×

Важное за январь

Разъяснения органов госвласти и решения КС РФ в сфере гражданского и налогового права за январь 2018 г.
Фото: «Новая адвокатская газета»
Обзор для «АГ» подготовил помощник адвоката в МКА «ГРАД» Анатолий Чупров

1. Постановление Правительства РФ от 12 января 2018 г. № 5 «Об определении случаев, при которых отдельные сведения, указанные в пункте 7 статьи 7.1 Федерального закона “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей”, не подлежат размещению в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”, а также лиц, в отношении которых указанные сведения не подлежат размещению в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”» (Постановление Правительства РФ вступило в силу 25 января 2018 г.)

Определен перечень сведений о деятельности попавших под иностранные санкции юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые не подлежат размещению в интернете.

К указанным сведениям отнесены, в частности:

– сведения о финансовой и (или) бухгалтерской отчетности в случаях, если законом установлена обязанность по раскрытию такой информации в СМИ;

– сведения об обременении залогом принадлежащего юридическому лицу движимого имущества;

– сведения о выдаче независимой гарантии (банковской гарантии), а также существенных условий данной гарантии;

– сведения о заключении клиентом договора финансирования под уступку денежного требования между юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями.

Определено, что такие сведения вносятся в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц без их размещения в интернете.

2. Приказ Минфина России от 30 октября 2017 г. № 165н «Об утверждении Порядка ведения Единого государственного реестра юридических лиц и Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, внесения исправлений в сведения, включенные в записи Единого государственного реестра юридических лиц и Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей на электронных носителях, не соответствующие сведениям, содержащимся в документах, на основании которых внесены такие записи (исправление технической ошибки), и о признании утратившим силу Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 18 февраля 2015 г. № 25н» (Зарегистрировано в Минюсте России 16 января 2018 г. № 49645) (Приказ Минфина России вступит в силу 1 марта 2018 г.)

Обновлен порядок ведения ЕГРЮЛ и ЕГРИП.

Утвержденный порядок содержит правила, порядок и сроки внесения в ЕГРЮЛ и ЕГРИП сведений, порядок исправления допущенных технических ошибок и требования к содержанию указанных реестров.

В новом порядке устанавливается приоритет сведений, содержащихся в документах, на основании которых вносились записи в соответствующий реестр, перед сведениями, включенными в ЕГРЮЛ или ЕГРИП на электронных носителях.

Устанавливается, что в случае изменения содержащихся в ЕГРЮЛ или ЕГРИП сведений ранее внесенные сведения в реестре сохраняются.

Кроме того, в связи с изменением порядка получения органами государственной власти, иными государственными органами, органами государственных внебюджетных фондов, органами местного самоуправления и судами сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ и ЕГРИП, новый порядок не содержит правил предоставления содержащихся в указанных реестрах сведений и документов и формы запроса о предоставлении соответствующих сведений.

Утратившим силу признается Приказ Минфина России от 18 февраля 2015 г. № 25н, которым был утвержден ранее действовавший порядок.

3. Приказ ФНС России от 25 декабря 2017 г. № ММВ-7-7/1083@ «О внесении изменений в Приказ МНС России от 16 апреля 2004 г. № САЭ-3-30/290@ и Приказ ФНС России от 16 мая 2007 г. № ММ-3-06/308@» (Приказ ФНС России вступит в силу 2 апреля 2018 г.)

Со 2 апреля 2018 г. изменяются критерии отнесения организаций к крупнейшим налогоплательщикам.

Применительно к организациям, подлежащим налоговому администрированию на федеральном уровне:

– из перечня критериев исключен суммарный объем начислений федеральных налогов, а также показатель размера активов организации;

– суммарный объем полученных доходов увеличен с 20 до 35 млрд руб.

Исключены критерии, предусмотренные для организаций оборонно-промышленного комплекса и стратегических предприятий.

Предусмотрено при этом, что к организациям, подлежащим администрированию на федеральном уровне, которые не подпадают под установленные критерии, могут быть отнесены организации, в отношении которых ФНС России принято соответствующее решение.

Также увеличен суммарный объем полученных доходов до 35 млрд руб. в отношении организаций, подлежащих налоговому администрированию на региональном уровне.

Исключено положение, предусматривающее сохранение в течение двух лет статуса крупнейшего налогоплательщика после того, как организация перестала удовлетворять установленным критериям.

4. Письмо ФНС России от 9 января 2018 г. № СА-4-18/45@ «О направлении для использования в работе Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2017 г. № 39-П» (Письмо ФНС России вступило в силу 9 января 2018 г.)

Налоговым органам рекомендовано руководствоваться выводами КС РФ при взыскании причиненного бюджетам вреда с руководителя организации, обвиняемого в совершении налогового преступления.

Разъяснения ФНС России подготовлены на основании правовых позиций КС РФ, изложенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2017 г. № 39-П.

Указано, в частности, следующее:

– налоговые органы наряду с исками, прямо упомянутыми в ст. 31 НК РФ, вправе предъявлять иски о возмещении вреда на основании ст. 1064 ГК РФ к физическим лицам, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или уголовное преследование которых в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям;

– положения законодательства предусматривают возможность взыскания с указанных физических лиц денежных сумм в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней, при этом налоговый штраф может быть взыскан только с организации;

– налоговым органам особое внимание необходимо уделять доказательствам причастности привлекаемого к ответственности физического лица к хозяйственной деятельности организации и влияния на ее действия;

– при определении субъектов ответственности и степени вины каждого из них налоговым органам необходимо исследовать обстоятельства, влияющие на адекватность применяемых мер (например, изменение уровня материального состояния физического лица в период, который может быть связан с совершением преступления, превышение расходов над официально установленными доходами в указанный период, прямое либо косвенное направление средств юридического лица на обезличенного выгодоприобретателя и т.д.);

– привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публично-правовому образованию в размере подлежащих зачислению в его бюджет налогов организации-налогоплательщика, возможно лишь при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для применения механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам.

5. Письмо ФНС России от 28 декабря 2017 г. № ГД-4-14/26814@ «О направлении “Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 4 (2017 г.)”» (Письмо ФНС России вступило в силу 28 декабря 2017 г.)

ФНС России представлен четвертый в 2017 г. обзор судебной практики по делам, связанным с государственной регистрацией юридических лиц и ИП.

В обзоре приведены, в частности, следующие правовые позиции судов:

– непредставление налоговому органу справок 2-НДФЛ и документов по факту взаимоотношений с контрагентом само по себе не влияет на достоверность сведений, отраженных в ликвидационном балансе, и не может являться основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации организации;

– отказ в государственной регистрации, обусловленный непредставлением документа, подтверждающего факт принятия общим собранием участников общества с ограниченной ответственностью решения об увеличении уставного капитала общества, является правомерным;

– с момента возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) процесс ликвидации юридического лица по правилам ст. 61–63 Гражданского кодекса РФ не может быть осуществлен, и процедура ликвидации в таком случае должна быть произведена только в рамках дела о несостоятельности (банкротстве);

– при прекращении правоспособности юридического лица возможность проведения в отношении такого юридического лица каких-либо мероприятий по проверке достоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, утрачивается.

6. Письмо ФАС России от 1 декабря 2017 г. № СП/84318/17 «О системе мер по участию ФАС России и ее территориальных органов в качестве третьих лиц в судах по частным искам о взыскании убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства» (Письмо ФАС России вступило в силу 1 декабря 2017 г.)

Антимонопольным органам даны рекомендации относительно их участия в делах о взыскании убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, по искам частных лиц.

ФАС России отмечает, что согласно действующему законодательству исковые требования о взыскании убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, могут приниматься к рассмотрению и удовлетворяться судами как при наличии, так и при отсутствии решения антимонопольного органа о нарушении антимонопольного законодательства.

Удовлетворение судом такого иска возможно при доказанности трех обстоятельств: факта правонарушения, факта возникновения убытков и причинно-следственной связи между правонарушением и возникновением убытков.

В случае обращения лица в суд о возмещении убытков (а также о взыскании неосновательного обогащения), при наличии решения органа о нарушении антимонопольного законодательства, антимонопольный орган может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора по ходатайству стороны процесса или по инициативе суда.

В случае привлечения судом в качестве третьего лица участие представителей органа в судебных заседаниях и представление в материалы судебного дела письменной позиции с приложением копии решения о нарушении антимонопольного законодательства являются обязательными.

В случае обращения лица в суд с требованием о возмещении убытков в отсутствие установленного решением органа факта нарушения антимонопольного законодательства антимонопольный орган также может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, по ходатайству стороны или по инициативе суда.

В ходе рассмотрения подобных дел антимонопольному органу следует представлять в суд письменную позицию относительно наличия либо отсутствия признаков нарушения антимонопольного законодательства в рамках предмета заявленных исковых требований.

При этом в случае наличия признаков нарушения антимонопольному органу надлежит рассмотреть вопрос о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, о чем следует своевременно сообщить суду до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Отмечается также, что представителям антимонопольных органов при участии третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, по рассматриваемой категории дел следует в полной мере пользоваться предоставленным им процессуальными правами.

7. Письмо ФНП от 21 декабря 2017 г. № 5575/06-07 «О правомерности взимания нотариусами платы за оказание услуг правового и технического характера при предоставлении лицами, обратившимися за совершением нотариального действия, самостоятельно подготовленного документа» (Письмо ФНП вступило в силу 21 декабря 2017 г.)

Нотариусы вправе взимать плату за оказание услуг правового и технического характера при подготовке к совершению нотариального действия.

ФНП разъясняет, что к услугам правового и технического характера относятся не только составление нотариусами проектов сделок, но также и проверка содержания проектов договоров, осуществление доработки таких проектов в случае их несоответствия требованиям законодательства и иных нормативных правовых актов или при наличии стилистических неточностей, которые могут привести к неоднозначному пониманию смысла документа, ошибок разного рода, выполнение набора текста нотариального документа, перевод его в машиночитаемый вид, если это необходимо для совершения нотариального действия, а также другая работа, не входящая в состав какого-либо нотариального действия.

Перечисленные действия не относятся к нотариальным, но непосредственно связаны с их совершением и требуют определенных временных и финансовых затрат. При этом такие услуги являются неотъемлемой частью нотариального действия, без осуществления которых не может возникнуть юридическое последствие в виде оформленного нотариального акта, вследствие чего выполнение работ правового и технического характера не может расцениваться как навязывание услуг.

В подтверждение своей позиции ФНП приводится судебная практика по данному вопросу.

8. «Доклад ФАС России с руководством по соблюдению обязательных требований, дающим разъяснение, какое поведение является правомерным» (утв. ФАС России) (Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте knd.fas.gov.ru по состоянию на 19 января 2018 г.)

ФАС России подготовлен доклад с целью информирования хозяйствующих субъектов и органов государственной власти о соблюдении обязательных требований антимонопольного законодательства.

В докладе в том числе:

– сообщается о вступлении в силу «четвертого антимонопольного пакета» – Федерального закона от 5 октября 2015 г. № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О защите конкуренции” и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (изменения антимонопольного законодательства в рамках данного закона направлены на существенное сокращение административных ограничений субъектов предпринимательской деятельности, повышение эффективности предупреждения и пресечения антимонопольных правонарушений, повышение ответственности должностных лиц органов власти за действия, связанные с недопущением, ограничением или устранением конкуренции, расширение процессуальных гарантий и повышение открытости процедуры рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства);

– проанализированы изменения, внесенные в Федеральный закон «О защите конкуренции», в связи с принятием Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 264-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О защите конкуренции” и отдельные законодательные акты Российской Федерации», Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 316-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (введение иммунитетов для определенных хозяйствующих субъектов в отношении злоупотребления ими доминирующим положением и заключения отдельных антиконкурентных соглашений);

– содержатся следующие разъяснения ФАС России, в том числе «определение монопольно высокой и монопольно низкой цены товара», «“вертикальные” соглашения, в том числе дилерские соглашения», «доказывание недопустимых соглашений (в том числе картелей) и согласованных действий на товарных рынках, в том числе на торгах», «соглашения в инновационных и высокотехнологичных сферах деятельности»;

– приведены обзор решений Апелляционной коллегии ФАС России и комментарии по вопросам, возникающим при пересмотре коллегиальными органами ФАС России решений и предписаний территориальных органов ФАС России.

9. Решение ФНС России от 27 декабря 2017 г. № АС-3-9/8743@ (Решение ФНС России вступило в силу 27 декабря 2017 г.)

Обязанность налоговых органов по даче разъяснений не распространяется на случаи, когда заданный вопрос непосредственно не связан с деятельностью налогоплательщика.

Налоговым законодательством РФ на налоговые органы возложена обязанность бесплатно информировать (в том числе в письменной форме) о действующих налогах и сборах, порядке их исчисления, правах и обязанностях налогоплательщиков и т.д.

Налогоплательщиком в налоговый орган было направлено письменное заявление с просьбой разъяснить действующее законодательство РФ о налогах и сборах на примере смоделированной ситуации.

Заявителю было отказано в предоставлении запрашиваемых разъяснений по причине отсутствия для этого правовых оснований, так как заявитель персонально не является участником описанной в запросе ситуации, в связи с чем не может быть признан налогоплательщиком в данном случае и, соответственно, участником отношений, регулируемых законодательством РФ о налогах и сборах.

10. Информация ФНС России «Об упрощении порядка регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте https://www.nalog.ru по состоянию на 16 января 2018 г.)

С 29 апреля 2018 г. ускорится процесс государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Это связано с переходом ФНС России и МФЦ на электронное взаимодействие без дублирования документов на бумажном носителе.

То есть при обращении в МФЦ с заявлением о государственной регистрации заявитель получит ответ в тот же срок, что и при обращении в налоговый орган.

В случае обращения в налоговый орган результат услуги по государственной регистрации можно будет получить по электронной почте, без повторного посещения налоговой инспекции.

Кроме того, с 1 октября 2018 г. при повторной подаче документов на государственную регистрацию из-за неполного комплекта документов или ошибок в оформлении госпошлину платить не придется.

11. Информация ФНС России «О подтверждении статуса налогового резидента Российской Федерации в электронном сервисе» (Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте https://www.nalog.ru по состоянию на 16 января 2018 г.)

ФНС России информирует о новом электронном сервисе – «Подтвердить статус налогового резидента Российской Федерации».

Сервис функционирует с 16 января 2018 г. и позволяет физическим лицам, индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам быстро сформировать заявление и получить в формате PDF документ, подтверждающий статус налогового резидента Российской Федерации. При этом пользователю достаточно направить только заявление, дополнительные документы необязательны.

С помощью сервиса также можно в реальном времени отслеживать статус рассмотрения заявления с момента его регистрации в ФНС России.

Документ, подтверждающий статус налогового резидента Российской Федерации, теперь имеет уникальный проверочный код, который формируется автоматически для каждого документа. С его помощью в специальном разделе сервиса «Всем заинтересованным лицам» можно проверить, был ли действительно выдан документ, подтверждающий статус налогового резидента.

12. Информация ФНС России «О признании Верховным Судом РФ взыскания налоговой задолженности с зависимой организации правомерным» (Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте https://www.nalog.ru по состоянию на 25 января 2018 г.)

Верховный Суд РФ подтвердил правомерность взыскания налоговой задолженности с зависимой организации.

Налоговая инспекция обратилась в суд, поскольку не могла взыскать с Общества крупную сумму налоговой задолженности в связи с тем, что вся недвижимость и финансово-хозяйственная деятельность была переведена Обществом на вновь созданное юридическое лицо. Решение о реорганизации Общества и учреждении нового юрлица было принято после назначения выездной налоговой проверки.

Налоговая инспекция и суды признали Общество и вновь созданное юрлицо зависимыми лицами, в связи с чем на образованное при реорганизации юрлицо была возложена обязанность по уплате налоговой задолженности Общества (см. Определение Верховного Суда РФ от 14 декабря 2017 г. № 304-КГ17-18313).

13. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 января 2018 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 46 Федерального закона “О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования” и статьи 20 Федерального закона “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование” в связи с запросом Арбитражного суда города Москвы и жалобой общества с ограниченной ответственностью “Проект”» (Постановление КС РФ вступило в силу 18 января 2018 г.)

Правовая норма, закреплявшая состав правонарушения, может применяться и после утраты силы законом, ее содержавшим, к деяниям, совершенным во время действия этого закона, но только если предусмотренная ею ответственность мягче, чем закрепленная положением, устанавливающим в настоящее время ответственность за то же деяние, или равна ей.

Конституционный Суд РФ признал ч. 1 ст. 46 Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» и ст. 20 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование”» в их взаимосвязи не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу содержащиеся в них положения предполагают, что:

применение ч. 1 ст. 46 Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» с 1 января 2017 г. к деяниям, совершенным до этой даты, т.е. во время действия данного законоположения, допустимо только в том случае, если в системе действующего правового регулирования с учетом фактических обстоятельств конкретного дела исчисленный в соответствии с названным законоположением во взаимосвязи с общими положениями об ответственности за совершение таких правонарушений размер штрафа меньше или равен размеру штрафа, исчисленному в соответствии с п. 1 ст. 119 Налогового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с общими положениями налогового законодательства об ответственности за совершение налоговых правонарушений; в ином случае применению к соответствующим деяниям подлежит п. 1 ст. 119 Налогового кодекса РФ.

Конституционный Суд, в частности, отметил, что установление в п. 1 ст. 119 Налогового кодекса РФ с 1 января 2017 г. ответственности плательщика страховых взносов за непредставление в налоговый орган в законодательно закрепленный для этого срок расчета по страховым взносам, предусматривавшейся ранее ч. 1 ст. 46 Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования», при сохранении тем самым наказуемости соответствующего деяния означает, что с 1 января 2017 г. к таким правонарушениям, имевшим место до указанной даты, может применяться либо ч. 1 ст. 46 Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования», либо п. 1 ст. 119 Налогового кодекса РФ. Выбор же одного из названных законоположений для цели применения меры ответственности за соответствующее правонарушение предопределяется положениями ст. 54 Конституции РФ.

Органы ПФ РФ, ФСС РФ и суды, разрешая вопросы о возможности привлечения с 1 января 2017 г. к ответственности плательщиков страховых взносов за непредставление в установленный срок расчета по начисленным и уплаченным страховым взносам в соответствующие государственные внебюджетные фонды, подлежащим уплате за отчетные (расчетные) периоды, истекшие до 1 января 2017 г., о выборе на основе указанного критерия подлежащей применению нормы и о размере наказания, должны руководствоваться не только содержанием этих норм, но и находящимися с ними во взаимосвязи общими положениями о применении ответственности за совершение правонарушений данного вида, в том числе закрепляющими обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

14. Постановление Конституционного Суда РФ от 11 января 2018 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 81.1 и пункта 3.1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью “Синклит”» (Постановление КС РФ вступило в силу 12 января 2018 г.)

Изъятие и удержание в режиме хранения в качестве вещественных доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг, должно быть обоснованным и необходимым.

Конституционный Суд признал положения ч. 1 ст. 81.1 и п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что при решении на их основании уполномоченными лицами органов предварительного следствия и дознания в досудебном производстве по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности вопроса об изъятии, приобщении к материалам уголовного дела и удержании в режиме хранения в качестве вещественных доказательств предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности и принадлежащих на законных основаниях лицам, не являющимся в этих уголовных делах подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия (юридическим лицам, которые не контролируются подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия), указанные вещественные доказательства не должны изыматься у их собственников или владельцев, если обеспечение их сохранности и проведение с ними необходимых следственных действий, а равно предотвращение их использования для совершения преступлений не требуют – с учетом их особенностей и иных обстоятельств конкретного дела – такого изъятия; после проведения с ними необходимых следственных действий, потребовавших изъятия, они незамедлительно возвращаются собственнику или владельцу на ответственное хранение.

КС РФ, в частности, отметил, что финансовые, материальные и прочие потери собственников или владельцев изъятого имущества и других лиц, включая публично-территориальные образования, при изъятии предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности, могут значительно превышать последствия изъятия вещей той же стоимости, но иного целевого назначения. Следовательно, требуется специальный подход к разрешению в досудебном производстве по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности вопросов о признании указанных предметов вещественными доказательствами, их изъятии и удержании в режиме хранения, предполагающий, что такие изъятие и удержание должны быть скорее исключением, обусловленным обстоятельствами конкретного дела и особенностями этих предметов, в том числе информации, источниками которой они служат и которая необходима для раскрытия преступления.

Это, однако, не означает, что предметы, используемые для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности, не могут быть изъяты у лица, не имеющего статуса подозреваемого, обвиняемого и не несущего по закону материальную ответственность за их действия, если такое изъятие является вынужденно необходимым для расследования уголовного дела и вынесения справедливого приговора, поскольку иначе объективно невозможно обеспечить сохранность и доказательственную ценность указанных предметов, избежать уничтожения следов преступления, а равно если без такого изъятия имущество может быть использовано для продолжения преступной деятельности. Вместе с тем обязанность обосновать необходимость такого изъятия, в том числе при возникновении судебных споров по соответствующим вопросам, лежит на уполномоченных лицах органов предварительного следствия и дознания, причем одной только ссылки на то, что данный предмет обладает свойствами вещественного доказательства, недостаточно для обоснования необходимости его изъятия.

Оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или владельца того или иного имущества в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства не может, по смыслу ст. 81 и 82 УПК РФ, ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий применяющих данную меру должностных лиц органов предварительного расследования – суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно; в таких случаях должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или владельца и общества, возможные негативные последствия изъятия имущества; в зависимости от указанных обстоятельств дознаватель, следователь и затем суд, решая вопрос о признании имущества вещественным доказательством, должны определять, подлежит ли это имущество изъятию либо в соответствии с подп. «а», «б» п. 1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено собственнику или владельцу на хранение до принятия решения по уголовному делу. Такой механизм защиты прав и законных интересов заинтересованных лиц применим и к оценке правомерности изъятия предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности.

Источник: consultant.ru

Рассказать коллегам: