×

ВС разъяснил, какие действия должника можно квалифицировать как «банкротный туризм»

Как пояснил Суд, искусственное изменение территориальной подсудности дела о банкротстве путем формальной смены должником регистрационного учета без фактического его переезда свидетельствует о злоупотреблении им своими правами
Адвокаты в целом положительно прокомментировали определение Верховного Суда РФ. По мнению одного, высшая судебная инстанция подробно обосновала свои выводы и впервые назвала такое недобросовестное поведение должника «банкротным туризмом». Другой отметил, что основная ценность комментируемого определения заключается в опровержимости презумпции о соответствии места жительства человека адресу его регистрации, и раскритиковал ВС за использование сленгового термина и иных формулировок, не характерных для его обычного официального стиля.

21 марта Верховный Суд РФ вынес определение по спору между кредиторами и должником об определении подсудности дела о банкротстве бывшего главы крестьянско-фермерского хозяйства, изменившего место регистрации прямо перед подачей заявления о личной несостоятельности.

Смена места регистрации должника перед его банкротством

31 мая 2018 г. экс-глава крестьянско-фермерского хозяйства Сергей Чак направил в арбитражный суд заявление о личном банкротстве, поскольку его задолженность перед группой кредиторов составила 343 млн руб.

Подаче заявления предшествовали следующие события: 21 мая 2018 г. кредиторы должника Илья Перегудов и Юлий Тай опубликовали в реестре Федресурса сообщения о намерении обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве Сергея Чака, который в последующие два дня подал заявление о прекращении своего статуса главы КФХ, снялся с регистрационного учета в г. Москве и встал на учет по новому адресу в Ставропольском крае.

Впоследствии кредитор должника Илья Перегудов ходатайствовал в арбитражном суде Ставропольского края о передаче дела по подсудности в г. Москву.

Рассматривая ходатайство кредитора об изменении подсудности дела, арбитражный суд учел, что жилье по новому адресу регистрации Сергея Чака принадлежало на праве собственности его знакомому, который зарегистрировал должника в своем доме по просьбе последнего, а сам банкрот фактически проживает в Москве. Также суд выяснил, что, согласно описи имущества гражданина-банкрота, принадлежащие ему на праве собственности 25 объектов недвижимости расположены в Москве, Московской, Калужской и Тверской областях. Большинство компаний, учредителем и акционером которых является Сергей Чак, зарегистрированы в столице, в четырех из них он является генеральным директором. Основная часть обязательств у должника возникла перед кредиторами-москвичами, а соответствующие судебные разбирательства происходили в Пресненском районном суде столицы.

С учетом изложенного ходатайство кредитора было удовлетворено – дело было передано в московский арбитражный суд. Первая инстанция исходила из того, что поведение должника было направлено на искажение действительных данных о месте фактического проживания и изменение в преддверии банкротства места своей регистрации, что свидетельствовало о злоупотреблении им своим правом.

Впоследствии апелляция отменила это определение, отказав в передаче дела по подсудности в столицу. Свою позицию вторая инстанция обосновала ссылкой на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 г. № 45 и указала, что при рассмотрении вопроса о подсудности необходимо в первую очередь учитывать место регистрации гражданина в органах регистрационного учета по месту жительства в пределах РФ. Поскольку Сергей Чак был зарегистрирован в Ставропольском крае, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для передачи дела в Арбитражный суд г. Москвы.

В связи с этим Илья Перегудов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам которого нашла ее обоснованной.

ВС разъяснил понятие «банкротного туризма»

Изучив обстоятельства дела № А63-9583/2018, высшая судебная инстанция отметила, что место регистрации гражданина в органах регистрационного учета в подавляющем большинстве случаев действительно имеет решающее значение для определения территориальной подсудности дела о банкротстве. При этом предполагается, что место жительства гражданина совпадает с местом его регистрационного учета (ч. 4 ст. 2 и ч. 2 ст. 3 Закона о праве граждан РФ на свободу передвижения).

«Однако в исключительных случаях данная презумпция может быть опровергнута, если заинтересованное лицо (например, кредитор) докажет, что содержащаяся в документах регистрационного учета информация не отражает сведения о настоящем месте жительства должника. В целях выяснения соответствующих обстоятельств во внимание в первую очередь могут приниматься факты, свидетельствующие о необычном характере поведения должника при смене регистрационного учета в период инициирования дела о несостоятельности», – отметил Верховный Суд. – Если заинтересованное лицо привело убедительные доводы и представило доказательства, зарождающие у суда обоснованные сомнения относительно соответствия данных регистрационного учета должника реальному положению дел, на последнего переходит бремя подтверждения того, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион».

При этом Суд указал, что, чем ближе дата смены регистрационного учета к дате возбуждения дела о банкротстве (и, соответственно, к моменту решения судом вопроса о подсудности дела), тем более высока априорная вероятность наличия в действиях должника по смене такого учета признаков недобросовестности. Следовательно, процесс переноса бремени процессуальной активности по обоснованию подсудности такого должника должен происходить в более упрощенном порядке.

ВС пришел к выводу, что прекращение статуса главы КФХ было необходимо Сергею Чаку для опережения своих кредиторов в получении права на подачу заявления о банкротстве по подсудности, не соответствующей его месту жительства. «В случае сохранения статуса главы КФХ он был бы вынужден, как и кредиторы, публиковать сообщение о намерении по правилам п. 2.1 ст. 7, п. 2.1 ст. 213.4 Закона о банкротстве, однако хронологически такое сообщение было бы опубликовано позже 21 мая 2018 г., то есть право на обращение возникло бы позднее, чем у кредиторов. Прекращение статуса главы КФХ и внесение соответствующих изменений в ЕГРИП позволило воспользоваться общими положениями п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве, не предусматривающими обязанности совершать публикацию при подаче гражданином, не имеющим статуса ИП, заявления о собственном банкротстве, тем самым опередив кредиторов, вынужденных дожидаться истечения пятнадцатидневного срока для реализации своего права», – указано в определении ВС РФ.

На недобросовестный характер поведения должника, отметил Суд, указывает и то обстоятельство, что Сергей Чак не уведомил своих кредиторов о факте регистрации по новому адресу в другом регионе и подаче им заявления о собственном банкротстве.

Кроме того, ВС пришел к выводу, что именно Москва является центром тяготения экономических интересов должника, основным местом его деятельности и фактического проживания. В связи с этим поясняется, что апелляция не опровергла обстоятельства, которые учел суд первой инстанции, и не обосновала свои обратные выводы.

Как указал Суд, вторая инстанция подошла к делу излишне формально, что может стимулировать недобросовестных должников к «банкротному туризму»: «то есть к созданию искусственных условий для изменения территориальной подсудности дела о банкротстве посредством формальной смены регистрационного учета, не сопровождаемой фактическим переездом, для целей затруднения кредиторам реализации принадлежащих им прав на получение с должника причитающегося исполнения в процедуре несостоятельности».

С учетом изложенного Верховный Суд РФ вынес Определение № 308-ЭС18-25635, которым отменил решение апелляции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

По мнению адвоката КА «ЮрПрофи» Ильи Лясковского, основная ценность определения Суда заключается в опровержимости презумпции о соответствии места жительства человека адресу его регистрации. «При условно уведомительной системе регистрации по месту жительства вряд ли допустимо считать регистрационные данные единственным возможным критерием для определения компетентного суда. Судя по обстоятельствам дела, несовпадение мест действительного проживания и адреса регистрации должника не вызывало сомнений, и, напротив, ничем не доказывалось намерение последнего реально (а не фиктивно) сменить регион проживания», – отметил эксперт.

Подобный подход, по словам адвоката, способен изменить судебную практику не только по делам о банкротстве – стороны могут манипулировать территориальной подсудностью по разным категориям споров. «Впрочем, широкое распространение такой практики сомнительно, ведь на первоначальных этапах производства сложно доказать несовпадение мест регистрации и жительства, а после длительного рассмотрения дела одним судом передача дела по подсудности лишь увеличит время его рассмотрения. Удобным решением могло бы стать временное ограничение возражений о подсудности, но сейчас таких норм нет», – пояснил он.

Помимо прочего Илья Лясковский отметил необычный стиль определения ВС, указав на употребление сленгового, типичного лишь для неакадемической публицистики термина «банкротный туризм», использование иных формулировок, отличных от привычного стиля Суда (например, «одним днем», «в преддверии банкротства»). «В такой стилистике нет ничего недопустимого, однако она представляется не вполне уместной, – так, названный термин отвлекает внимание от вывода об опровержимости презумпции и безосновательно сужает его применение, и, что, еще хуже, вызывает ощущение не вполне вдумчивого дублирования доводов жалобы», – заключил адвокат.

Руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко напомнила, что впервые запрет недобросовестного поведения гражданина, направленного «на искусственное изменение территориальной подсудности дела» путем смены регистрации по месту жительства «незадолго до или после подачи заявления о признании гражданина банкротом» сделан Верховным Судом РФ в Определении № 305-ЭС18-16327 по делу А41-40947/2018 от 25 февраля 2019 г. «В деле о банкротстве Сергея Чака высшая судебная инстанция поддержала вышеуказанную позицию, намного подробнее обосновала свои выводы и впервые назвала такое недобросовестное поведение должника “банкротным туризмом”», – отметила она.

По мнению Александры Улезко, ВС также дополнил случаи перераспределения бремени доказывания в делах о банкротстве при установлении недобросовестного и не обусловленного никакими разумными экономическими мотивами поведения одной из сторон. «В частности, Верховный суд РФ указал, что в случае приведения убедительных доводов, порождающих сомнения относительно соответствия данных регистрационного учета должника реальному положению дел, на последнего переходит бремя подтверждения того, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион», – пояснила эксперт. – По большому счету, такая позиция может стать универсальной. Сейчас она применяется во многих вопросах, когда при первом приближении должник или аффилированные с ним лица злоупотребляют своими правами: в этом случае на таких лиц возлагается бремя доказывания разумности своих действий (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 13 мая 2014 г. № 1446/14, Определение ВС РФ от 6 июля 2017 г. № 308-ЭС17-1556 (2)».

Рассказать: