×

Административное судопроизводство в Обзоре ВС № 2 за 2019 г.

Представлены правовые позиции, затрагивающие последствия неверного определения вида судопроизводства, отдельные вопросы защиты прав осужденных и взыскание исполнительского сбора
Эксперты «АГ» особо отметили позицию ВС, подтверждающую право адвоката проносить отдельные виды электронной техники на свидания с осужденным. Один из них отметил значимость такого разъяснения с учетом того, что акты Минюста в этой сфере противоречат закону. Второй подчеркнул, что аналогичное правило должно действовать и в отношении лиц, содержащихся под стражей.

Как ранее писала «АГ», 17 июля Президиум Верховного Суда РФ утвердил второй Обзор судебной практики за 2019 г. Документ содержит 53 позиции, из которых административному судопроизводству посвящено всего четыре пункта.

Читайте также
ВС утвердил второй обзор судебной практики за 2019 г.
Документ содержит более 50 правовых позиций, большая часть которых связана с гражданско-правовыми отношениями
23 Июля 2019 Новости

В частности, в п. 50 Обзора ВС затронул правомерность отказа в принятии административного иска в связи с неверным определением истцом вида судопроизводства. ВС указал: если судья при принятии административного искового заявления установит, что вопрос подлежит рассмотрению в гражданском процессе, и не увидит иных препятствий для рассмотрения этого заявления в том же суде, только в ином порядке, ему необходимо самостоятельно передать заявление для разрешения в порядке гражданского судопроизводства. Такое требование, поясняется в документе, основано на том, что правильное определение судами вида судопроизводства, в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, зависит «от характера правоотношений, а не от избранной формы обращения в суд».

ВС также указал, что именно при принятии заявления к производству определяются характер спорных правоотношений и процессуальный закон, подлежащий применению, поскольку от этого зависят правила судопроизводства, в том числе распределение между сторонами спора бремени доказывания. «Таким образом, вид судопроизводства определяет суд», – заключила коллегия.

Дополнительно ВС подтвердил свою позицию ссылкой на Постановление Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2014 г. № 28-П, в котором указано, что институциональные и процедурные условия осуществления права на доступ к механизмам правосудия должны предотвращать неоправданные задержки при рассмотрении дел и отвечать требованиям процессуальной эффективности и экономии в использовании средств судебной защиты, тем самым обеспечивая справедливость судебного решения (Определение № 39-КА19-1).

В комментарии к данному пункту Обзора адвокат АП г. Москвы Артем Чумаков указал, что ВС давно придерживается такой точки зрения. «Причиной исключения понятия подведомственности из процессуального законодательства в ходе “процессуальной революции” стало как раз намерение допустить свободную передачу дел “между кодексами”. ВС в очередной раз подтвердил свою решимость в этом начинании. Удивительно, что нижестоящие суды продолжают применять иной подход», – отметил он.

В двух следующих пунктах Обзора коллегия коснулась проблем осужденных. Так, относительно уплаты ими госпошлины по административным делам в п. 51 указано, что лица, находящиеся в учреждениях УИС и не имеющие возможности уплатить госпошлину, не могут быть лишены права на судебную защиту.

В рассмотренном коллегией деле осужденный обратился с административным иском к исправительному учреждению, где также ходатайствовал об освобождении от уплаты госпошлины, ссылаясь на отсутствие денежных средств на лицевом счете и нетрудоустроенность. Однако суды указали, что финансовая справка об отсутствии денежных средств не является основанием для освобождения от уплаты пошлины.

ВС не согласился с ними, напомнив, что НК РФ предоставляет право освобождать от уплаты госпошлины тех лиц, имущественное положение которых не позволяет им выполнить указанную обязанность. Высшая судебная инстанция подчеркнула, что суды фактически отказали осужденному в защите, что недопустимо (Определение № 31-КА19-1). В этом случае, полагает Артем Чумаков, Верховный Суд, обязав суды рассмотреть заявление, восстановил не только законность, но и справедливость.

Как отмечается в п. 52 Обзора, запрет защитнику использовать на территории исправительного учреждения при свиданиях с осужденным в целях оказания ему юридической помощи электронные носители и технику, включая фотоаппараты и мобильные телефоны, противоречит действующему законодательству.

Верховный Суд подчеркнул, что сравнительный анализ правового регулирования свиданий, содержащегося в УИК РФ и Законе о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, свидетельствует о том, что данное регулирование является различным. ВС указал, что в законе прямо прописан запрет для защитника проносить отдельные технические средства только в места содержания под стражей. УИК, в свою очередь, не устанавливает таких ограничений применительно к свиданиям с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи (Определение № 16-КА19-2).

Председатель Президиума МКА «РОСАР» Сергей Ахундзянов полагает, что положения данного пункта будут широко одобрены адвокатским сообществом, поскольку использование цифровой техники позволяет более эффективно, своевременно и квалифицированно оказывать юридическую помощь доверителю. «В то же время возникает вопрос, почему разрешение использовать технику касается только свиданий с осужденным и не допускается для содержащихся под стражей подозреваемых и обвиняемых? – недоумевает адвокат. – В век компьютерных технологий приходится объяснять “по-дедовски, на пальцах”, что это является существенным нарушением права на защиту».

Читайте также
Рабочая группа при УПЧ одобрила предложения адвокатов по борьбе с нарушениями в учреждениях ФСИН
Основной задачей участники заседания назвали объединение усилий для обеспечения беспрепятственного доступа защитников к своим доверителям, находящимся в местах принудительного содержания
21 Июня 2019 Новости

Эксперт также сообщил, что данные вопросы обсуждались 18 июня на заседании межведомственной рабочей группы при Уполномоченном по правам человека по мониторингу соблюдения прав граждан, находящихся в местах принудительного содержания, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи, о чем ранее писала «АГ». «В частности, было предложено разрешить адвокатам в процессе оказания юридической помощи в изоляторе использовать ноутбук, планшет и иную цифровую технику, с установленными администрацией учреждения разумными ограничениями», – пояснил он.

Адвокат добавил, что на указанном заседании обсуждалось предложение о создании в СИЗО компьютерного кабинета. «Представляется, что в таких кабинетах заключенные под стражу смогут без ограничения в объеме и во времени знакомиться с материалами дел. Совместная подготовка и редактирование процессуальных документов доверителем и адвокатом повысят качество и оперативность. Таким образом, будет обеспечиваться и право на защиту», – заключил Сергей Ахундзянов.

Артем Чумаков также полагает, что данный вывод имеет важное практическое значение для работы с лицами, отбывающими наказание. Он пояснил: «Отсутствие прямого запрета в УИК на пронос техники для адвокатов в места лишения свободы и наличие позиции КС о том, что право на помощь адвоката может регулироваться только законом, а не ведомственными нормативными актами, не смогли “преломить” логику работников колоний, ссылавшихся на свой приказ. Однако ВС РФ ясно указал, что такой запрет противоречит закону, адвокат с фото-, видеотехникой, иными электронными средствами должен быть допущен, даже если Минюст РФ не привел свои акты в соответствие с этим требованием».

В п. 53 Обзора ВС разъяснил, что наличие вины должника в неисполнении исполнительного документа добровольно и оснований для взыскания исполнительского сбора напрямую зависит от факта его надлежащего и своевременного уведомления о возбуждении исполнительного производства (Определение № 41-КА19-3). Комментируя данную правовую позицию, Артем Чумаков отметил: «Приставы редко забывают добавить к взысканию с должника этот своеобразный “бонус за свою работу”, если тот не исполнил требования в установленный срок. Однако сплошь и рядом должники узнают о возбужденном производстве, только когда с их банковского счета списывают деньги».

Рассказать: