Новая система отслеживания контактов заболевших COVID-19 приведет к нарушению прав россиян?

Минкомсвязь предлагает отслеживать потенциальных распространителей вируса по геолокации телефонов. Чему нас должен научить зарубежный опыт: необоснованное ограничение свободы передвижения, ненависть сограждан к заболевшим, данные о перемещении зараженных как повод для подозрений в супружеской измене

Новая система отслеживания контактов заболевших COVID-19 приведет к нарушению прав россиян?

Как будет работать система отслеживания?

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций разработало регламент отслеживания лиц, которые контактировали с зараженными коронавирусом гражданами.

Читайте также
Потенциальных носителей коронавируса будут отслеживать по телефону
Минкомсвязи разработало порядок отслеживания больных COVID-19 и контактировавших с ними с помощью геолокации телефона и передачи данных о них госорганам. Эксперты рассказали, что предложенный способ контроля может оказаться неэффективным и привести к утечке персональных данных и ошибочным штрафам
15 Июля 2020 Новости

Данные Минздрава о номере мобильного телефона зараженного коронавирусной инфекцией будут использоваться для составления списка людей, находившихся в постоянном непосредственном контакте с ним в течение последних 14 дней. В результате должен быть сформирован перечень номеров тех, кто с большой вероятностью мог заразиться. Эти данные будут передаваться в информационные системы Минкомсвязи, Минздрава, МВД, Росгвардии и оперштабов субъектов РФ. Регламент Минкомсвязи предполагает участие в разработанной схеме взаимодействия «большой четверки» операторов мобильной связи – «Мегафон», «МТС», «Вымпелком» («Билайн») и «Т2 Мобайл», а также ООО «Екатеринбург-2000» (бренд Motiv).

Система будет использоваться также для выявления случаев нарушения режима карантина коронавирусными пациентами и лицами, приехавшими из-за границы. Специальные алгоритмы будут выявлять перемещение абонентов за пределы места изоляции на 500 метров (у отдельных операторов – на 2 километра).

Как цифровые технологии используются для предотвращения распространения коронавируса за рубежом?

За границей широко практикуется использование мобильного трекинга и цифровых технологий для борьбы с пандемией. Например, в Израиле отслеживают контакты граждан с помощью системы, похожей на предложенную Минкомсвязью, т.е. используют данные операторов мобильной связи о геолокации абонентов. Еще в марте правительство разрешило службе контрразведки и внутренней безопасности «Шин-Бет» получать у операторов данные об их пользователях. Министерство здравоохранения на основании этой информации рассылает на номера потенциально зараженных уведомления о необходимости соблюдения режима изоляции. Поскольку программа изначально не предполагала получение согласия человека на использование его данных, впоследствии Верховный суд обязал правительство разработать закон для обеспечения защиты неприкосновенности частной жизни.

Аналогичные меры предприняты в Армении, где 31 марта принят закон, предусматривающий обязанность компаний сотовой связи предоставлять органам власти информацию о номерах и геолокации абонентов, а также их звонках и СМС. Этот закон предполагает уничтожение персональных данных пользователей после прекращения действия режима чрезвычайного положения. Тем не менее правозащитные организации высказали мнение о необходимости разработки в стране мер, препятствующих утечке персональных данных, и предварительного уведомления пользователей о сборе их личной информации.

Некоторые правительства решили использовать Bluetooth-приложения для отслеживания контактов. Этот способ был признан предпочтительным Еврокомиссией, которая разработала порядок применения такого трекинга и предусмотрела соблюдение принципов защиты частной жизни и персональных данных. Государствам-членам рекомендовано ограничиться использованием минимально возможного набора данных для целей отслеживания контактов. Bluetooth-отслеживание практикуется также в некоторых штатах США, Сингапуре и Норвегии. В частности, норвежское приложение отслеживает геолокацию пользователя и рекомендует ему соблюдать самоизоляцию, если он находился рядом с носителем коронавируса на расстоянии менее двух метров в течение более 15 минут. Приложение устанавливается добровольно.

В ряде стран для отслеживания контактов практикуется использование приложений, не связанных с Bluetooth-трекингом. Например, в Китае приложение Health Code присваивает цветовые индикаторы каждому пользователю – красный, желтый или зеленый. Первый требует двухнедельного карантина, второй означает необходимость 7-дневной изоляции, а третий разрешает перемещение по городу. При этом принципы присвоения индикатора не раскрываются. Результатом стали жалобы пользователей на ошибки программы, заставляющей по несколько недель оставаться дома после истечения срока карантина.

Не обернется ли отслеживание нарушением прав человека?

Правозащитные организации по всему миру уже высказали свое мнение по поводу правомерности геолокационного отслеживания с точки зрения соблюдения прав человека, ведь в ходе сбора и анализа данных о местоположении может быть получена информация о личности, перемещениях людей, что может повлечь нарушение неприкосновенности частной жизни. В совместном заявлении более 100 неправительственных организаций, включая Amnesty International и Human Rights Watch, призвали правительства всех государств обеспечивать соразмерность подобных мер и конфиденциальность персональных данных. Кроме того, правозащитники обратили внимание, что отслеживание должно быть ограничено временным периодом, необходимым для борьбы с пандемией.

Тем не менее соблюдение указанных стандартов уже под вопросом во многих странах. Например, в Армении не требуется получение согласия на обработку персональных данных пользователя. Кроме того, никто не застрахован от ошибок в мобильных приложениях и системах отслеживания и, как следствие, необоснованного ограничения свободы передвижения. Курьезный случай произошел в Израиле, где на карантин была отправлена женщина, которая с улицы помахала больному, находившемуся дома.

Даже сбор данных о местоположении пользователя мобильного телефона без его идентификации не является полной гарантией анонимности, поскольку в случае сопоставления обезличенных данных с личной информацией можно установить конкретного человека. При этом законодательного запрета на такое сопоставление, а также ограничений на объем получаемых и передаваемых обезличенных данных в большинстве стран пока не установлено. Это стало причиной скандальных ситуаций в Южной Корее, где производилась рассылка СМС-сообщений о передвижениях зараженных коронавирусом, на основании которой можно было определить человека. В результате носители вируса становились жертвами ненависти со стороны сограждан. В ряде случаев «обезличенная» информация о перемещениях зараженных коронавирусом стала поводом для подозрений в супружеской измене.

В то же время эффективность мобильного трекинга в противоэпидемических целях основана на многочисленных допущениях, например что телефон используется только тем человеком, на которого оформлена сим-карта. Практика показывает, что геолокационный контроль не всегда обеспечивает достоверность получаемой информации. Так, например, во время вспышки Эболы в Сьерра-Леоне в 2014–2016 гг., когда активно использовалось отслеживание с помощью метаданных, было установлено, что многие имели по несколько мобильных телефонов, которые продавались и передавались знакомым, родственникам и третьим лицам. Это значительно снижало информативность исследований с помощью мобильного отслеживания в противоэпидемических целях.

Как защитить права, если они были нарушены из-за ошибки в программе?

До вступления в силу регламента, предложенного Минкомсвязью, данные, полученные у операторов сотовой связи, не могут стать основанием для привлечения к ответственности человека за нарушение режима карантина. Использование этих сведений для наложения штрафов после вступления регламента в силу также под вопросом, поскольку действующий КоАП РФ и региональные кодексы об административных правонарушениях (за исключением московского) не предусматривают возможность фиксации нарушений на основании данных систем, позволяющих установить местоположение граждан.

Тем не менее нельзя исключать вероятность, что эти данные могут стать основанием для проверки соблюдения карантинных мер – например, для выезда сотрудника больницы или полиции по месту нахождения больного коронавирусом и составления акта об отсутствии его по месту проживания или соответствующего рапорта1. Как правило, такие письменные доказательства и свидетельские показания (например, медсестры, которая не застала инфицированного по адресу его пребывания или проживания) признаются достаточными для привлечения к административной ответственности.

В случае вступления в силу регламента данные, полученные с помощью системы отслеживания, скорее будут использоваться не как самостоятельные доказательства, а в качестве дополнительного подтверждения виновности лица в нарушении режима карантина. Но если все же допустить, что в федеральное и региональное законодательство будут внесены поправки, встает вопрос о том, как защитить свои права при привлечении к ответственности из-за технической ошибки в системе. И тут все будет зависеть от того, каким образом станут привлекать к ответственности на основании данных о геолокации граждан.

Судя по проекту Минкомсвязи, система отслеживания не предполагает установку мобильного приложения на телефон, как в случае с программой «Социальный мониторинг», реализованной в Москве2. Соответственно, исключается возможность, например, сделать скриншот, подтверждающий сбой в системе, или направить обращение в Департамент информационных технологий г. Москвы (далее – ДИТ), что могли сделать пользователи столичного приложения. Кроме того, многие жители российских регионов используют не смартфоны, а обычные кнопочные телефоны и не могут сделать скриншот геопозиции для подтверждения соблюдения режима карантина. Причем этот режим ограничивает возможность использования свидетельских показаний, особенно если человек проживает один и ни с кем не контактирует.

В отсутствие соответствующей практики можно только предполагать, что защищать свои права в случае технической ошибки придется по аналогии с обжалованием штрафов, выписанных пользователям приложения «Социальный мониторинг», – а именно представлять документы, подтверждающие соблюдение «карантинного» законодательства. После сбоя в приложении «Социальный мониторинг» можно было предоставить скриншоты программы, подтверждающие техническую ошибку, и электронных писем в ДИТ с просьбой исправить неполадку, справки из больницы, доказывающие срочную госпитализацию. После запуска новой системы отслеживания помимо медицинских справок можно будет предоставить, например, скриншоты с подтверждением геопозиции из установленных на смартфон приложений с картами.

Вместе с тем, по нашему мнению, говорить об использовании мобильного трекинга для отслеживания нарушений режима карантина в масштабах страны и о привлечении к ответственности на основании исключительно данных о геолокации пока преждевременно.


1 См., например, Постановление мирового судьи судебного участка № 2 по Бирскому району и г. Бирску от 6 мая 2020 г. по делу № 5-230/2020, Постановление мирового судьи судебного участка № 4 Белгородского района от 18 мая 2020 г. по делу № 5-339/2020, Постановление мирового судьи судебного участка № 41 г. Санкт-Петербурга от 20 апреля 2020 г. по делу № 5-330/2020.

2 Столичное приложение «Социальный мониторинг» отслеживает передвижение зараженных коронавирусом, если они проходят лечение вне стационара, а также иных лиц, обязанных соблюдать режим самоизоляции. Приложение требует предоставления доступа к звонкам и геолокации, видеокамере телефона, а также другим данным, что в совокупности направлено на контроль соблюдения пользователями карантинных мер.

Читайте также: