Как стать LegalTech-директором?

Две недели ведущие эксперты-практики России в сфере правовых технологий рассказывали, как получить должность LegalTech-директора, как создавать и внедрять технологические решения, какие инновации помогают повысить эффективность юридического департамента и развивать бизнес, где юристам искать «продвинутых» клиентов и как их сопровождать, а еще они ломали стереотипы и учили мыслить прогрессивно. Думаете, все эти модные штуки не для вас? Возможно, вы ошибаетесь

Как стать LegalTech-директором?

С 11 по 22 октября участники программы повышения квалификации «LegalTech-директор»® в московском офисе компании «МЕГАФОН» с видом на Садовое кольцо участвовали в мастер-классах и слушали лекции опытных специалистов в области правовых технологий. Первый слайд презентации одного из докладчиков гласил: «Обычно все ждут нудную презентацию. Сперва мы тоже хотели такую сделать... А потом решили открыть вам целый мир».

И теперь я хочу вам рассказать, как это – заглянуть в мир «цифры». Приглашаю вас в увлекательное и выгодное путешествие. В чем выгода? В этом мире всем, как и нам с вами, платят цифрами. Оставите фото на память – наверняка пригодится. Но прежде скажите: вы смогли бы стать LegalTech-директором? Я попросила помочь вам найти ответ на этот вопрос основателя и научного руководителя программы «LegalTech-директор» Александра Трифонова. Внешний консультант по LegalTech-инновациям для юридических департаментов и советник по LegalTech-инновациям FreshDoc.ru, он точно знает, как стать LegalTech-директором.

Кого возьмут в LegalTech-директора?

Вчера утром я в очередной раз попыталась задать этот вопрос Александру Трифонову. «Прости, что снова придется перенести разговор. Папа не может разобраться, как осуществляется оплата по шаблонам платежей в приложении Сбера и что такое двухфакторное подтверждение. Надо помочь», – объяснил мой собеседник. Разговор мы перенесли. Мне ли не знать, как трудно постичь все эти новые способы оплаты. Поэтому позже не обошлось без вопроса: «А вот если юрист или адвокат в технологиях не разбирается, стать LegalTech-директором – не его удел?»

«Мой папа 1958 года рождения, и он опытный пользователь Ватсапа. Сегодня он прошел очередной “курс обучения”, и теперь знает, как заходить во все нужные системы, делать скриншоты и шаблоны регулярных платежей в банковском приложении, – так Александр Трифонов попытался объяснить, что у желающего разобраться в инновациях проблем не возникнет. – Тут ничего сложного. Раньше, будучи студентами, мы заполняли карточку-требование от руки в библиотеке, чтобы получить научный журнал или книгу. Сегодня мы тегируем документ и заполняем его карточку, чтобы он хранился в системе и его могли найти коллеги по понятным правилам хранения и поиска. До 90-х все юристы собирали вырезки из газет с поправками в законы, а потом вжух – появился “Консультант плюс”. Я вот не знаю тех, кто не умеет им пользоваться».

По мнению Александра Трифонова, если юрист не математик, это не значит, что при внедрении или использовании LegalTech-продуктов у него возникнут сложности. И ему не нужно быть программистом. Участвуя в процессе автоматизации, юрист берет на себя роль методолога – инициатора и руководителя проекта, так как разбирается в законодательстве, судебной практике и тонкостях правового сопровождения деятельности своей компании. Разработчики LegalTech-решений без юристов не справятся. Поэтому основное требование к кандидату на должность LegalTech-директора – наличие высшего юридического образования и практики. Для юриста это возможность сделать карьерный скачок.

Слова моего собеседника звучали убедительно. Но в голове засели слова о том, что «Консультант плюс» используют сегодня все. Я вспомнила преподавателя по уголовному праву, который в этом году просил нас пользоваться бумажным кодексом, потому что электронный – это ненадежно. А потом он удивлялся, как это я так быстро определила, что раз в ст. 104.2 УК РФ упоминается гражданское процессуальное законодательство, то надо смотреть ст. 446 ГПК РФ – «Консультант плюс», в отличие от бумажного кодекса, дает ссылку на нужную статью.

Отсюда закономерный вопрос: а насколько знания юриста в сфере LegalTech востребованны? Люди в большинстве своем консервативны.

«За последние 2,5 года на hh.ru можно было найти порядка 200–300 вакансий руководителя LegalTech-направления и руководителя LegalTech-группы, LegalTech-директора и LegalTech-менеджера, – рассказал Александр Трифонов. – На вопросы автоматизации бизнес-процессов и юридической функции обращают внимание в первую очередь акционеры и менеджмент компаний. Бизнес ставит перед юристами задачу: “Защищайте наши интересы и тратьте меньше. Если для этого нужна автоматизация, мы готовы за нее платить”».

Но что мы в итоге получаем? Внедрили в компании конструктор документов – и если раньше созданием договоров занимались, например, 20 юристов, то сейчас с этой работой справляются два специалиста с более низкой квалификацией. Вот так бизнес переходит в цифровой формат. А все потому, что там, где много рутинной работы, люди допускают ошибки. Машина же не ошибается так, как человек, и обходится дешевле. И все же только человек может задать правила, настроить ПО и его совершенствовать.

По словам Александра Трифонова, всех юристов технологии не заменят, но кого-то они уже начали вытеснять. Прежде всего тех, кто делает руками то, что можно сделать лучше и быстрее с тем же конструктором документов. Например, банк «Тинькофф» предоставляет своим корпоративным клиентам возможность пользоваться конструктором документов. С его помощью предприниматели могут самостоятельно создавать юридически грамотные документы. Больше им не приходится платить специалистам за составление «бумаг».

«Наша задача – рассказать юристам о том, что к надвигающемуся будущему нужно подготовиться. И тут у меня сугубо практический взгляд: либо тебя заставят участвовать в процессах автоматизации и цифровизации, либо придется самостоятельно выступить с такой инициативой, – объяснил Александр Трифонов. – Нередко бизнес готов платить любые деньги за то, чтобы за полгода-год появились первые результаты автоматизации. При этом не все хотят выращивать своих специалистов и ждать. Проще купить сотрудника, о котором говорят и которым можно гордиться. Может, кто-то и объявляет внутренний конкурс, но дальше следует реакция: “Извините, нас этому не учили”».

Так и правда, кого такому учат? «В 2018 г. мы были первыми в России, кто запустил образовательный курс “LegalTech-директор”®. Тогда мы это делали на базе МГЮА, теперь сотрудничаем со Школой права “Статут”, – ввел меня в курс дела Александр Трифонов. – Сейчас, насколько мне известно, существуют три альтернативные программы, и две из них основаны нашими бывшими спикерами. Количество курсов и семинаров по LegalTech растет. Скоро должны появиться специализированные магистерские программы в двух вузах из топ-10 в России. Для студентов уже проводят вводные занятия по LegalTech-инновациям».

Ясно, обучиться можно, было бы желание. Вот только есть ли оно у юристов и адвокатов? Александр Трифонов дал такой ответ: «Может быть, кто-то из адвокатов и частнопрактикующих юристов скажет, что вся эта автоматизация им ни к чему. Якобы “конструктором документов пользоваться не собираюсь, я верю в ГК и пишу договор с нуля”. Знаю таких юристов, они отличные специалисты. Но как говорит один из наших спикеров, “мы не юристы, а рыбный магазин”. Кто-то использует рыбу – шаблоны. Это удобно, когда юриста просят подготовить договор, который он никогда не составлял. Ведь куда проще подсмотреть в конструкторе типовой документ, а потом выгрузить его в Word и творчески наполнить, да еще и с элементами Legal-дизайна. Красота-то какая будет! Это и время экономит, и от ошибок убережет».

Ну что, получится из вас LegalTech-директор? Ответивших «да» прошу следовать за мной. Мы начнем с обзорной экскурсии. А желающим путешествовать по своим маршрутам могу предложить путеводитель – «Пособие для LegalTech-директора».

Глобальная теоретическая лекция о цифровизации, которая заставит задуматься каждого

Таким было выступление вице-президента ФПА РФ, советника АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елены Авакян. Она принимала участие в создании картотеки арбитражных дел, а ныне занимается цифровой трансформацией адвокатуры России (наверняка ж вы слышали о КИС АР) и является экспертом ООН по внедрению системы электронного правосудия на постсоветском пространстве. В прошлом году European Legal Technology Association признала ее женщиной года в области LegalTech. Кому ж, как не Елене Авакян, открывать дверь в инновационный мир, который стал нашей реальностью?

«LegalTech – это не только про то, как создать конструктор документов. Это про то, как создать право новой эпохи, которое позволит нам существовать в цифровом пространстве, не утрачивая себя; как обеспечивать базовые права человека в этом пространстве», – такую мысль озвучила докладчик. И если вам кажется это делом далекого будущего, подумайте вот о чем...

Почти каждый из нас в день совершает не меньше 15 действий в соцсетях (вспомните свои посты и «лайки»). Если специалист просмотрит тысячу таких действий, он узнает вас лучше, чем ваши друзья и соседи. Просмотрит 3 тысячи – будет знать вас лучше, чем жена или муж. Просмотрит 5 тысяч – будет знать вас лучше, чем вы себя сами. А все потому, что в подобной активности мы проявляем себя подсознательно. Вот так государство узнает о нас больше, чем мы знаем о себе. А дальше оно может поделить нас на социальные группы и присвоить нам социальный рейтинг. Это сегодня и происходит в Китае. Изменяя рейтинг, государство может показать, что человек неблагонадежен. Нетрудно додумать, что будет дальше: «Нельзя пускать такого гражданина в общественные места», – решит государство. И вот человек не может войти в метро («вдруг он его взорвет»), сесть на самолет и т.д. Именно эта цифровая трансформация происходит в мире – глобальное изменение общественных процессов под воздействием внедрения цифровых технологий.

Уверены, что нам до такого еще далеко? А как насчет машинного правоприменения, в котором не участвует человек? Ведь это наше «сегодня»: «письма счастья», которые получают водители из-за превышения скорости; штрафы за нарушение условий карантина, которые массово назначались в разгар пандемии гражданам – вынужденным пользователям мобильного приложения «Социальный мониторинг».

К чему все это? Государство стремится установить контроль, чтобы обеспечить покой. Но мы должны помнить: «Когда мы внедряем технологии, позволяющие освободить наши руки, мы надеваем на них электронный браслет, и каждый браслет наши руки утяжеляет», – эту мысль пыталась донести до аудитории Елена Авакян.

Государства активно внедряют инновации для осуществления цифрового надзора и контроля. И глобальный бизнес от них не отстает. 80% всех технологий искусственного интеллекта направлено на решение военных задач, а такие технологии чаще принадлежат крупным корпорациям. Более того, функции государственного управления замещаются функциями корпоративного управления крупных компаний. Цифровое пространство обеспечило их экономическую независимость и дало возможность диктовать странам свои условия. Один пример: «Фейсбук» стер с карты мира Австралию. Когда Австралия заявила права на свой контент, «Фейсбук» от него отказался. Вот так из соцсети исчезло целое государство. «Как думаете, кто сдастся – “Фейсбук” или Австралия под давлением своих граждан, которые привыкли получать новости из своего электронного пространства?» – поинтересовалась мнением аудитории Елена Авакян. А как думаете вы?

Может показаться, что разговоры о битвах гигантов отдаляют нас от насущного. Но это та среда, в которой, возможно, вы будете внедрять свои системы. Остается вопрос: как внедрять, когда крупный бизнес при желании затмит любое благое начинание менее жизнеспособного конкурента. Как сказала Елена Авакян, пока экосистемы борются за внимание потребителя, наращивая конкуренцию продуктов, на этом стыке появляются возможности маленьких компаний предлагать рынку собственный продукт.

LegalTech и юридический бизнес: синергия или борьба?

Почти каждая крупная юридическая компания в мире имеет свое LegalTech-подразделение. В Англии, например, более сотни стартапов, создающих LegalTech-продукты. А в России успешных единицы. И все потому, что заказчика нет. Им должен быть юридический рынок, а он у нас не хочет автоматизироваться, даже сопротивляется.

Причем бизнес осознает такую необходимость. Елена Авакян рассказала о результатах исследования: 60% опрошенных хотели бы цифровой трансформации юридической функции. У 28% есть план такой трансформации. Но лишь 5% из них осуществили глобальную цифровую переориентацию бизнеса, сделав юридические подразделения частью бизнес-процесса.

Юридический саботаж – так Елена Авакян назвала противодействие юридического сообщества цифровизации. Адвокаты имеют дело с уголовным правом, которое совсем не автоматизировано. Они работают с бумагой, потому и сопротивляются «цифре». Юрист у нас традиционно пожарный. К нему прибегают, когда все полыхает. Он тушит пожар и ждет следующего. Пожарной команде не нужны технологии. И так работает 90% юридических подразделений. Однако ситуация меняется, когда юриста делают контролером. Он начинает отлавливать нарушения, чтобы не загорелось. Но риск возгорания остается, и тогда бизнес начинает думать, как помочь юристу видеть больше. Для этого ему передают фонарик – внедряют «элементы автоматизации». А затем юриста делают советником, и он, как соучастник принятия управленческих решений, уже не стремится писать договоры своими руками и участвовать в других рутинных процессах. Вот оно, время для внедрения полноценных LegalTech-решений. Юридическая функция переплавляется из чистого оказания юридических услуг в соучастие бизнесу.

(О том, как юристы, пытаясь справиться с возгоранием, перегорают сами, и что делать, чтобы этого не допустить, рассказала Олеся Жучкова. Читайте об этом в материале «Аgile-подход в работе юристов».)

Говоря о месте России на цифровой карте мира, Елена Авакян назвала размер российского рынка LegalTech – 2 млрд долл. Не может быть, скажете вы. Но цифра не кажется такой уж невероятной, если вспомнить об экосистемах Сбербанка, Яндекса, Mail.ru и МТС.

Учимся у хедлайнеров

Сбер – больше чем банк, юристы Сбера – больше чем юристы

Об экосистеме банка рассказал управляющий директор правового департамента Сбербанка Кирилл Заневский. А я вам передам самую любопытную часть его выступления – о том, как проходила автоматизация правовой функции банка и что там делают роботы-юристы. Еще в 2011 г. началась автоматизация правовой экспертизы и судебных процессов, в 2017–2018 гг. внедрялся робот-юрист, и сейчас роботизация юридических процессов продолжается.

Вам известно, как работает робот-юрист в правовой экспертизе? Смотрите, всего 6 этапов: получение документов – распознавание текста – извлечение данных – получение сведений из внешних источников – автоматическое формирование юридического заключения – решение о возможности выдачи кредита. К октябрю 2021 г. 1 998 066 правовых заключений сформировано роботом-юристом в корпоративном сегменте и 353 110 – в сегменте розничного ипотечного кредитования. Уже сейчас около 50% сделок проводится с участием робота. К концу текущего года планируется увеличение доли его участия до 60%, а к концу 2022 г. – до 80%.

Не менее интересно участие робота-юриста в судебной работе. Тут 9 этапов: автоматическое получение документов – автоматическое извлечение данных из них – автоматическое определение подсудности – автоматическая оплата госпошлины – автоматическое формирование документов – автоматическое назначение юриста в зависимости от его нагрузки и региона присутствия – обращение в суд – рассмотрение дела в суде – автоматическая проверка судебного акта на описки и опечатки, отражение его в системах – закрытие дела. Уже сейчас робот способен сформировать комплект документов для суда. В 2022 г. он будет получать данные о рассмотрении дел с сайтов судов.

А еще в Сбербанке используют сервис автоматического формирования юридического заключения. Он применяется для автоматизации принятия решений по комплексным экспертизам на основе данных внешних и внутренних источников за счет использования ранее сформированных юридических заключений. Этот процесс дробится на 7 этапов: создание правового запроса – автоматическое получение данных из внешних и внутренних АС – автоматическое предзаполнение данными – автоматическое формирование выводов и рисков – автоматическое формирование юридического заключения в Word – подписание заключения ЭЦП. Итог – 169 000 юридических заключений сформировано в цифровом формате в 2021 г.

Вот так автоматизация помогает компании наращивать скорости. И это еще не все: «При участии в процессе робота качество работы повышается, – рассказал Кирилл Заневский. – Он не ошибается в выводах».

Вам тоже хочется спросить, сколько такой высокотехнологичной компании требуется юристов и нужны ли они будут вообще в обозримом будущем? У слушателей такой вопрос возник: «Несколько лет назад по СМИ разлетелось резонансное сообщение об увольнении 3000 юристов после внедрения робота в банке. Уволили?» «Это была ошибка, – улыбнулся Кирилл Заневский. – Тогда бы пришлось всех уволить. Да, кого-то мы сокращаем, но где-то, наоборот, увеличиваем число юристов, ведь появляются новые задачи».

Кстати, похожее мнение высказал почти каждый докладчик, в том числе эксперт в трансформации бизнеса и IT-технологиях, партнер и исполнительный директор TAG Consulting Игнат Постный: «Пока мы не хотим заменить юристов. Оценка неоднозначных категорий – добросовестность и разумность, смягчающие и отягчающие обстоятельства – требует человеческого участия». Но это пока – добавил эксперт. «У меня профессиональных планов в юриспруденции дальше, чем на 3–5 лет вперед, нет никаких. Мы занимаемся созданием юридического искусственного интеллекта, еще парочка команд тем же занимаются. Лет через 5 мы выведем на рынок продукт, который станет идеальным цифровым помощником и заменит юриста, – поделился планами Игнат Постный. – Потому развитие в сфере LegalTech – это стратегия выживания. Уже завтра на рынке может появиться робот – корпоративный юрист, который будет бесплатен для клиента, скажем, первый год. Подписывайся, скачивай, пользуйся – он тебе будет делать всю “корпоративку”. Ни один бизнес с таким конкурировать не сможет». В аудитории повисло молчание. «Впрочем, есть и оптимисты, – поспешил успокоить слушателей докладчик. – Они считают, что технологии будут использоваться разумно, и появятся новые рабочие места».

Одним из таких оптимистов оказался управляющий партнер юридической фирмы Runetlex Павел Мищенко. Он уверен, что, например, автоматизация договорной работы не может привести к массовому увольнению юристов, ведь перечень их задач куда шире. И еще Павел Мищенко рассказал о том, почему нынешние непонятные договоры компаний не подходят для автоматизации. Его наиболее интересные мысли я собрала в публикации «“Редактор от юристов” – о дружелюбных договорах». А то, как создаются и работают системы на базе искусственного интеллекта, Игнат Постный объяснил сам в статье «Роботы-юристы становятся незаменимыми помощниками».

Робосудья и робот-юрист: не едят, не спят, в соцсетях не сидят

«Экосистемы – новая версия слова “монополия”», – обмолвился во время своего выступления руководитель юридического департамента группы компаний Inditex Russia (Bershka, Zara и др.), эксперт фонда «Сколково» по LegalTech Артем Подшибякин. И не так важно, о чем шла речь, главное – масштабы понятны. И правда, Сбер с его ресурсами даже невозможное возможным сделает, а как же остальные? А остальные стараются не отставать. Об автоматизации процессов в своих компаниях говорил каждый докладчик.

Не раз упоминались чат-боты. Интересно, что большинство спикеров и слушателей к ним относятся скептически. Не умеет робот разговор поддержать, да и не доверяет ему человек – уверены почти все. «Вон придумали бота для сотрудников, чтобы типовыми вопросами юристов от сложных задач не отвлекали, а они стали уточняющие вопросы задавать: робот вот что посоветовал, правильно это?» – поделился кто-то из онлайн-слушателей своим опытом.

Но Артем Подшибякин уж наверняка многих сумел переубедить. Их двухгодовалый робот-юрист Юрий знает Закон о защите прав потребителей и помогает сотрудникам магазинов оперативно откликаться на вопросы и жалобы клиентов. Сделал его сам докладчик на платформе Pravo Tech за два дня. Поговорить с ним по душам не получится – он сможет только поздороваться. Зато типовую проблему решит моментально. «Мы выбрали бот на сюжетных рельсах. По сути, это список тем. Выбираешь тему, проваливаешься в нее, а там подтемы. Нажимаешь кнопку – получаешь ответ, – объяснил спикер, как работает бот. – Нейросетевой бот был бы куда интереснее: пишешь запрос, а он дописывает за тебя. Но это не работает. Представьте запрос сотрудника в свободной форме: “Покупатель пришел с возвратом” – нет полной картинки. Потому вопрос трансформируется в долгий диалог».

Артем Подшибякин поделился любопытными наблюдениями: в рабочее время человек зашел, получил ответ и отключился. А во внерабочее время сотрудники по 10–15 вопросов задают – получается сессия самообучения. «Причем ценность не только в уменьшении количества запросов, направляемых юристам. Для нас ведь важно немедленно дать ответ клиенту», – объяснил докладчик. Ну а если не справился робот Юрий, «живые» юристы подключаются.

Управляющий партнер юридической компании TAXADVISOR Дмитрий Костальгин рассказал, что они с коллегами разработали робосудью. Это обученная модель, которая может предсказать результат рассмотрения специфического налогового спора. Для этого нужно зайти на сайт, ответить на несколько вопросов – и вуаля, получите результат. Дмитрий Костальгин рассказал и о других LegalTech-продуктах, которые они используют сами или предлагают своим клиентам. Например, их сервис НДФЛка.ру помогает получить налоговый вычет.

Руководитель LegalTech-направления «СберЛигал» Дарья Николаева поделилась опытом создания сервиса «СберЮрист», который предлагает готовые решения сложных жизненных ситуаций из области семейных отношений и защиты прав потребителей.

Я слушала всех этих талантливых и успешных людей и думала: интересно, как это – стать LegalTech-директором и разработать свой LegalTech-продукт? По словам Игната Постного, готовых рецептов нет. Но точно должна собраться команда единомышленников во главе с идеологом, которых будет объединять понимание: «Нам это нужно, и ждать больше нельзя».

Как объяснил директор ООО «ЛигалТех», эксперт по LegalTech-инновациям в юридическом бизнесе Александр Бороухин, существует несколько вариантов разработки LegalTech-продукта: доработка существующего решения, внутренняя разработка и разработка продукта для рынка (причем рыночным может стать внутренний продукт). Как такие решения разрабатываются и внедряются – слушателям курса объяснял почти каждый докладчик. Наиболее полезные тезисы я собрала для вас в двух материалах: «Технологии на службе у юристов» и «Создание цифровых юридических продуктов: от идеи до запуска».

Новые клиенты для юристов и адвокатов

Ну а тем, кто пока не готов примкнуть к рядам создателей LegalTech-решений, эксперты посоветовали приглядеться к потенциальным «продвинутым» клиентам. Управляющий партнер юридической компании «Зарцын и партнеры» Людмила Харитонова начала свое выступление о цифровых проектах с перечисления тенденций сегодняшнего дня – развитие маркетплейсов, инвестиционных платформ и MedTech. Так, 89% продавцов увеличили за год объем продаж на маркетплейсах. При запуске таких агрегаторов без юристов не обойтись. Достаточно представить, как строится их юридическая модель: правовая основа работы, риски, договорная модель, документооборот, расчеты, налоги. Вот вам и новые клиенты.

А руководитель налоговой практики «Зарцын и партнеры» Николай Андреев погрузил слушателей в мир права компьютерных игр. Стоит ли удивляться такому выбору: российский рынок видеоигр вошел в десятку крупнейших. «Как вы думаете, сколько компаний у нас занимаются юридическим сопровождением этого бизнеса?» – спросил он у слушателей. «Одна, ваша», – предположили они. «Пять юрфирм, – поправил вопрошающий. – А разработчиков только я знаю около 200. И кто-то из них придет к вам».

***

22 октября участники образовательной программы по LegalTech-инновациям® прослушали заключительную лекцию. Организатор поздравил всех с окончанием курса, трансляция для онлайн-слушателей завершилась. «А когда вы будете набирать людей на следующий курс?» – вопрос обладательницы только что врученного сертификата приковал внимание присутствовавших к научному руководителю программы Александру Трифонову.

Вот так я решила рассказать вам о том, что мне удалось услышать на этих лекциях. Все самые интересные мысли и полезные рекомендации экспертов собраны в «Пособии для LegalTech-директора». Выберите сами, что вам ближе.


Читайте также: