×

Обобщена практика Президиума Мосгорсуда за первое полугодие 2018 г.

Адвокаты проанализировали приведенные в обзоре примеры отмены и изменения приговоров
Эксперты «АГ» прокомментировали наиболее интересные, по их мнению, примеры из обзора. При этом некоторые из них отметили, что в Президиум попадает небольшое количество жалоб, в которых указывается на нарушение материального или процессуального права, а стандарты, к которым призывает Мосгорсуд, для многих нижестоящих судов трудновыполнимы.

Московский городской суд опубликовал извлечение из Обзора судебной практики по уголовным делам Президиума Мосгорсуда за первое полугодие 2018 г. В документе приведены дела, подлежащие пересмотру в связи с неправильным применением как уголовного, так и уголовно-процессуального закона.  

Проанализировав документ, председатель МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнеры» Дмитрий Солдаткин указал, что в целом в нем наблюдаются совершенно логичные и обоснованные судебные решения. При этом эксперт с сожалением отметил, что далеко не каждое дело попадает в Президиум Мосгорсуда и удостаивается столь пристального внимания, в связи с чем не все ошибки нижестоящих судов получают должную оценку. «Например, нечасто суды, решая вопрос о мере пресечения, признают обязательным возбуждение уголовного дела не по факту, а в отношении лица (п. 2.2.3 обзора)», – пояснил Дмитрий Солдаткин. 

По его мнению, отмена постановления о наложении ареста на имущество обвиняемого по мотивам, приведенным в п. 2.2.4 обзора, является практически экзотикой. Указано, что суд не привел в описательно-мотивировочной части постановления конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он принял обжалуемое решение, не указал мотивы, послужившие основанием для этого, не исследовал вопрос о соразмерности стоимости подлежащего аресту имущества заявленным исковым требованиям, а также не принял во внимание требования разумности и справедливости применительно к заявленным требованиям. Кроме того, суд не указал в протоколе судебного заседания, какие конкретно материалы были исследованы в судебном заседании в подтверждение ходатайства следователя.

Эксперт посчитал, что довольно редкими также являются случаи, описанные в п. 2.1.13 (невозложение каких-либо обязанностей на условно осужденного), п. 2.2.2 обзора (непредоставление последнего слова подсудимым). 

Редкостью, по мнению Дмитрия Солдаткина, является также изменение приговора в связи с тем, что суд не обсудил вопрос о наличии оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ (п. 2.1.7 обзора). «Как правило, в приговоре всегда отдельной строкой прописано: “оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ не имеется”», – указал адвокат. Он пояснил, что данная фраза формально толкуется вышестоящими судами как обсуждение указанного вопроса, а отсутствие какой-либо мотивировки редко приводит к изменению приговора. 

Адвокат АП г. Москвы Анна Глущенко также выделила п. 2.1.7 обзора, отметив, что в нем, как и в п. 2.1.6 документа, Президиум Мосгорсуда указал на неправильную оценку объективной стороны преступления.

Читайте также
О пересмотре судебных решений по уголовным делам в Мосгорсуде
Президиум Московского городского суда опубликовал извлечение из Обзора практики по уголовным делам за 2017 г.
08 Мая 2018 Новости

Дмитрий Солдаткин указал, что обзор изобилует судебными решениями по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков. «Статистика показывает, что указанные составы преступлений встречаются наиболее часто», – указал эксперт. Дмитрий Солдаткин добавил, что закон и практика назначения наказаний по данной категории дел за последние несколько лет существенно изменились. «Так, в одном из дел по ч. 1 ст. 30 УК РФ, ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, в котором мне довелось принимать участие около трех лет назад, Президиум Мосгорсуда изменил приговор, снизив наказание с 10 до 8 лет лишения свободы по аналогичным основаниям, которые приведены в п. 2.1.2 обзора практики. Однако назначаемые сроки лишения свободы, как видно из обзора, существенно выросли. Таким образом, указанная ошибка судов является довольно распространенной», – указал эксперт. 

Пункт 2.1.2 обзора отметила и Анна Глущенко, пояснив, что в нем, как и в п. 2.1.1, п. 2.1.4, п. 2.1.9, п. 2.1.11, п. 2.1.12 документа, Президиум Мосгорсуда указывает на неправильный учет судами смягчающих и отягчающих обстоятельств при назначении наказаний.  

Анна Глущенко также указала, что в п. 2.2.1 и п. 2.2.14 говорится о неправильном применении норм законодательства при избрании меры пресечения; в п. 2.2.4 – о неправильном применении норм при наложении обеспечительных мер по уголовному делу, а в п. 2.2.8 обзора – о неправильном применении норм при производстве следственных действий.

По мнению заведующего филиалом «Центральный» КА «Московский юридический центр», адвоката Сергея Смищенко, заслуживающим внимания является дело по приговору Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 сентября 2016 г. в отношении С.В. Кузьмина (п. 2.1.10 обзора). Он подчеркнул, что на данном примере Президиум Мосгорсуда справедливо признал отсутствие бесспорных доказательств, подтверждающих умысел на сбыт психотропных веществ.  

Кроме того, эксперт отметил решение Президиума Мосгорсуда относительно прав обвиняемого и защитника делать копии с документов, с которыми происходит ознакомление (п. 2.2.13 Обзора). «Недавно я столкнулся с такой проблемой: следствием из дела было изъято заключение экспертизы, c которым я знакомился ранее. Ввиду того, что ознакомление происходило в условиях СИЗО, сделать копии сразу не было возможности, да и не было предположения о наличии такой опасности. Теперь я с уверенностью буду настаивать на таких правах, а в случае отказа – использовать механизм ст. 125 УПК РФ», – указал Сергей Смищенко.

Руководитель департамента защиты бизнеса МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг выделил п. 2.2.1 обзора, поскольку Президиум Мосгорсуда отменил решение об избрании меры пресечения в отношении генерального директора компании из-за того, что «суд не выяснил, в какой сфере деятельности совершено преступление, не высказал по этому вопросу каких-либо мотивированных суждений, не приняв во внимание, что согласно материалам дела Литвинов А.В., будучи генеральным директором…» и «не привел в постановлении основания, по которым невозможно избрание в отношении Литвинова А.В. иной, более мягкой меры пресечения…» 

Эксперт указал, что данное решение вызывает двоякое отношение. «С одной стороны, оно не является единственным, и примером тому служит постановление Президиума Мосгорсуда от 25 июля 2017 г. по делу № 44у-301/2017, в котором по тем же основаниям отменяется апелляционное постановление. С другой стороны, противоположных решений апелляции большинство, и мотивировка их далека от стандартов, предписываемых Президиумом», – отметил Владимир Китсинг. 

Он пояснил, что количество дел, рассматриваемых в апелляционной инстанции Мосгорсуда по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК, по которым в качестве меры пресечения был избран домашний арест, составляет 44, а заключение под стражу – 537. «Как правило, должность генерального директора, а также наличие оснований для избрания более мягкой меры пресечения никогда не были препятствиями ни для районных судов, ни для апелляционной инстанции для содержания предпринимателей под стражей. Мотивировки просты – тяжесть преступления, деяние не содержит признаки, предусмотренные п. 1 ст. 2 ГК РФ, – указал эксперт. – Остается верить, что здравый смысл и экономическая целесообразность перевесят чашу весов нашего правосудия в пользу избрания в отношении предпринимателей меры пресечения, не связанной с заключением под стражу».

В заключение Анна Глущенко отметила, что в большинстве случаев приговор был изменен вышестоящей инстанцией из-за нарушений норм законодательства при оценке судами смягчающих и отягчающих обстоятельств. «Это отражено в количестве уголовных дел, рассмотренных в обзоре. Еще одним нарушением является ненадлежащая объективная оценка судами совокупности представленных в материалы дел доказательств, которые влияют как на квалификацию преступления, так и на соразмерность избираемой меры пресечения, обеспечительных мер в конкретном деле, которая в дальнейшем приводит к обжалованию и отмене судебных решений вышестоящими судебными инстанциями», – отметила эксперт. Анна Глущенко подчеркнула, что рассмотренные в обзоре случаи неправильного применения законодательства как материальных, так и процессуальных норм уголовного законодательства являются часто встречающимися нарушениями, а по ряду процессуальных оснований, служащих к отмене судебного решения, носят систематический характер.  

Сергей Смищенко добавил, что нередким основанием к изменению приговоров судов по указанным в обзоре ошибкам являются вопросы, связанные с назначением наказания. Также, по его мнению, распространена практика, когда осужденный вину не признает, защита в суде приводит веские доводы, влекущие отмену приговора или оправдание, а вышестоящий суд всего лишь смягчает наказание осужденному, и приговор вступает в законную силу. «Направленность такого судебного контроля понятна любому практикующему адвокату. Так, в одном из моих дел несколько человек были обвинены в создании и участии в преступном сообществе, по приговору суда получили серьезные сроки. Все осужденные и защитники были солидарны во мнении об ошибочности квалификации. К сожалению, суд апелляционной инстанции с выводами не согласился и создал видимость надлежащей оценки доводов, снизив одному из осужденных срок отбывания наказания», – указал Сергей Смищенко.

Рассказать: