×

ВС опубликовал обзор практики за 2019 г. по делам о международном усыновлении

Суд вновь указал на то, что сохраняется устойчивая тенденция к ежегодному снижению количества таких дел о международном усыновлении
Один из адвокатов заметил, что в этом году ВС даже не стал раскрывать причину единственного проанализированного отказа в усыновлении и ограничился общими описательными моментами и без какой-либо критики. Вторая указала, что из обзора видно, что проблемы со здоровьем, имеющиеся у детей, как правило, не пугают иностранных усыновителей.

Верховный Суд подготовил Обзор практики рассмотрения в 2019 г. областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами РФ, постоянно проживающими за пределами России.

Содержание обзора

В документе отмечается, что в 2019 г. областными и равными им судами с вынесением решения рассмотрено 203 дела о международном усыновлении, что на 20,7% меньше, чем в 2018 г. (256 дел). По сравнению с 2016 г., когда было рассмотрено с вынесением решения 433 дела о международном усыновлении, в 2019 г. количество таких дел уменьшилось на 53,1%. С удовлетворением требования в 2019 г. рассмотрено 202 дела, с отказом в удовлетворении требования – 1 дело. Таким образом, заметил ВС, продолжает сохраняться устойчивая тенденция к ежегодному снижению количества дел о международном усыновлении.

Читайте также
ВС представил обзор практики за 2018 г. по делам о международном усыновлении российских детей
Высшая судебная инстанция отметила сохранение тенденции к снижению количества данной категории дел
07 Июня 2019 Новости

Указывается, что наибольшее количество дел о международном усыновлении с вынесением решения в 2019 г. рассмотрено Кемеровским областным судом (37 дел), Пермским краевым судом и Ленинградским областным судом (по 16 дел), Приморским краевым судом (13 дел), Красноярским краевым судом (12 дел). Чаще всего в 2019 г. российских детей усыновляли граждане Италии (64,8% дел, рассмотренных с удовлетворением заявления).

ВС указал, что по большинству рассмотренных в 2019 г. дел о международном усыновлении усыновителями являлись супруги. По ряду дел дети усыновлялись отчимом или мачехой либо лицом, являющимся родственником ребенка.

Основными причинами, по которым родственники детей отказывались принять их в свои семьи, являлись тяжелое материальное положение, вызванное отсутствием постоянной работы, неудовлетворительные жилищные условия, преклонный возраст, состояние здоровья (родственника ребенка и/или усыновляемого ребенка), отсутствие родственных чувств к ребенку.

Исследуя вопрос о принятых мерах по устройству ребенка в семьи российских граждан, суды в необходимых случаях допрашивали родственников ребенка в качестве свидетелей. В обзоре указано, что по ряду дел в целях проверки обстоятельств о возможности передачи несовершеннолетнего в семью его родственников суды направляли судебные поручения о допросе родственников ребенка по месту их жительства.

Например, Верховным Судом Республики Коми приостанавливалось производство по одному из дел о международном усыновлении ввиду необходимости допроса в порядке судебного поручения родственников несовершеннолетнего о возможности принять его в свою семью на воспитание. В последующем производство по делу было возобновлено и рассмотрено в срок, не превышающий двух месяцев с момента поступления заявления. Заявление об усыновлении судом было удовлетворено.

Отмечается, что при рассмотрении судами дел о международном усыновлении в обязательном порядке у органов опеки и попечительства и регионального оператора запрашивались сведения о количестве и конкретных кандидатах в усыновители граждан России, которым выдавалось направление на посещение ребенка за весь период его нахождения на учете в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Во всех случаях судами подробно изучалась информация о том, сколько раз ребенок предлагался к усыновлению российским гражданам, и причины отказа этих граждан взять ребенка в семью на воспитание.

Так, при рассмотрении Красноярским краевым судом дела об усыновлении двух несовершеннолетних (брата и сестры) гражданами Италии было установлено, что дети неоднократно предлагались для передачи на воспитание в семьи российских граждан, сведения о которых содержатся в личном деле детей. Судом установлено, что девочка предлагалась для усыновления 61 семье российских граждан, другой несовершеннолетний – 15 семьям граждан. Ознакомившись со сведениями о детях, указанные граждане отказались от получения направлений для личного общения с детьми по причине несоответствия данных о детях их пожеланиям, а также в связи с отдаленностью муниципального района, где находились дети. С учетом указанных обстоятельств, а также принимая во внимание, что заявители выразили желание усыновить обоих детей, суд удовлетворил их заявление.

Соблюдая положения ст. 57 СК РФ и ст. 12 Конвенции о правах ребенка, суды в судебном заседании выясняли мнение детей, достигших возраста десяти лет, по вопросу их усыновления.

Например, при рассмотрении Кемеровским областным судом одного из дел о международном усыновлении опрошенная в судебном заседании несовершеннолетняя, 2009 г. рождения, в присутствии социального педагога детского дома пояснила, что понимает, что заявители – граждане Италии – хотят ее удочерить, они ей нравятся и она согласна уехать с ними в Италию и изменить фамилию. Заявление граждан Италии об удочерении ребенка судом было удовлетворено.

Если суд приходил к выводу о том, что дети более младшего возраста в силу своего развития могут сформулировать свои взгляды по вопросам их усыновления, то такие несовершеннолетние также опрашивались в судебном заседании. При этом судом выяснялось мнение руководителя учреждения, в котором воспитывался ребенок, а также представителя органа опеки и попечительства о возможности опроса ребенка в судебном заседании. Данное мнение основывалось на результатах проведенного в детском учреждении тестирования ребенка, заключениях врачей, педагога-психолога относительно того, достиг ли ребенок достаточной степени развития и способен ли он формулировать свои собственные взгляды, а также не отразится ли негативно опрос ребенка в суде на его психическом или физическом состоянии.

Читайте также
ВС обобщил судебную практику по делам о возвращении детей на основании Гаагской конвенции 1980 г.
Как отмечается в обзоре, с 2016 по 2018 г. российскими судами первой инстанции было рассмотрено 71 дело о возвращении ребенка в страну постоянного проживания, из которых в большинстве случаев в удовлетворении требований было отказано
25 Декабря 2019 Новости

Отмечается, что по всем рассмотренным в 2019 г. делам о международном усыновлении суды выясняли причины, по которым заявители решили прибегнуть к процедуре усыновления, а также что послужило основанием для принятия ими решения об усыновлении ребенка, являющегося гражданином России. Так, почти во всех случаях причиной принятия решения об усыновлении (удочерении) ребенка являлось отсутствие у супругов биологических детей и невозможность (либо крайне малая степень прогнозируемой возможности) иметь их в будущем. При этом заявители указывали на то, что усыновление в России носит понятный характер, им близка культура и, кроме того, часть заявителей общается в стране своего проживания с семьями, усыновившими российских детей.

Указывается, что по ряду рассмотренных дел при наличии у заявителей ранее усыновленного ребенка из России основанием для обращения с заявлением об усыновлении являлось, кроме желания увеличить семью, наличие положительного опыта предыдущего усыновления.

Проведенное обобщение судебной практики показало, что при рассмотрении заявлений об усыновлении детей, имеющих братьев (сестер), суды неукоснительно соблюдали положения п. 3 ст. 124 СК РФ и удовлетворяли такие заявления только в том случае, если раздельное усыновление братьев и сестер отвечало интересам усыновляемого ребенка. По ряду дел суды выясняли мнение братьев (сестер) усыновляемых детей по вопросу их раздельного усыновления.

Как показало проведенное обобщение, по ряду рассмотренных судами в 2019 г. дел усыновители просили усыновить двух и более детей. В большинстве случаев дети имели родственные связи. Так, Красноярским краевым судом в пяти случаях были удовлетворены заявления иностранных граждан об усыновлении двух детей, имеющих родственные связи.

В обзоре отмечается, что суды во всех случаях проверяли, отвечают ли возраст усыновляемого либо состояние его здоровья рекомендациям, которые даны усыновителям в социально-психологическом отчете или в свидетельстве о способности быть усыновителями. В необходимых случаях заявители представляли в суд дополнительные документы по указанному вопросу.

Указывается, что, поскольку одним из факторов, влияющих на установление контакта с ребенком, является непосредственное общение ребенка с кандидатами в усыновители, суды изучали заключение психолога о длительности и характере общения заявителей и усыновляемого ребенка. Согласно обзору, как правило, усыновители общались с ребенком 2-3 раза в течение нескольких дней по несколько часов, однако имели место более продолжительные встречи с детьми.

В случаях, когда судом выяснялось, что заявители ранее усыновляли детей (в том числе граждан России), суды подробно исследовали, насколько успешно такие кандидаты в усыновители справляются со своими родительскими обязанностями в отношении ранее усыновленных детей.

При рассмотрении дел об усыновлении иностранными гражданами детей, у которых была сформирована разговорная речь на родном языке, в судебных заседаниях выяснялся вопрос о том, владеют ли усыновители русским языком, и если владеют, то в какой степени. Также выяснялся вопрос о наличии языкового барьера и возможности его преодоления с учетом возраста ребенка. Отмечается, что все заявители считали этот вопрос очень важным. Часть из них поясняла, что стремятся найти или уже имеют в окружении (среди родственников или друзей) лиц, владеющих русским языком; некоторые осваивают самостоятельно необходимые для общения с ребенком слова; часть не исключала посещение ребенком русской школы в их стране; многие заявители поддерживают связи с лицами, уже усыновившими ребенка из России, а также планируют привлечение педагогов-психологов для помощи ребенку в овладении языком страны проживания. Во многих случаях контакт, который устанавливался между усыновителями и ребенком уже на стадии общения, позволял им понимать друг друга на бытовом уровне.

В 2019 г. по большинству рассмотренных судами дел представленные заявителями медицинские заключения отвечали требованиям российского законодательства. Также проверялось, не истек ли с момента выдачи медицинских заключений о состоянии здоровья заявителей установленный шестимесячный срок. В случае его истечения суд предлагал заявителям устранить указанный недостаток.

В практике областных и равных им судов имелись случаи назначения по делам о международном усыновлении экспертиз, привлечения к участию в деле специалистов, психологов. Например, по пяти рассмотренным делам Иркутским областным судом назначалось проведение психолого-педагогических экспертиз. Заключения, как правило, содержали выводы относительно готовности иностранных граждан быть усыновителями детей, которые имели отклонения в состоянии здоровья; установления детско-родительских отношений между усыновителями и усыновляемым ребенком (детьми); о готовности со стороны заявителей приложить все усилия для обеспечения лечения, воспитания усыновляемого ребенка (детей). Результаты заключений исследовались судами, и выводы относительно этих заключений отражены в решениях судов.

При усыновлении, как правило, заявителями ставились вопросы об изменении фамилии, имени ребенка, об изменении или неприсвоении отчества (ст. 134 СК РФ). По одному из дел, рассмотренных Верховным Судом Республики Коми, помимо вопроса об изменении фамилии детей и исключении из актовой записи об их рождении отчества, заявители просили изменить имена девочки и мальчика с добавлением второго имени к имеющемуся. Данные требования судом были удовлетворены. По всем делам изменение фамилии, имени и отчества усыновленного ребенка, достигшего возраста десяти лет, произведено судом с согласия ребенка, как того требует п. 4 ст. 134 СК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 135 СК РФ суды удовлетворяли требования заявителей об изменении даты и места рождения.

Кроме того, по одному из дел усыновители ходатайствовали об обращении решения суда к немедленному исполнению и просили передать усыновляемого ребенка из детского учреждения в их семью. Нижегородский областной суд отказал в удовлетворении ходатайства со ссылкой на положения ст. 212 ГПК РФ, а именно на отсутствие исключительных обстоятельств, вследствие которых замедление в исполнении судебного акта может привести к затруднению в его исполнении в последующем и к нарушению прав и охраняемых законом интересов самого усыновляемого.

Согласно обзору, в 2019 г. при рассмотрении дел о международном усыновлении Иркутским областным судом по выявленным недостаткам было направлено два письма в адрес министра образования Иркутской области и министра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области в связи с несвоевременным направлением усыновляемого ребенка для проведения медицинского освидетельствования, а также неполнотой принятых органами опеки и попечительства мер по установлению родственников ребенка и выяснению возможности устройства усыновляемого в их семьи.

Адвокаты прокомментировали обобщение практики

Адвокат АП Ленинградской области Евгений Тарасов посчитал, что обзор носит ритуальный характер, потому что он структурно, а местами практически дословно повторяет аналогичные обзоры за 2011–2018 гг. Однако, заметил он, в этом году ВС даже не стал раскрывать причину единственного проанализированного отказа в усыновлении, а также ограничился общими описательными моментами и без какой-либо критики. Кроме того, многие изложенные позиции уже давно нашли широкое применение в практике.

«Конечно, следует похвалить ВС РФ за столь пристальное внимание к проблеме международного усыновления, но с учетом немногочисленности таких дел, как представляется, более важным было бы внимательное отношение и к другим категориям споров, вытекающих из семейных отношений, – указал Евгений Тарасов. – Так что было бы правильным взять за правило подготовку ежегодного тематического обзора по семейным спорам, чтобы оперативно ориентировать суды и заинтересованных лиц в тенденциях правоприменения».

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Виктория Дергунова отметила, что из обзора видно, что проблемы со здоровьем, имеющиеся у детей, как правило, не пугают иностранных усыновителей. «К слову сказать, согласно исследованию “Новой Газеты”, число иностранных граждан, принимающих в свои семьи детей с инвалидностью, выросло с 4% в 2010 г. до 10% в 2019 г. Суды во всех случаях проверяют, отвечает ли возраст усыновляемого, состояние его здоровья рекомендациям, которые даны усыновителям в социально-психологическом отчете или в свидетельстве о способности быть усыновителями. Например, по одному из дел, находившихся на рассмотрении Челябинского областного суда, производство было прекращено в связи с отказом граждан Франции от усыновления ввиду состояния здоровья ребенка. В другом деле Саратовский областной суд удовлетворил заявление об усыновлении шестилетнего ребенка с наличием инвалидности, в то время как из первоначального заключения следовало, что граждане Франции могут усыновить одного ребенка любого этнического происхождения в возрасте от одного до пяти лет, не являющегося носителем необратимого заболевания и без инвалидности. Привлечение к участию в деле представителя государственного опекуна усыновляемого ребенка, который смог дать дополнительные пояснения о состоянии здоровья ребенка, позволило убедиться, что заявителям понятен диагноз ребенка, тяжесть его заболевания и они готовы усыновить ребенка с имеющимися заболеваниями и имеют возможность обеспечить ему надлежащее медицинское обслуживание», – рассказала Виктория Дергунова.

Тем не менее, заметила она, сама процедура усыновления ребенка, наглядно проиллюстрированная в обзоре, вызвала ряд вопросов. В соответствии со ст. 21 Конвенции о правах ребенка государства-участники, которые признали и (или) разрешают существование системы усыновления, обеспечивают, чтобы наилучшие интересы ребенка учитывались в первостепенном порядке, и они признают, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным. Таким образом, отметила адвокат, положения Конвенции о правах ребенка подразумевают усыновление в другую страну, а не усыновление иностранными гражданами, постоянно проживающими на территории Российской Федерации.

Виктория Дергунова напомнила, что в целях реализации указанной нормы в семейном законодательстве закреплено положение о возможности усыновления детей иностранными гражданами только по истечении года со дня поступления сведений в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей (абз. 2 п. 4 ст. 124 СК РФ).

Адвокат указала, что, согласно обзору, по некоторым делам ребенок предлагался на усыновление большому количеству семей граждан России: от 50 семей (по делу, рассмотренному Алтайским краевым судом) до 61 семьи (Красноярский краевой суд). Органы опеки и попечительства собирали информацию о родственниках ребенка, брали у них письменные заявления об отказе принятия ребенка в семью с указанием причин отказа. Суды нередко их дополнительно допрашивали в качестве свидетелей.

«Представляется, что такая процедура способна причинить вред психическому здоровью ребенка и нанести ему травму, известную в психологии как “синдром (комплекс) брошенности”, когда он получил отвержение от кровных родителей, затем от родственников и в результате в отдельных случаях еще и от потенциальных усыновителей. В связи с этим с целью обеспечения наилучших интересов ребенка и соблюдения баланса его интересов, интересов потенциальных усыновителей и государства полагаем, что основным юридически значимым обстоятельством при рассмотрении такого рода дел должно являться именно истечение годичного срока со дня поступления сведений в федеральный банк данных о детях», – посчитала Виктория Дергунова.

По ее мнению, сомнения также вызывает проведение психолого-педагогической экспертизы. «Проведение педагогического исследования как вида экспертизы является не бесспорным, поскольку его объектом выступает образовательная среда психического развития ребенка, а предметом – влияние средовых факторов на его психическое развитие, обучение и формирование. Педагогическая экспертиза имеет целью проверку образовательных программ в том или ином контексте. Вопросы, исследуемые в сфере семейных отношений, имеют достаточно косвенное отношение к педагогике и всецело относятся к компетенции психолога. Представляется, что наиболее оптимальным является назначение психологической или комплексной психолого-психиатрической экспертизы», – резюмировала адвокат.

Рассказать: