Фейки бьют по карману россиян

Государство взыщет за распространение недостоверной информации, а мошенники «оштрафуют» за неумение отличить правду от вымысла в информационном потоке. Юристы и специалисты по кибербезопасности рассказали, как власти могут проучить критиков и паникеров, а преступники – обмануть доверчивых

Фейки бьют по карману россиян

В условиях пандемии коронавируса была развернута массовая кампания по преследованию граждан за публичное выражение мнения, не совпадающего с официальной позицией. Поводами для возбуждения уголовных дел и назначения штрафов стали распространение официально не подтвержденных сведений и критика действий властей. Такие выводы изложили эксперты международной правозащитной группы «Агора» в обзоре практики применения законодательства об ответственности за распространение недостоверной информации.

Одновременно эксперты по кибербезопасности отмечают, что распространение фейковых новостей в СМИ и соцсетях набирает обороты. Причем понятие фейка становится шире. Сегодня мы слышим о фейковых письмах, видео и даже ресурсах. Цели их создания – саботаж, паника среди населения или извлечение прибыли.

Летом прошлого года гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров заявил, что каждый второй житель страны не может отличить достоверные новости от фейков. Так как же распознать мошеннические вбросы недостоверной информации и уберечься от потери сбережений? Как не стать случайным распространителем фейка, за что может грозить административная или уголовная ответственность?

Наказание за слова

Уголовным кодексом предусмотрена ответственность за распространение недостоверной и опасной информации: за призывы к массовым беспорядкам (ч. 3 ст. 212 УК), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК), распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (ст. 128.1 УК), оправдание терроризма (ст. 205.2 УК), публичные призывы к экстремистской деятельности (ст. 280 УК) и осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России (ст. 280.1 УК), возбуждение ненависти или вражды (ст. 282 УК) и реабилитацию нацизма (ст. 354.1 УК). За эти преступления человеку может грозить крупный штраф или лишение свободы.

1 апреля начали действовать две новые нормы Уголовного кодекса – ст. 207.1 и 207.2. За публичное распространение заведомо ложной информации об угрожающих жизни и безопасности граждан обстоятельствах, например о пандемии, или о защите от этих обстоятельств установлено наказание в виде штрафа до 700 тыс. руб., обязательных или исправительных работ и ограничения свободы до 3 лет. Если же это нарушение повлекло причинение вреда здоровью человека или смерть, то наказанием могут стать штраф до 2 млн руб. или лишение свободы на срок до 5 лет.

Одновременно ст. 13.15 КоАП, которая устанавливает для граждан и юрлиц наказание за злоупотребление свободой массовой информации, дополнили положениями, предусматривающими ответственность организаций в виде штрафа до 3 млн руб. за распространение недостоверной информации и до 5 млн руб. в случае наступления опасных последствий.

Порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением закона, предусмотрен ст. 15.3 Закона об информации, информационных технологиях и защите информации.

По данным экспертов «Агоры», практика показывает, что одно и то же деяние может быть квалифицировано и по УК, и по КоАП. Им удалось отследить 42 случая уголовного преследования по ст. 207.1 УК в 24 регионах, а также 170 дел по ст. 13.15 КоАП из 53 регионов, из которых 157 случаев зафиксированы за три «эпидемических» месяца. Как отмечено в докладе, сегодня любая неофициальная общественно значимая информация считается нелегальной до тех пор, пока не подтверждена государством. И чем более она значима, тем выше риски для того, кто ее распространяет. Так, активисту Вячеславу Егорову предъявлено обвинение в распространении фейка за публикацию поста всего лишь с одним предположением о том, что многие граждане уже переболели коронавирусом.

За какие высказывания наказать могут, а за какие не должны?

По словам юриста проекта «ОВД-Инфо» Дениса Шедова, административное и уголовное преследование за распространение информации – это всегда ограничение права на свободу выражения мнения. Оно допустимо, только если предусмотрено законом, необходимо в демократическом обществе и носит пропорциональный характер. Это значит, что должны учитываться все обстоятельства дела, а наказание не может быть чрезмерным.

Российский законодатель запретил распространение заведомо ложной информации под видом достоверной. По закону ответственность последует, если:

  • высказывание представляет собой утверждение факта, а не выражение мнения;
  • его целью является введение в заблуждение;
  • оно связано с угрозой наступления вредных последствий, например угрозой причинения вреда жизни и здоровью граждан или имуществу, массового нарушения общественного порядка или безопасности, создания помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи.

Эксперты «Агоры» проанализировали прекращенные судами дела о фейках. Суды отказывали полиции в привлечении к ответственности граждан за фейковые новости, если: не было указано, в чем выражена угроза наступления опасных последствий, а также отсутствовали доказательства общественной значимости информации, ее недостоверности и наличия умысла, направленного на ее распространение.

Суды указывали: «Если гражданин уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они недостоверные, он не может нести ответственность по ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ». Также суды отмечали: «Любой человек имеет право на собственное мнение относительно любых происходящих в его жизни событий, даже если такое мнение объективно не соответствует действительности или же такое мнение не соответствует какой-либо другой точке зрения на происходящие события, в том числе и точке зрения органов власти и их должностных лиц на такие события. Более того, любой человек вправе распространять свое мнение и идеи среди других лиц, соблюдая при этом установленные ограничения, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

При этом, говоря о проблемах правоприменения, эксперты «Агоры» отмечают, что материалы о фейках попадают в суды без результатов лингвистической экспертизы, которая должна проводиться во время расследования. А судьи уклоняются от привлечения к участию в делах лингвистов и самостоятельно определяют направленность высказывания на распространение недостоверной информации под видом достоверной. Часто не оценивается, была ли для распространителя очевидна недостоверность информации и хотел ли он ввести в заблуждение кого-либо. Не всегда суды уделяют внимание оценке общественной значимости информации и наличию доказательств реальной угрозы наступления общественно вредных последствий.

Кроме того, в отделах полиции сложилась практика записи на видео извинений авторов высказываний. При этом нарушаются конституционные права не высказываться и на отказ от показаний против себя (ст. 29 и 51 Конституции). Из 46 исследованных обвинительных постановлений 23 основаны на признании вины. Причем при наличии признания суды не оценивают иные элементы состава правонарушения, формально перечисляя их в постановлении.

Как выслеживают распространителей фейков?

Юрист Денис Шедов обратил внимание, что, по данным «Агоры», уголовные и административные дела о фейках чаще возбуждали за публикации на сайтах СМИ, на втором месте публикации в соцсети «ВКонтакте», тройку лидеров замыкает мессенджер WhatsApp. При этом известны случаи привлечения к ответственности за контент, размещенный в Facebook, Instagram, YouTube, Telegram, Twitter, в «Одноклассниках» и Viber. Таким контентом могут быть оригинальные посты и репосты, голосовые сообщения в мессенджерах и публикации в сторис.

По мнению юриста, правоохранители используют специальное программное обеспечение, которое мониторит публикации в Интернете. «Пару лет назад на волне уголовного преследования за “экстремистские” комментарии в соцсетях правоохранительные органы массово закупали мониторинговое ПО, например в Хакасии, Ивановской области, Смоленске. Несложно перенастроить эти программы на поиск публикаций с новым набором ключевых слов: “эпидемия”, “коронавирус”, “COVID” и т.д. Процедура расследования дел о публикациях в соцсетях, в том числе о распространении фейков, представляется простой и весьма удобной для полицейских и следователей», – отметил Денис Шедов и описал эту процедуру, руководствуясь собственным опытом защиты людей, привлекаемых к ответственности за распространение информации, и результатами анализа дел о фейках.

  • Мониторинговое ПО выдает подборку сообщений, а сотрудники правоохранительных органов выбирают те, которые им кажутся наиболее подходящими под состав правонарушения.
  • Далее устанавливается личность автора сообщения или того, кто сделал репост. Часто в соцсетях есть вся необходимая для этого информация. Если же ее недостает, то проводятся оперативно-разыскные мероприятия. Например, запрашивается информация об аккаунте у администрации ресурса, проводятся опросы других пользователей соцсетей.
  • Затем обычно следуют обыск и изъятие техники для обнаружения устройства, которое использовалось для публикации сообщения.
  • После собираются доказательства, подтверждающие, что распространенная информация является недостоверной. «По тем делам и сообщениям, которые я видел, могу судить, что недостоверность часто приравнивается к противоречию официальным данным, – пояснил Денис Шедов. – Например, если речь идет о сообщении о количестве заболевших в определенной местности, то запрашивается информация в больнице и приводится официальная статистика. На практике недостоверными могут признаваться и оценочные суждения. Так, в Псковской области власти объявили недостоверным пост в соцсети о нехватке ИВЛ и специалистов в городской больнице. При этом в качестве доказательства приводилось заявление главврача о том, что в больнице на момент публикации был один аппарат ИВЛ».
  • Может быть проведена экспертиза сообщения, чтобы определить, утверждался ли факт или это выражение мнения и т.д. Вместе с тем по административным делам о фейках часто экспертиза не проводится.
  • Нередко ключевым доказательством по делам о фейках становятся признательные показания привлекаемого к ответственности человека. Порой правоохранительные органы и суды расценивают признание факта публикации как признание вины. Но это не так: признание вины означает, что человек сознается в намеренной публикации недостоверной информации, хотя это могло быть всего лишь выражение своего мнения.

Как обжаловать привлечение к ответственности за распространение информации?

При привлечении к административной или уголовной ответственности следует помнить, что признание факта распространения информации не означает признание вины. Если вы не согласны с обвинением и считаете, что информация является достоверной, или вы не знали и не должны были знать о ее недостоверности, или выражение не являлось утверждением факта, а было опубликовано в форме мнения, вы вправе в течение 10 дней подать апелляционную жалобу.

В случае неудачи с апелляцией в течение 6 месяцев можно обжаловать ограничение свободы выражения мнения и сопутствующие нарушения в Европейском Суде по правам человека. Если этот срок пропущен, то в течение 5 лет можно обратиться с жалобой в Комитет по правам человека ООН.

Читайте также
Обновленная Конституция лишит граждан РФ международного механизма защиты прав?
Поправка в ст. 79 Конституции о возможности неисполнения Россией решений международных органов, вероятно, нужна для того, чтобы убедить граждан не обращаться в Европейский Суд и сэкономить бюджетные миллионы или защитить вновь обретенные территории Крыма
30 Июня 2020 Советы

При уголовном преследовании следует как можно раньше обратиться за помощью к адвокату. Во время обыска и допроса он поможет минимизировать нарушения сотрудников правоохранительных органов. При предъявлении обвинения участие адвоката обязательно. И лучше, если это будет нанятый вами специалист, а не защитник по назначению.

Желательно иметь в телефонной книге контакты адвоката, с которым у вас есть предварительная договоренность о том, что в случае необходимости он сможет помочь вам и вашим близким. Поиск адвоката может занять время, поэтому лучше озаботиться этим заранее. Попросите родственников и друзей порекомендовать вам специалиста. Можно поискать информацию на сайтах адвокатских образований своего региона и сходить на первичные консультации (об адвокатских образованиях можно узнать на сайтах адвокатских палат субъектов РФ; список палат и их контакты доступны на сайте Федеральной палаты адвокатов РФ).

Профессиональный адвокат должен объяснять подзащитному значение всех своих действий и согласовать с ним позицию по делу. Сам подзащитный и его близкие должны разобраться в ситуации и понимать, что происходит.

В административном деле также предусмотрено участие защитника, но это необязательно. Защитником может быть любой совершеннолетний дееспособный человек – неважно, есть ли у него юридическое образование и адвокатский статус. Для допуска в дело в качестве защитника достаточно доверенности или ходатайства привлекаемого к ответственности (письменной просьбы, обращенной к суду).

Могут ли подростка привлечь к ответственности за публикацию фейков?

Денис Шедов предупредил, что за распространение недостоверной информации предусмотрена административная и уголовная ответственность с 16 лет. «Нам известны случаи, когда за сообщения в Интернете к административной ответственности привлекали родителей несовершеннолетних, – рассказал юрист. – Так, в начале апреля полицейские из Челябинской области провели воспитательную беседу с 13-летним подростком, написавшим в соцсети, что из-за распространения коронавируса местная заправка не будет работать. На мать подростка составили протокол о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей (ч. 1 ст. 5.35 КоАП)».

При административном преследовании несовершеннолетнего за фейки Денис Шедов рекомендовал помнить о нескольких особенностях.

  • Дело должно рассматриваться не в суде, а в комиссии по делам несовершеннолетних по месту жительства ребенка (далее – КДН). Это коллегиальные органы, состоящие из 3–12 человек, среди которых могут быть не только юристы, но и представители муниципальной администрации и педагоги.
  • О рассмотрении административного дела обязательно уведомляются законные представители (родители или опекуны) и прокурор.
  • Интересы несовершеннолетних в КДН могут представлять адвокаты.
  • Если КДН признает несовершеннолетнего виновным, то при назначении наказания юный возраст учитывается в качестве смягчающего обстоятельства. Если он не работает, то КДН выносит определение о взыскании штрафа с его родителей или опекунов. При этом подростка могут освободить от наказания и применить другую форму воздействия, например предупреждение.
  • Решения КДН можно обжаловать в районном или городском суде общей юрисдикции в течение 10 дней после получения на руки копии документа.
  • После привлечения несовершеннолетнего к административной ответственности с ним может проводиться индивидуальная профилактическая работа. Обычно она заключается в беседах с полицейскими по делам несовершеннолетних. Продолжаться такая профилактика может только до достижения подростком 18 лет.

Как не купиться на вредоносный фейк?

По мнению экспертов Group-IB – компании, которая специализируется на информационной безопасности и защите от киберугроз, понятие фейка становится шире и подразумевает уже не только распространение недостоверных новостей в Интернете. В последнее время все чаще приходится слышать о фейковых письмах, видео и даже ресурсах. Фактически фейки – это фальсификация. А ее целями могут быть заражение устройств пользователей вредоносными программами и извлечение прибыли, паника среди населения и саботаж.

В конце февраля – начале марта специалисты Group-IB занимались вбросами фейковых новостей о масштабном заражении москвичей коронавирусом. К 2 марта было зафиксировано более 12 тыс. таких постов и репостов. Данные, полученные в ходе поиска исполнителей и заказчиков информационной атаки, были переданы в правоохранительные органы. По словам экспертов, чаще сообщения распространялись через боты соцсети «ВКонтакте» и в мессенджерах, нередко в «группах мам» детских садов и школ с расчетом на самую восприимчивую аудиторию. Целью этих провокационных действий могло быть усиление панических настроений среди москвичей.

Как говорится в докладе «Агоры», 16 марта Facebook, Google, LinkedIn, Microsoft, Reddit, Twitter и YouTube объявили о борьбе с дезинформацией о коронавирусе: сомнительный контент было решено маркировать, а опасный – удалять. В марте-апреле 90 млн сообщений в Facebook были маркированы предупреждающими метками. В этот же период было удалено 800 тыс. записей в лентах в «ВКонтакте», соцсеть объявила о постоянном мониторинге опасного контента.

Кроме того, фейки используют киберпреступники для заражения устройств пользователей. В марте-апреле центр реагирования на инциденты информационной безопасности CERT-GIB, созданный Group-IB, предупреждал об увеличении числа вредоносных рассылок на злободневную тему COVID-19 (фейковые новости и распоряжения, касающиеся коронавируса, рекомендации по безопасности и т.д.). Они использовались для заражения компьютеров пользователей вирусами-шифровальщиками, банковскими троянами и программами-шпионами.

Читайте также
А вы сможете разоблачить кибермошенника?
Чтобы сделать это до того, как он вас обманет, нужно знать мошеннические схемы. О новых способах обмана рассказали специалисты по кибербезопасности и сотрудники МВД
01 Июня 2020 Новости

В апреле мошенники рассылали сообщения о том, что их получатели, по данным геолокации, якобы нарушили режим самоизоляции. Ссылаясь на несуществующее постановление ФСИН, злоумышленники требовали от «нарушителей» уплатить штраф во избежание возбуждения уголовного дела за нарушение санитарных правил. В прошлом году со ссылкой на подобное постановление пользователей «штрафовали» за посещение порносайтов.

В ходе работы по защите персональных брендов знаменитостей и публичных персон эксперты Group-IB нередко сталкиваются с видеофейками. Мошенники используют видеомонтаж и технологию Deep Learning, позволяющую заменить движения губ и речь человека на видео, для создания роликов с образами селебрити. В них псевдозвезды обещают призы и предлагают перейти на фишинговые сайты, где пользователи должны будут оставить свои личные данные.

Также нередко мошенники создают фейковые сайты компаний, чтобы ввести потенциальных клиентов и партнеров в заблуждение, заключить липовые договоры и получить предоплату.

Оноприенко Оксана