×

Правовые позиции Судебной коллегии по экономическим спорам из Обзора ВС № 2 за 2019 г.

Большинство правовых позиций посвящены спорам о вещных правах и тяжбам, вытекающим из земельного и градостроительного законодательства
Фото: «Адвокатская газета»
Особое внимание эксперты «АГ» уделили разъяснениям, касающимся «банкротного туризма» и обязательственных правоотношений. При этом мнения экспертов о правовой позиции ВС, касающейся спора банка и должника-физлица, разошлись.

Как ранее писала «АГ», 17 июля Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики № 2 за 2019 г. В него вошли 53 правовые позиции по различным правовым вопросам, 27 из которых были рассмотрены Судебной коллегией по экономическим спорам.

Большинство дел данной категории посвящено спорам о вещных правах и тяжбам, вытекающим из земельного и градостроительного законодательства. Эксперты «АГ» прокомментировали наиболее значимые, с их точки зрения, разъяснения ВС.

Вопросы банкротства

Читайте также
ВС утвердил второй обзор судебной практики за 2019 г.
Документ содержит более 50 правовых позиций, большая часть которых связана с гражданско-правовыми отношениями
23 Июля 2019 Новости

Эксперты особо отметили п. 13 обзора, в котором ВС разъяснил, что дело о банкротстве при наличии соответствующего ходатайства рассматривается судом по месту постоянного или преимущественного проживания должника, искусственно создающего условия для изменения его территориальной подсудности путем формальной смены регистрационного учета в целях затруднения реализации прав кредиторов на получение причитающегося им исполнения («АГ» писала об этом).

«ВС сформулировал важную правовую позицию, направленную на пресечение недобросовестного поведения должника. Судам предлагается оценить действительную цель смены места регистрационного учета должника в преддверии банкротства, не ограничиваясь формальными признаками. Таким образом, кредиторы смогут участвовать в банкротном процессе по месту фактической деятельности и месту жительства должника, что сократит их финансовые и временные издержки», – отметила адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова.

Ведущий юрист юридической фирмы INTELLECT, адвокат Сергей Гуляев добавил, что указанный пункт обзора окончательно утвердил запрет «банкротного туризма» граждан. «Ранее ВС в Определении от 21 марта 2019 г. № 308-ЭС18-25635 уже устанавливал запрет на искусственное изменение территориальной подсудности должником. Указанное правило положительно повлияет на судебную практику, поскольку должники не смогут при помощи фиктивной регистрации по месту жительства в другом регионе изменять подсудность дела о банкротстве. Как следствие, кредиторы смогут сократить издержки на участие в процедуре банкротства должника и обеспечить наиболее полный контроль за добросовестностью поведения должника, что будет способствовать удовлетворению их требований», – считает он.

Читайте также
ВС разъяснил, какие действия должника можно квалифицировать как «банкротный туризм»
Как пояснил Суд, искусственное изменение территориальной подсудности дела о банкротстве путем формальной смены должником регистрационного учета без фактического его переезда свидетельствует о злоупотреблении им своими правами
02 Апреля 2019 Новости

Руководитель направления юридического сопровождения консалтинговой группы G3 Юлиана Осина отметила, что теперь понятие «банкротный туризм» перешло в разряд официальных. «Хотя в данном случае речь идет о “внутреннем туризме”, необходимо напомнить о несостоявшемся ранее “внешнем туризме”, когда российские суды отказали в признании и приведении в исполнение на территории РФ Определения Высокого суда Англии от 5 октября 2012 г. о банкротстве Владимира Кехмана (дело № А56-71378/2015). Тогда суды указали, что наличие судебного акта иностранного суда о признании физлица – гражданина РФ банкротом в данном случае не препятствует введению в отношении такого лица процедуры банкротства в соответствии с российским законодательством», – пояснила она. Эксперт добавила, что у недобросовестных должников осталось еще много различных ухищрений, а процедура банкротства по-прежнему требует значительных денежных вложений от заинтересованной стороны.

Алина Емельянова обратила внимание на неоднозначную правовую позицию Суда, сформулированную им в п. 14 обзора, о которой также писала «АГ». В частности, дела о банкротстве граждан нельзя прекратить из-за непредставления суду кандидатуры арбитражного управляющего в течение трех месяцев (п. 9 ст. 45 Закона о банкротстве).

«В целях обеспечения конституционного права гражданина на судебную защиту в рамках потребительского банкротства высшая инстанция предлагает судам занимать активную позицию в решении вопроса об утверждении арбитражного управляющего. Суды должны направлять запросы во все СРО арбитражных управляющих, если ни одна из указанных в ходатайстве гражданина СРО не представила кандидатуру управляющего, – пояснила она. – Одновременно ВС сделал вывод о неприменимости положений п. 9 ст. 45 Закона о банкротстве к потребительскому банкротству, что способствует процессуальной неопределенности, ведь управляющий может быть не предложен ни одной из всех имеющихся СРО, и в этом случае неясно, как поступить суду», – отметила адвокат.

По мнению Сергея Гуляева, прекращение дела о банкротстве из-за отсутствия кандидатуры арбитражного управляющего фактически лишает гражданина права на обращение в суд с заявлением о признании себя банкротом, гарантированного Законом о банкротстве. «Это обстоятельство, в свою очередь, нивелирует цель создания института банкротства граждан и не позволяет достичь восстановления их платежеспособности и расчетов с кредиторами», – считает эксперт.

Межевые споры

Читайте также
ВС: Невозможность найти финансового управляющего – не повод прекращать дело о банкротстве гражданина
Верховный Суд указал, что, поскольку право на потребительское банкротство неосуществимо без участия финансового управляющего, суды обязаны активно содействовать в его поиске
08 Февраля 2019 Новости

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко выделил п. 21 обзора. Согласно ему при разрешении межевого спора суд устанавливает фактическую и (или) юридическую границу смежных земельных участков, учитывая, в том числе, сведения о местоположении их границ и их согласовании на момент образования спорных участков. При наличии межевого спора иск о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на земельный участок является ненадлежащим способом защиты права.

«ВС разъяснил, как правильно отграничить иск об установлении границ от иска о признании права собственности отсутствующим. На практике их часто путают и предъявляют неверно, однако первый подается при наличии возражений о местоположении границ участка, поскольку содержит просьбу к суду определить (установить) их. Такие дела ВС называет межевыми спорами. Разрешая такой спор, суд устанавливает площадь каждого из смежных участков, соответствие их юридических и фактических границ, оценивает наличие несовпадения сведений об их местоположении, закрепленных в госкадастре, фактическим границам», – пояснил он.

Эксперт также отметил п. 23 документа, в котором разъясняется, что если внесенные в госкадастр сведения о земельном участке не носят временный характер, то такой участок может быть снят с кадастрового учета только вследствие его преобразования или в прямо предусмотренных законом случаях. «Это важное разъяснение, так как на практике иски о снятии участков с кадастрового учета предъявляются достаточно часто, а суды удовлетворяют их без необходимых на то оснований», – добавил Сергей Радченко.

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук выделил п. 26 обзора. Так, ВС указал, что если уполномоченный орган выдал разрешение на строительство, но впоследствии установил его противоречие действующему законодательству на момент его выдачи, то аннулирование такого разрешения правомерно. «Правовая позиция Верховного Суда направлена на более оперативное исправление правонарушений, которые уже были совершены, но носят длящийся характер. Тем самым муниципальным органам предоставляется право в обход судебного контроля исправлять ошибки, допущенные должностными лицами при выдаче разрешений. Кроме того, данная позиция пресекает незаконную деятельность недобросовестных застройщиков и должностных лиц, которые злоупотребляют правом на выдачу разрешений на строительство. Вместе с тем необходимо осуществлять тщательный контроль непосредственно над органом, который вправе аннулировать ранее выданное разрешение, в целях исключения злоупотреблений с его стороны», – отметил он.

Обязательственные правоотношения

Три эксперта обратили внимание на правовую позицию, включенную в п. 28 обзора, о которой также писала «АГ». ВС указал, что лицо, участвовавшее в переговорах от имени должника и умышленно предоставившее кредитору ложную информацию об имущественном состоянии последнего, обязано возместить причиненный кредитору вред. «Дело интересно тем, что ВС посчитал необходимым решать его по нормам о деликтах, несмотря на то, что между банком и клиентом были обязательственные отношения», – отметил Сергей Радченко.

Читайте также
ВС: Вывод об умышленности действий руководителя должника можно сделать не только в рамках уголовного дела
Суд указал, что исследование обстоятельств, при которых банку предоставлялась недостоверная информация о состоянии активов общества, возможно провести не только в уголовном, но и в гражданском судопроизводстве
12 Марта 2019 Новости

По мнению Антона Макейчука, ВС продолжает путь «прокредиторской» направленности законодателя. «ВС указал, что кредиторы вправе предъявлять требования к контролирующим должника лицам и после завершения процедуры банкротства, если с ними не рассчитались должным образом. Тем самым Суд в очередной раз призвал не придерживаться формального подхода к рассмотрению такой категории споров и в случае ошибочной квалификации истца при обосновании иска не отказывать в его удовлетворении. Также примечательно, что суд не должен ограничиваться только доводами, которые представлены истцом, но должен проверить поведение самих лиц, предоставивших ложную информацию», – пояснил он.

Старший партнер, руководитель группы практик юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин отметил, что в данном случае банк пытался привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника, которые умышленно исказили бухгалтерскую отчетность для получения кредита. «ВС фактически согласился с тем, что такие действия не являются основанием для субсидиарной ответственности, но являются деликтом – неправомерными действиями, которые повлекли причинение убытков (ст. 1064 ГК РФ). Такой подход, во-первых, упростит взыскание убытков с контролирующих лиц должника, которые организовали получение организацией-заемщиком кредита по недостоверной бухгалтерской отчетности. Во-вторых, он, очевидно, применим не только к банковскому кредитованию, но и к иным к случаям получения должником небанковских займов и иного имущества, если соответствующий договор был заключен вследствие представления недостоверной отчетности», – считает эксперт.

Он также полагает важным вывод ВС о том, что для взыскания убытков с контролирующих лиц в подобной ситуации не требуется отдельно признавать недействительной саму сделку по выдаче кредита по основаниям ст. 178, 179 ГК РФ. «Кроме того, значима позиция Суда о том, что не препятствует взысканию убытков и что соответствующее требование по возврату кредита включено в реестр требований самого должника (основного заемщика)», – добавил Роман Речкин.

Вместе с тем эксперт не согласился с позицией Верховного Суда, вставшего на сторону банка в споре с ФАС РФ по вопросу о том, вправе ли антимонопольный орган истребовать у банка информацию, составляющую банковскую тайну. «ВС рассмотрел коллизию между Законом о банках (он предусматривает закрытый перечень лиц, которым банк обязан предоставлять информацию, содержащую банковскую тайну) и Законом о защите конкуренции, который предоставляет антимонопольному органу право истребовать в рамках своей компетенции соответствующую информацию, причем он не содержит ограничений по составу и объему запрашиваемых антимонопольным органом сведений», – пояснил он.

По мнению Романа Речкина, в рассматриваемом случае Суд истолковал законодательство формально-ограничительно, придя к выводу, что банки не обязаны предоставлять информацию антимонопольному органу. «На мой взгляд, защита конкуренции – это тот публичный интерес, который позволяет ограничить частное право лица на защиту тайны его банковских операций (п. 3 ст. 55 Конституции РФ), однако ВС такой подход не поддержал. Позиция Суда окажет заметное влияние на проведение органами ФАС всех последующих проверок и существенно затруднит выполнение им главной функции – защиты конкуренции. Ведь при проверке соблюдения хозяйствующими субъектами законодательства о защите конкуренции соответствующие обстоятельства (например, то, что лица входят в одну группу, применительно к ст. 9 Федерального закона № 135-ФЗ) едва ли возможно доказать без анализа движения средств по счетам», – с сожалением заключил эксперт.

Налоговые споры и процессуальные разъяснения

Руководитель налоговой практики юридической фирмы Five Stones Consulting, адвокат Екатерина Болдинова выделила несколько важных разъяснений о налоговых спорах. Так, из п. 31 обзора следует, что размер штрафа за совершение налогового правонарушения не может быть снижен до нуля при наличии смягчающих обстоятельств, поскольку это означает освобождение лица от такой ответственности.

«Такая позиция, с одной стороны, логична (снижение санкций не равно освобождению от ответственности провинившегося налогоплательщика), а с другой – оставляет последнему значительное пространство для маневра. Дело в том, что Суд в очередной раз подчеркнул, что размер взыскания должен отвечать критерию соразмерности и применяться с соблюдением принципов справедливости наказания, его индивидуализации и дифференцированности с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств», – пояснила она. Эксперт отметила, что в ходе судебных разбирательств большинству налогоплательщиков удается снизить штрафы более чем вдвое. «На личном опыте мне удавалось снизить штраф в 128 раз», – добавила она.

Как следует из разъяснений ВС, отметила эксперт, факт ликвидации объектов основных средств не является основанием для корректировки ранее принятых при их приобретении вычетов НДС путем восстановления налога к уплате в бюджет, поскольку приводит к прекращению физического существования этих объектов, а не к их дальнейшему использованию в необлагаемой деятельности.

«Данное разъяснение посвящено судьбе вычетов по НДС при прекращении физического существования объектов, с приобретением которых они были получены. В рассматриваемом случае объекты основных средств налогоплательщика пришли в негодность и были списаны с учета в результате аварии, а оставшиеся запчасти и отходы лома цветных металлов налогоплательщик принял к учету в качестве материалов. По мнению налогового органа, НДС должен был быть восстановлен пропорционально остаточной стоимости основных средств. Суд посчитал, что ликвидация объектов основных средств не образует основание восстановления НДС, поскольку приводит к прекращению физического существования этих объектов, а не к их дальнейшему использованию в необлагаемой деятельности», – пояснила Екатерина Болдинова.

Эксперт упомянула о существовании негативной судебной практики по данному вопросу в Северо-Кавказском округе и выразила надежду, что после таких разъяснений правоприменители сформируют единообразный подход.

Также Екатерина Болдинова выделила п. 40 обзора, посвященный процессуальным вопросам, в котором отмечается, что госпошлина с налогоплательщика не взыскивается, если после его обращения в суд налоговый орган добровольно удовлетворил его требование. «ВС воспользовался аналогией права, ссылаясь на положения АПК РФ об отказе от иска, а также разъяснениями, ранее приведенными в Постановлении Пленума № 1 от 21 января 2016 г.», – резюмировала она.

Рассказать: