lien avec la situation en Ukraine du 4 mars 2022). Согласно ст. 20 Ордонанса российские физические лица и юридические лица, зарегистрированные в России, не могут иметь более 100 тысяч франков на счете.

14 апреля Государственный секретариат Швейцарии по экономике (SECO) издал разъяснения к данному Ордонансу (Interprétation des articles 20 et 21 de l'ordonnance instituant des mesures en lien avec la situation en Ukraine (RS 946.231.176.72)). В них включен ответ на вопрос: подпадают ли под действие ст. 20 Ордонанса счета юридических лиц, бенефициарным владельцем которых является российское лицо? Дословно ответ на этот вопрос дан такой: «Да, счета юридических лиц, бенефициарным владельцем которых является российское лицо, подпадают под действие ст. 20 Ордонанса. Поэтому прием денежных средств на счета запрещен, если будет превышен лимит в 100 тысяч швейцарских франков. Существующие депозиты на сумму более 100 тысяч швейцарских франков должны быть задекларированы SECO в соответствии со ст. 21 Ордонанса. Юридические лица, учрежденные в Швейцарии или в государстве – члене ЕС, исключаются».

То есть эти разъяснения не допускают применение «правила 100 тысяч» в отношении швейцарских и других европейских компаний, подконтрольных российским бизнесменам. Кроме того, согласно разъяснениям данное правило не распространяется на выплату дивидендов и поступления, которые сразу должны быть использованы для покрытия кредиторской задолженности компании.

Таким образом, по законодательству Швейцарии запрет иметь более 100 тысяч франков на счете распространяется на юридические лица, которые учреждены в России. Согласно официальным разъяснениям этот запрет касается и компаний, зарегистрированных за пределами РФ, если они контролируются российскими бенефициарами. При этом запрет не должен применяться к европейским компаниям, в том числе швейцарским.

Швейцарское законодательство повторяет санкции ЕС. Следовательно, при применении швейцарских ордонансов контролирующие органы и банки могут ориентироваться на толкования Совета ЕС, касающиеся санкций Евросоюза.

Как «правило 100 тысяч» работает в странах – членах ЕС?

В мае 2022 г. Совет ЕС выпустил разъяснения по часто задаваемым вопросам в связи с применением положения Регламента № 833/2014 о правиле «не более 100 тысяч евро на счете». Статья 5b(1) этого Регламента гласит: запрещается принимать депозиты от российских граждан и физических лиц, проживающих в России, юридических лиц и органов, учрежденных в России, если общая сумма их депозитов в кредитной организации превышает 100 тысяч евро.

Разъяснения дают ответ на вопрос: распространяются ли эти ограничения на юридических лиц, зарегистрированных или учрежденных за пределами России, конечный бенефициарный владелец которых соответствует критериям, изложенным в ст. 5b(1) Регламента № 833/2014? Ответ дан следующий: ограничения, предусмотренные ст. 5b(1) Регламента № 833/2014 и ст. 1u Регламента № 765/2006, распространяются только на граждан России, Белоруссии и физических лиц, проживающих там, а также юридических лиц или органы, учрежденные в России и Белоруссии. Строго говоря, это правило не относится к организациям, принадлежащим гражданам России и Белоруссии или физическим лицам, проживающим в этих странах, если данные организации зарегистрированы в других странах.

Однако данное положение следует рассматривать в совокупности со ст. 12 Регламента № 833/2014 и ст. 1m Регламента № 765/2006, запрещающими участвовать в деятельности, целью которой является обход ограничений этих Регламентов. Потому операторы ЕС должны проявлять должную осмотрительность, когда средства вносятся на счет юридического лица, принадлежащего гражданину России или Белоруссии либо физическому лицу, проживающему в одной из этих стран.

То есть формально запрет зачислять на счета более 100 тысяч евро не распространяется на европейские компании, подконтрольные российским бизнесменам. Тем не менее банкам предписывается проявлять должную осмотрительность. При этом Совет ЕС не разъясняет, в чем она состоит. Указывается только следующее: «Не существует универсальной модели должной осмотрительности. Она может зависеть и быть отрегулирована в зависимости от специфики бизнеса и связанной с этим подверженности риску. Каждый оператор должен разработать, внедрить и регулярно обновлять программу соблюдения санкций ЕС, которая отражает его индивидуальные бизнес-модели, географические и отраслевые области деятельности и соответствующую оценку рисков. Такие программы соблюдения санкций помогут в обнаружении подозрительных транзакций, которые могут свидетельствовать о схемах обхода».

Иными словами, европейские компании с российскими бенефициарами не подпадают под «правило 100 тысяч», но это не относится к ситуациям обхода санкций. Такие ситуации выявляются банками в процессе due diligence. Каким он должен быть – не разъясняется. Даются только общие указания о том, что банк сам выбирает процедуру, исходя из своих рисков и т.д.

Таким образом, подход банков может свидетельствовать не о соблюдении требований законодательства, а о следовании разъяснениям, которые не являются источником права, но фактически позволяют отклонять операции под предлогом непрохождения процедуры due diligence.

Читайте также: