×

ВС обязал нижестоящие инстанции проверять, соответствует ли «гайд-парк» заявленной цели митинга

Верховный Суд также напомнил, что предложение властей об изменении места проведения публичного мероприятия не может сводиться к абстрактной ссылке на необходимость защиты публичных интересов
По мнению одного из экспертов, этот спор подтверждает, что КАС РФ – неэффективное средство правой защиты для данной категории дел. Другая напомнила о подходе ЕСПЧ, в соответствии с которым власти должны проявлять определенную толерантность по отношению к мирным собраниям даже тогда, когда они могут вызвать некоторое нарушение обыденной жизни.

Верховный Суд РФ разъяснил, когда власти могут предложить изменить место проведения митинга (Определение от 26 августа 2020 г. № 5-КАД20-5-К2).

Три инстанции сочли предложение провести митинг в «гайд-парке» правомерным

25 марта 2019 г. Олег Сулакадзе направил в префектуру СВАО г. Москвы уведомление о проведении митинга 7 апреля того же года с предполагаемым участием 150 человек. Целью мероприятия была защита прав жителей района «Останкинский» на благоприятную среду (запрет застройки озелененной территории). В качестве основного места митинга Олег Сулакадзе указал два варианта: двор одного из домов по улице Цандера или площадка между двумя другими домами на той же улице.

Спустя четыре дня активист получил ответ из префектуры, из которого следовало, что указанные в уведомлении места не предназначены для публичных мероприятий. Так, для проведения митинга во дворе дома необходимо согласие Управления гражданского строительства. Второй вариант – это «зеленая зона» с сетью тропиночных дорожек. Префектура пояснила, что такая территория не предназначена для проведения митинга с заявленным количеством участников, обратное повлечет нарушение Закона г. Москвы о защите зеленых насаждений. Также отмечалось, что проведение публичного мероприятия на указанных в уведомлении площадках помешает движению пешеходов и нарушит права и интересы граждан, не участвующих в митинге. В качестве альтернативы власти предложили провести митинг в «гайд-парке» в «Сокольниках».

Олег Сулакадзе подал административный иск о признании решения префектуры незаконным. Останкинский районный суд отказал в удовлетворении требований, ту же позицию заняли апелляция и кассация. Все три инстанции исходили из того, что предложение властей провести митинг в специально отведенном для этого месте обусловлено необходимостью защитить публичные интересы – избежать нарушений в работе объектов социальной инфраструктуры, не допустить препятствий движению пешеходов, а также нарушения прав и интересов граждан, не участвующих в акции. Такой ответ, по мнению судов, не является отказом в проведении публичного мероприятия.

Не согласившись с таким подходом, Олег Сулакадзе подал кассационную жалобу в Верховный Суд.

ВС напомнил, что необходимость изменения места митинга надо обосновывать

Судебная коллегия по административным делам, прямо не ссылаясь на положения Конституционного Суда РФ, процитировала его позицию, отраженную в постановлениях № 4-П/2013 и № 2-П/2017: «Федеральный закон должен обеспечивать возможность полноценной реализации права на свободу мирных собраний и одновременно – соблюдение надлежащего общественного порядка и безопасности без ущерба для здоровья и нравственности граждан на основе баланса интересов организаторов и участников публичных мероприятий, с одной стороны, и третьих лиц – с другой, исходя из необходимости государственной защиты прав и свобод всех лиц (как участвующих, так и не участвующих в публичном мероприятии), в том числе путем введения адекватных мер предупреждения и предотвращения нарушений общественного порядка и безопасности, прав и свобод граждан».

Читайте также
Пленум ВС разъяснил судам применение законодательства о публичных мероприятиях
Постановление было принято после значительной переработки и исключения нескольких пунктов разъяснений
28 Июня 2018 Новости

Судебная коллегия напомнила и о п. 12 Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 28, согласно которому предложение органа публичной власти об изменении места или времени начала и окончания проведения публичного мероприятия не может быть произвольным и немотивированным, а должно содержать конкретные данные, свидетельствующие об очевидной невозможности его проведения в заявленном месте или в заявленное время в связи с необходимостью защиты публичных интересов. В том же пункте Пленум ВС пояснил, что может быть отнесено к таким публичным интересам, среди них – обеспечение безопасности граждан из-за угрозы обрушения зданий и сооружений или превышения нормы предельной заполняемости предполагаемого места публичного мероприятия. Кроме того, Пленум призвал учитывать, что неудобства для не участвующих в таком мероприятии граждан, а также предположения властей о возможности возникновения таких неудобств сами по себе не являются уважительными причинами для изменения места или времени проведения публичного мероприятия. Орган публичной власти обязан представить суду доказательства, подтверждающие наличие конкретных обстоятельств, препятствующих проведению публичного мероприятия в заявленном месте или в заявленное время.

В этом же деле, заметил ВС, суды не исследовали доказательства, подтверждающие конкретные обстоятельства, которые мешали проведению митинга в заявленных местах. Они также не стали выяснять, принимал ли уполномоченный орган дополнительные меры, направленные на обеспечение соблюдения требований, предусмотренных законодательством. «Суд в случае установления принятия указанных мер должен проверить, имелась ли у административного ответчика возможность обеспечить общественный порядок, безопасность граждан, а также нормальное и бесперебойное функционирование жизненно важных объектов коммунальной, транспортной или социальной инфраструктуры», – пояснил ВС.

При этом, добавил он, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что проведение митинга в данном случае могло повлечь обрушение зданий и сооружений, угрожало безопасности участников мероприятия или нормальному и бесперебойному функционированию жизненно важных объектов коммунальной, транспортной инфраструктуры. Довод властей об отсутствии у организатора митинга согласия КП г. Москвы «Управление гражданского строительства» на проведение мероприятия судом не проверен, а норма закона, предусматривающая такую обязанность, не приведена. Доказательства, свидетельствующие о том, что проведение митинга с заявленным количеством участников нарушит Закон г. Москвы о защите зеленых насаждений, отсутствуют.

Кроме того, заметил Суд, нижестоящие инстанции не установили, соответствует ли предложенное префектурой специально отведенное место (парк культуры и отдыха «Сокольники», в котором проведение публичного мероприятия с предельной нормой заполняемости до 1500 человек осуществляется без подачи уведомления) достижению заявленной цели митинга.

В итоге акты Останкинского районного суда, Московского городского суда и Второго кассационного суда общей юрисдикции были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты оценили решения российских судов с позиции ЕСПЧ

Юрист Николай Зборошенко в комментарии «АГ» отметил, что в данном деле затронуты несколько проблем, ранее являвшихся предметом рассмотрения ЕСПЧ, при этом лишь часть из них рассмотрена Верховным Судом. «Так, коллегия ВС обратила внимание на отсутствие со стороны нижестоящих инстанций оценки обоснованности абстрактного утверждения префектуры об угрозе обрушения зданий и нарушении функционирования объектов инфраструктуры, а также соответствия (либо несоответствия) предложенного префектурой альтернативного места проведения мирного собрания заявленной цели мероприятия. Данные доводы Верховного Суда согласуются с правовой позицией ЕСПЧ, изложенной в Постановлении по делу “Лашманкин и другие против России”», – пояснил эксперт.

Между тем, добавил он, ВС не дал оценку тому обстоятельству, что на день рассмотрения кассационной жалобы прошло почти полтора года с предполагаемой даты митинга. «Права организаторов мирного собрания уже не могут быть эффективно восстановлены. Данное обстоятельство указывает на сохраняющуюся неэффективность КАС РФ как средства правовой защиты. ЕСПЧ в упомянутом Постановлении по делу “Лашманкин и другие против РФ” обратил внимание на проблему неспешного рассмотрения национальными судами дел данной категории», – указал Николай Зборошенко.

По его словам, вопрос эффективности КАС как средства правовой защиты уже с учетом практики применения Постановления Пленума ВС № 28 был поднят ЕСПЧ в деле «Астраханцева и другие против РФ», коммуникация по которому завершилась 13 марта 2020 г.

Читайте также
ЕСПЧ присудил свыше 5 тыс. евро участникам мирных пикетов за необъективность судов
Европейский Суд отметил, что отсутствие стороны обвинения при рассмотрении дел повлияло на беспристрастность судов, несправедливо оштрафовавших участников несанкционированных, но при этом мирных акций
22 Февраля 2019 Новости

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян полагает, что действия властей, отказавших в проведении митинга, в данном случае действительно были произвольными. «ЕСПЧ неоднократно отмечал, что государство должно воздерживаться от применения произвольных мер, которые могут нарушить право на мирные публичные акции, и не обладает полной свободой действий даже в случае нарушения их участниками установленных правил проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования», – сославшись на постановления Европейского Суда по делам «Примов и другие против России» и «Мучник и Мордовин против России», отметила эксперт.

Кроме того, правила, регулирующие порядок организации и проведения публичных собраний, включая требование предварительного уведомления, имеют существенное значение для спокойного проведения таких мероприятий, позволяя властям минимизировать помехи уличному движению и принять иные меры безопасности, но их исполнение не может быть самоцелью и не должно создавать скрытые препятствия для реализации защищаемой Конвенцией о защите прав человека и основных свобод свободы мирных собраний, напомнила Нарине Айрапетян. Эти выводы, по ее словам, приведены в постановлениях ЕСПЧ по делам «Букта (Bukta) и другие против Венгрии» и «Каспаров и другие против России».

«В рассматриваемом деле необходимые меры со стороны префектуры для минимизации предполагаемых последствий приняты не были – во всяком случае доказательства принятия этих мер не были представлены и, соответственно, не исследовались судами», – заметила адвокат. Так, ЕСПЧ полагает, что публичные власти должны проявлять определенную толерантность по отношению к мирным собраниям даже тогда, когда они могут вызвать некоторое нарушение обыденной жизни, включая помехи уличному движению, поскольку иначе свобода собраний лишилась бы своего существа (постановления по делам «Акгел и Гел (Akgol and Gol) против Турции» и «Берладир и другие против России»).

«Любые меры, препятствующие свободе собраний и свободе выражения мнений, кроме случаев подстрекательства к насилию или нарушения демократических принципов, оказывают демократии плохую услугу и даже угрожают ей», – подчеркнула эксперт со ссылкой на постановления Европейского Суда по делам «Фабер (Faber) против Венгрии» и «Тараненко против России».

Рассказать: