Субсидиарная ответственность родственников руководителей и собственников бизнеса

Каких правил должны придерживаться члены органов управления и участники хозяйственных обществ, чтобы их детям, супругам и дальним родственникам не пришлось отвечать по долгам компании?

Субсидиарная ответственность родственников руководителей и собственников бизнеса

Субсидиарная ответственность родственников – уже давно не просто «страшилки»

В последнее время значительно увеличилось количество рассматриваемых судами дел о банкротстве. И хотя процент удовлетворенных требований кредиторов становится все меньше, привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (КДЛ) остается действенным средством пополнения конкурсной массы. Многие руководители и собственники бизнеса до сих пор думают, что подобные предостережения – не более чем страшная сказка. Но это не так.

Под субсидиарной ответственностью понимают обязанность лица возместить недостающую сумму долга банкрота при наличии соответствующего решения суда. То есть, помимо основного должника – банкрота, появляется дополнительный должник. Им может оказаться любое лицо, контролирующее должника. Заявление о взыскании долга в субсидиарном порядке может подать как арбитражный управляющий, так и кредитор в рамках дела о банкротстве при недостаточности денежных средств у должника-банкрота для погашения требований кредиторов.

На практике к субсидиарной ответственности обычно привлекают директора организации или ее учредителей (участников). Однако Закон о банкротстве и правоприменительная практика позволяют призвать к ответу неограниченный круг лиц. Так, все чаще контролирующими должника лицами признаются родственники директора и учредителей или участников организации, в основном их супруги и дети.

Руководство и владельцев организаций привлекают к субсидиарной ответственности за мнимые, притворные или невыгодные сделки, которые привели к возникновению долга перед кредиторами и банкротству юрлица. А для их родственников предусмотрены иные основания. Закон о банкротстве прямо называет потенциальными КДЛ тех из них, кто влиял на принятие решений. Если же родственники не участвуют в управлении делами должника, то могут быть признаны КДЛ на основании подп. 3 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве. То есть они получили выгоду от незаконных или недобросовестных действий тех, кто компанией управляет.

(Читайте также: «ВС: Конкурсный управляющий вправе запрашивать сведения о родне участников должника»)

Показательные примеры из судебной практики

Практику привлечения к субсидиарной ответственности супруга управленца или владельца компании можно считать сформированной. По общему правилу заявителю нужно обосновать факт влияния супруга на деятельность компании и, как следствие, доведение ее до несостоятельности. Если таких подозрений нет, нужно проверить, не получил ли он выгоду вследствие незаконных или недобросовестных действий своего супруга (подп. 3 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве).

В одном из постановлений Арбитражный суд Поволжского округа прямо указал, что одного факта заключения брака недостаточно для признания получения супругом выгоды и наличия у него признаков контролирующего должника лица (Постановление АС Поволжского округа от 5 июня 2019 г. № Ф06-46881/19 по делу № А49-1097/2017. Аналогичные выводы изложены в Постановлении АС Московского округа от 17 сентября 2019 г. № Ф05-12976/19 по делу № А40-198382/2015).

В прошлом году Арбитражный суд Северо-Западного округа отказал в привлечении супруги к субсидиарной ответственности. Притом что ее муж являлся генеральным директором, а свекор – участником должника. Суды установили, что супруга не является контролирующим должника лицом, а факт перечисления в ее пользу денежных средств нельзя считать доказательством извлечения выгоды (Постановление АС Северо-Западного округа от 27 августа 2021 г. по делу № А56-46795/2018).

Вместе с тем в Определении от 23 декабря 2019 г. № 305-ЭС19-13326 по делу ООО «Альянс» Верховный Суд отметил, что необходимо разграничивать общее личное имущество супругов и имущество, выведенное из оборота фирмы-должника. При решении вопроса о получении выгоды должно учитываться положение закона об общности имущества супругов. Поэтому супруг должен будет доказывать, что не обогатился за счет своего супруга, контролирующего должника.

В этом же определении Верховный Суд предусмотрел прямое исключение из правила о получении выгоды. В деле ООО «Альянс» суды трех инстанций отказали налоговой инспекции в привлечении сыновей директора компании-банкрота к субсидиарной ответственности в качестве КДЛ. Однако Верховный Суд счел возможным взыскать с них стоимость подаренных квартир. Направляя дело на новое рассмотрение, Суд указал, что «вред кредиторам может быть причинен не только доведением должника до банкротства, но и умышленными действиями, направленными на создание невозможности получения кредиторами полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц, виновных в банкротстве должника, в том числе путем приобретения их имущества родственниками по действительным безвозмездным сделкам, не являющимся мнимыми, о вредоносной цели которых не мог не знать приобретатель».

В октябре 2020 г. Арбитражный суд г. Москвы вынес определение по этому делу о привлечении детей директора компании к субсидиарной ответственности (см. новость «АС г. Москвы опубликовал решение о привлечении к субсидиарной ответственности детей руководителя банкрота»). Это решение нашло свое продолжение в Определении Верховного Суда РФ от 15 ноября 2021 г. № 307-ЭС19-23103. Теперь стало проще запрашивать сведения об имуществе, принадлежащем детям контролирующих должника лиц (см. новость «ВС признал допустимым финансовому управляющему получать сведения об имуществе детей банкрота»).

Другие родственники могут быть привлечены к субсидиарной ответственности как КДЛ в случае причастности к выводу активов или участия в сделках с аффилированными лицами. Например, если родственник работает в подконтрольной должнику компании на руководящей должности (Определение ВС РФ от 16 декабря 2019 г. № 309-ЭС17-8686(2)); если должник заключил с членом семьи сделки и передал ему активы (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 июля 2019 г. по делу № А40-96582/2016).

В случае привлечения родственников к субсидиарной ответственности они становятся равнозначными должниками наравне с другими. То есть долг может быть взыскан с любого из них или со всех сразу в произвольной форме. Однако в решении суда может быть предусмотрена обязанность отвечать по конкретной сделке или в пределах указанной суммы.

Наследование субсидиарного долга

Долгое время считалось, что ответственность контролирующего лица привязана к его личности, а это исключает переход долга по наследству. Однако дело ООО «Амурский продукт» изменило данный подход. Верховный Суд посчитал, что субсидиарный долг должен входить в наследственную массу. Иначе незаконно или недобросовестно приобретенное имущество может быть передано наследникам и необоснованно ими сохранено. При этом неважно, вошло ли в состав наследственной массы то самое имущество, которое было приобретено наследодателем за счет кредиторов (Определение ВС РФ от 11 ноября 2019 г. № 303-ЭС19-15056).

Требование о взыскании субсидиарного долга может быть удовлетворено даже при подаче заявления уже после смерти наследодателя.

(Читайте также: «ВС: Наследники контролирующего должника лица отвечают по его долгам в пределах наследственной массы»)

Рекомендации для предпринимателей и их родственников

  • Предпринимателям стоит иметь в виду мнимость выгоды заключения брачных договоров и соглашений о разделе имущества. Суд может включить имущество другого супруга в конкурсную массу в угоду интересам кредиторов (см., например, Определение ВС РФ от 24 сентября 2018 г. № 304-ЭС18-4364, Определение Московского городского суда от 24 января 2018 г. по делу № 33-3052/2018).
  • Избегайте фиктивных сделок дарения и иных подобных действий в отношении детей, супругов, родителей и даже дальних родственников. Передавать можно только свое имущество, а не активы фирмы, и лишь то, что необходимо родственнику для жизни (жилье, личный транспорт и т.п.).
  • Перед сделкой следует проверить отчетность за последний год на предмет признаков несостоятельности. Если такие признаки имеются, то от сделки лучше воздержаться.
  • Вы всегда должны быть готовы доказать, что переданное родственнику имущество образовалось не за счет должника в предбанкротный период. Для этого может пригодиться, например, подтверждение доходов до участия в управлении фирмой-банкротом.
  • Придерживайтесь принципа прозрачности производимых манипуляций. Не пытайтесь убедить суд или кредиторов в том, что имущество родственнику не передавалось или он не будет им пользоваться и проч. Напротив, нужно дать ясно понять, какое имущество и для чего передано, как получатель будет его использовать.
  • И не забывайте об общих правилах поведения в банкротстве и его преддверии: повышенное внимание к документальному оформлению своих действий может спасти от необоснованных требований, а сотрудничество с кредиторами и судом поможет отбросить сомнения в добросовестности вашего поведения и целесообразности сделок.
  • Если вы все еще считаете, что случаи привлечения к субсидиарной ответственности руководителей, собственников бизнеса и их родственников скорее исключения из правила, почитайте о наиболее заметных решениях судов 2021 г. и начала 2022 г. на сайте «АГ». Вам могут пригодиться следующие публикации: «Ответственность руководителя должника перед банком как поручителя не тождественна его субсидиарной ответственности», «Нюансы ответственности контролирующих должника лиц при поручительстве за одного из членов группы компаний», «ВС не допустил привлечения к субсидиарной ответственности за пять дней управления банком», «ВС разъяснил, что ответственность за банкротство финансовой организации не всегда несет каждый член правления» и «Субсидиарный терроризм», «Всегда ли участие в убыточной для банка сделке ведет к субсидиарной ответственности?», «Когда нельзя привлечь к субсидиарной ответственности учредителя общества, о банкротстве которого он не заявил», «ВС разъяснил, как оценивать повторность требований о привлечении к субсидиарной ответственности», «ВС пояснил основания для привлечения к субсидиарной ответственности руководителей ликвидированного ООО», «ВС напомнил о возможности привлечения к субсидиарной ответственности до процедуры банкротства», «ВС разъяснил тонкости привлечения к субсидиарной ответственности руководителей убыточных предприятий», «ВС разбирался с делом, в котором в один день было принято два противоположных решения по одному вопросу», «ВС пояснил очередность выплаты мораторных процентов за счет контролирующего должника лица», «КС признал право контролирующих должника лиц оспаривать требования кредиторов», «АС Московского округа оперативно применил свежую позицию Верховного Суда и расширил ее», «Являются ли уполномоченные пайщики контролирующими лицами?»).

Читайте также: