×

Правовые позиции ВС РФ по экономическим спорам в Обзоре № 5

Эксперты «АГ» прокомментировали наиболее интересные разъяснения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ
Фото: «Новая адвокатская газета»
Они отметили важность Обзора для практики и указали, что в нем ВС РФ, наряду с ранее высказанной позицией о повышенных требованиях к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника-банкрота, закрепил правило о неприменимости к конкурирующим кредиторам «высокого стандарта доказывания». При этом одна из экспертов выразила сомнение в обоснованности другой правовой позиции Судебной коллегии о неарбитрабельности споров, возникших из договоров, предполагающих расходование бюджетных денежных средств.

Как ранее сообщала «АГ», в конце декабря Верховный Суд РФ опубликовал заключительный Обзор № 5 за 2017 г. В частности, в Обзоре представлены 32 дела, рассмотренные Судебной коллегией по экономическим спорам, из которых эксперты «АГ» выделили 5 наиболее значимых.

Партнер BMS Law Firm Денис Фролов обратил внимание на п. 20 Обзора, в котором указывается, что при наличии у конкурсного кредитора обоснованных существенных сомнений в мнимости сделки, совершенной между должником и другим конкурсным кредитором, последние должны доказывать действительность сделки.

По мнению Дениса Фролова, это очень важное положение для практики, поскольку ранее часто возникали проблемы, связанные с тем, что суды возлагали в таких случаях бремя доказывания на кредитора. Однако, как и указано в Обзоре, конкурирующий кредитор не является стороной сделки, в силу чего просто не имеет возможности доказать необоснованность требований другого кредитора. Стороны сделки, наоборот, имеют все возможности для доказывания ее действительности, поэтому вполне логично, что бремя по опровержению сомнений должно лежать именно на них.

Советник АБ «Бартолиус» Анна Смола добавила, что содержащееся в п. 20 Обзора определение Судебной коллегии по экономическим спорам продолжает линию высшей судебной инстанции о повышенных требованиях к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника-банкрота. При этом в определении содержится и другая позиция – правило о неприменимости к конкурирующим кредиторам «высокого стандарта доказывания», сформулированное более широко, чем ранее, – не только в отношении долга, присужденного третейским судом, но и для любой задолженности по сделке.

Юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и партнеры» Алексей Елисеенко отметил дело, приведенное в п. 28 Обзора. В данном случае ВС РФ высказал правовую позицию о том, что нахождение нормы в процессуальном законе само по себе не создает неопровержимой презумпции ее процессуального характера, поэтому судам при решении вопроса о применимости спорной нормы следовало исходить не из ее расположения в системе нормативно-правовых актов соответствующего государства, а из существа содержания нормы и регулируемых ею отношений.

Таким образом, подчеркнул Алексей Елисеенко, Верховный Суд РФ выработал важное правило, направленное на исключение формального подхода к установлению содержания норм иностранного права в рамках судебного процесса и ориентирующее суды на изучение существа содержания применяемой нормы. По мнению эксперта, данное разъяснение является крайне актуальным для практики, так как такой формальный подход к установлению содержания норм иностранного права со стороны судов зачастую является основанием для изменения или отмены соответствующего судебного акта.

Алексей Елисеенко также обратил внимание на п. 32 Обзора, где указывается, что обязанность по уплате сумм налогов в бюджет считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения о перечислении средств в бюджетную систему РФ со счета налогоплательщика при наличии на нем достаточного денежного остатка на день платежа, за исключением случаев, когда плательщик действовал в обход закона. Эксперт отметил, что позиция Верховного суда РФ содержит важные критерии для оценки добросовестности действий налогоплательщика при досрочной уплате налога через проблемный банк, применение которых будет способствовать установлению единообразной судебной практики.

Пункт 38 Обзора посвящен правилам применения ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за несвоевременное предоставление конкурсному управляющему сведений. Как отметил Денис Фролов, на практике при применении этой статьи суды обычно не обращают внимание на то, какие именно функции исполняет работник, что неверно. Как и подчеркивается в данном пункте Обзора, работник организации, не наделенный организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями, не может выступать субъектом административной ответственности по ч. 4 ст. 14.13 КоАП.

В п. 43 Обзора Алексей Елисеенко отметил разъяснение ВС РФ о том, что установленный специальной нормой ст. 225.9 АПК РФ порядок исчисления срока обжалования не подлежит применению к определению о судебных расходах, вопрос о распределении которых рассматривается по общим правилам гл. 9 АПК РФ вне зависимости от категории спора. Таким образом, в соответствии с указанной правовой позицией определение суда о взыскании судебных расходов должно обжаловаться по общим правилам, установленным ст. 188 АПК РФ, в течение месяца со дня вынесения определения.

Адвокат, партнер АБ «Бартолиус» Тахмина Арабова акцентировала внимание на деле в п. 45 Обзора, в котором Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ сформулировала позицию о неарбитрабельности споров, возникших из договоров, предполагающих расходование бюджетных денежных средств. По мнению эксперта, позиция Суда представляет собой явное формулирование нового критерия арбитрабельности при наличии в п. 1 ч. 4 ст. 233 АПК РФ четкого указания на то, что такие нормы могут быть предусмотрены только в федеральном законе. В связи с этим адвокат выразила сомнение в обоснованности принятого решения.

Адвокат также обратила внимание на то, что решением Судебной коллегии государству сохранены преимущества в ведении своих дел через коммерческую организацию, но при этом предоставлены преференции в виде освобождения от третейского обязательства. «В данном деле в очередной раз выпукло проявилась проблема особого статуса такого участника хозяйственного оборота, как хозяйственное общество с государственным участием, и было продемонстрировано, что такой участник не находится в отношениях равенства с остальными», – заключила Тахмина Арабова.

Рассказать: