×

Адвокаты и юристы критически отнеслись к проекту постановления Пленума ВС о налоговых преступлениях

Все без исключения эксперты не согласились с разъяснениями о порядке исчисления сроков давности уголовного преследования по таким преступлениям
Фотобанк Лори
Они также разошлись в оценке некоторых других разъяснений проекта документа.

Как уже сообщалось, на заседании Пленума Верховного Суда 6 июня прошло обсуждение проекта постановления о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления.

«АГ» обратилась к адвокатам и юристам с просьбой проанализировать предложенные Пленумом разъяснения и высказать мнение, как новые разъяснения могут сказаться на правоприменительной практике. Отметив, что сами по себе разъяснения в данной сфере являются долгожданными, эксперты раскритиковали отдельные предложения Пленума, в частности отметив, что они являются пробюджетными.

Разъяснения об исчислении срока давности вызвали наибольшую критику

В качестве главного разъяснения проекта руководитель налоговой практики юридической фирмы Five Stones Consulting, адвокат Екатерина Болдинова выделила п. 3, в котором предложено исчислять срок давности по налоговым преступлениям не с момента, когда оно фактически окончено, а с момента добровольного погашения налоговой задолженности. «Иными словами, пока лицо не погасило налоговый долг, срок давности не начинает отсчитываться», – пояснила эксперт. По ее мнению, такой вариант толкования положений ст. 199 УК РФ идет вразрез с нормами налогового законодательства, ведь согласно НК РФ безнадежная к взысканию недоимка (когда налоговым органом пропущен срок ее взыскания в установленном порядке) может быть списана. 

Читайте также
ВС разъяснит, что понимать под налоговыми преступлениями и как исчислять срок давности по ним
Пленум Верховного Суда направил на доработку проект постановления о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления
06 Июня 2019 Новости

«Такое разъяснение может стать ключом к злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов, которые будут пользоваться этими положениями для давления на бизнес. Представим себе ситуацию: в компании прошлая выездная налоговая проверка за 3 года (предположим, за 2015–2017 гг.), по итогам которой было вынесено решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности: последнему доначислили налог, пени и штраф. Процесс обжалования указанного акта в различных инстанциях может длиться несколько лет, а суд может принять меры по обеспечению иска в виде приостановления действия оспариваемого акта (решения инспекции), и все это время налог фактически не будет уплачен в бюджет», – пояснила Екатерина Болдинова. 

Как указала адвокат, если налогоплательщику не удастся доказать свою правоту и он уплатит налог только после вступления судебного акта в законную силу, то получится, что срок давности начнет течь только с момента уплаты налога в бюджет: «При этом если инкриминируемое налогоплательщику деяние имело место в 2016 г., а решение суда вступило в силу в 2020 г. (что вполне вероятно с учетом длительности рассмотрения таких дел в суде), то с позиций рассматриваемого проекта Пленума Верховного Суда будет получаться, что преступление все еще длится, пока он оспаривает доначисления».

По словам эксперта, позиция Пленума Верховного Суда входит в противоречие и со ст. 113 НК РФ, которая исходит из того, что налоговые правонарушения не являются длящимися, и исчисляет срок давности со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода. «Таким образом, на практике может сложиться ситуация, когда организация может быть не привлечена к налоговой ответственности за неуплату / неполную уплату налогов, а ее руководитель – может. Такая трактовка положений ст. 199 УК РФ представляется недопустимой», – полагает Екатерина Болдинова.

Кроме того, она отметила спорность соотношения такой трактовки положений ст. 199 УК РФ с примечаниями к этой же норме. «Ведь в соответствии с ними добровольная уплата налога рассматривается как деятельное раскаяние и является основанием для прекращения уголовного дела. Как следует судам рассматривать это противоречие между позицией высшего органа судебной власти и УК РФ, из проекта Пленума Верховного Суда не следует», – заключила адвокат.

Адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин также подверг критике положения, фактически отменяющие срок исковой давности по налоговым преступлениям. «Существуют обоснованные сомнения, что в некоторых случаях эта норма будет иметь даже обратную силу. Это приведет также к восстановлению сроков давности по налоговым преступлениям, за которые сейчас привлечь к ответственности уже нельзя. Данное предложение представляет собой смешение различных понятий – начало течения срока давности привлечения к ответственности и основание для освобождения от ответственности (либо смягчающее обстоятельство). Согласно ст. 78 УК РФ срок давности начинает течь с момента совершения преступления. Почему моментом совершения налогового преступления может считаться день погашения налоговой недоимки?» – отметил он.

По мнению адвоката, данное положение фактически аннулирует примечание 2 к ст. 199 УК РФ, на основании которого лицо, погасившее налоговую недоимку, освобождается от уголовной ответственности. «Причем проектом предполагается ввести положение, согласно которому погашение налоговой недоимки после назначения дела к слушанию уже не будет основанием для освобождения от уголовной ответственности, а будет рассматриваться лишь в качестве смягчающего обстоятельства». 

Адвокат Вячеслав Голенев также раскритиковал разъяснение о длящемся характере налоговых преступлений и исчислении срока давности с момента погашения недоимки. «Этого подхода придерживаются некоторые российские ученые-криминалисты, однако он не учитывает исторические, культурные и экономические особенности нашей действительности и российского менталитета, а также некоторые чисто налоговые особенности проблематики правонарушений в налоговой сфере. Откровенно говоря, наш бизнес находится далеко не в лучшем положении, а экономика – в состоянии стагнации. В такой ситуации предпринимательская идея в России может совсем потерять свою привлекательность», – отметил адвокат.

Эксперт полагает, что ответственность в уголовном праве следует четче увязать с налоговой ответственностью и формами вины. Если налоговый орган установил неосторожность (а не умысел) в действиях налогоплательщика, то это должно при любых обстоятельствах исключать уголовную ответственность. «В противном случае при наличии налоговой неосторожности будет вменен умысел согласно уголовному закону за налоговые преступления, что противоречит природе юридической ответственности», – пояснил он.

По словам Вячеслава Голенева, с точки зрения природы налогового правоотношения оно возникает тогда, когда налог не уплачен в бюджет (любым способом – недоимкой, неправомерным использованием льготы, злоупотреблениями при получении вычетов / при учете расходов в составе прямых налогов). «Однако даже в этом случае сроки выездной налоговой проверки ограничены сроком в три года, предшествующих году открытия такой проверки», – подчеркнул адвокат.

Вячеслав Голенев отметил, что проект документа фактически предлагает отменить такие сроки давности и глубину проверки для целей уголовного права: «Однако какого-либо сдерживающего элемента, балансирующего такое предложение, не предложено, да и вряд ли такой может быть». По его мнению, в настоящее время налоговые и правоохранительные органы обладают широким арсеналом средств и данных, позволяющих привлекать к уголовной и налоговой ответственности налоговых мошенников быстро и эффективно.

«Превращение составов налогового преступления из оконченных в момент неуплаты налогов в длящиеся не в полной мере соответствует принципу правовой определенности и лишает налогоплательщиков гарантии соблюдения сроков давности привлечения к уголовной ответственности», – резюмировал эксперт.

Старший юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Андрей Белик согласился, что самым резонансным положением проекта является разъяснение касательно сроков давности. «Не вдаваясь в доктринальное обсуждение правомерности такого подхода, налицо его главный эффект: увеличение поступлений в бюджет. Сегодня одной из главных мотиваций по добровольной уплате налоговой задолженности является возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба (ст. 76.1 УК РФ). Если у лица нет риска привлечения к уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то и мотивация по добровольной уплате недоимки снижается. Соответственно, изложенный в проекте подход к исчислению сроков давности приведет к увеличению процента добровольной уплаты налоговой недоимки для применения преференций ст. 76.1 УК РФ», – пояснил эксперт. 

Иные разъяснения также вызвали неоднозначную оценку

Читайте также
Суды по-прежнему рассматривают большинство уголовных дел в особом порядке
Судебный департамент при ВС РФ опубликовал статистику по рассмотрению уголовных дел судами общей юрисдикции за 2018 г.
27 Мая 2019 Обзоры и аналитика

Василий Ваюкин раскритиковал п. 5 и 6 проекта, в которых Верховный Суд предлагает считать субъектом преступления, помимо руководителя организации, практически любое иное физлицо (в том числе законного или уполномоченного представителя, иных служащих организации, оформляющих, например, первичные документы бухгалтерского учета, лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя, лицо, организовавшее совершение преступления либо склонившее к его совершению руководителя (уполномоченного представителя организации), а также содействовавшее совершению преступления советами, указаниями и т.п.). «Учитывая откровенно обвинительный уклон (статистика неопровержима – менее 1% оправдательных приговоров), любое лицо, привлеченное по налоговому преступлению в качестве обвиняемого, практически гарантированно будет признано виновным», – пояснил он. 

По мнению Андрея Белика, п. 5 проекта, подчеркивающий возможность уплаты налоговой недоимки должника иным лицом в целях применения ст. 76.1 УК РФ, а не самим налогоплательщиком имеет «пробюджетную» направленность. «В этом случае опять налицо мотивация по пополнению бюджета, и не важно, от кого непосредственно поступают денежные средства», – отметил юрист. 

Вячеслав Голенев, напротив, позитивно оценил то, что субъектом преступления может быть бенефициар в лице фактического руководителя организации, который может быть скрыт за номинальными руководителями, но при этом фактически приобретает выгоду от неуплаты налогов.

Читайте также
Адвокаты оценили разъяснения КС об ответственности руководителя должника за убытки ФНС
Суд подчеркнул, что законодательство не исключает отказа госоргана от обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом, если его подача не приведет к должному экономическому эффекту и лишь вызовет напрасные расходы
07 Марта 2019 Новости

Сомнения у Василия Ваюкина вызвал и п. 22 проекта, в соответствии с которым лицо освобождается от ответственности в случае полного погашения как собственно налоговой недоимки и пени, так и суммы налоговых штрафов: «Это противоречит ранее высказанной позиции Конституционного Суда РФ (Постановление от 8 декабря 2017 г. № 39-П) о невозможности взыскания с физического лица налоговых штрафов организации».

В то же время адвокат положительно оценил разъяснения, данные в п. 23 и 24 проекта. Согласно первому из них при рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях судам необходимо учитывать вступившие в законную силу решения арбитражных судов, судов общей юрисдикции, имеющие значение по делу. Исходя из п. 24, по уголовным делам о налоговых преступлениях, связанных с деятельностью организаций, виновное физическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют правовые и (или) фактические основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по ее долгам в предусмотренном законом порядке.

«Но и тут не обошлось без ложки дегтя: Верховный Суд считает, что фактические обстоятельства, установленные в таких судебных решениях, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности либо невиновности лица в совершении преступления. То есть, если арбитражный суд признает решение налоговой инспекции недействительным, обвинительный приговор в отношении физического лица все равно может быть вынесен», – отметил Василий Ваюкин. Он выразил надежду, что в окончательной редакции постановления Пленум ВС РФ учтет мнение юридической общественности и бизнес-сообщества.

Андрей Белик также обратил внимание на п. 23 проекта постановления, согласно положениям которого, если налогоплательщик признает ненормативный правовой акт налогового органа в арбитражном суде незаконным, это не препятствует суду при рассмотрении уголовного дела проигнорировать данный судебный акт и признать плательщика виновным в совершении налогового преступления. «Если бы в проекте было конкретизировано, что речь идет о признании ненормативного правового акта налогового органа незаконным в связи с нарушением процедуры его вынесения, это бы имело под собой хоть какое-то логическое обоснование», – пояснил эксперт. Он выразил надежду, что такое разъяснение не попадет в финальную редакцию постановления, ведь оно фактически подрывает саму судебную систему РФ, позволяя одновременно существовать двум противоречащим подходам к одному и тому же обстоятельству – факту неуплаты налога.

Рассказать: