×

Россия заявила о выходе из Совета Европы

Уведомление о добровольном выходе из организации было вручено ее Генеральному секретарю до того, как Комитет министров СЕ рассмотрел вопрос об исключении России из Совета
Фото спуска флага РФ у здания Совета Европы, пресс-служба СЕ
Эксперты «АГ» оценили перспективы защиты прав человека в РФ после ожидаемой денонсации Европейской конвенции. В ФПА отметили, что главной проблемой выхода является утрата гражданами России права на защиту своих интересов в ЕСПЧ, так как это потеря судебной инстанции, с которой они связывали надежды на восстановление справедливости.

Вечером 15 марта МИД России опубликовал заявление о запуске процедуры выхода из Совета Европы, в котором сообщил о том, что в действующих условиях Россия не будет оставаться в данной организации, отмечая, что такое решение не повлияет на права и свободы российских граждан.

Уведомление о выходе из Совета Европы подано до решения об исключении России из него

Позднее в этот же день на сайте Совета Европы было опубликовано сообщение о том, что его лидеры выступили с совместным заявлением об исключении Российской Федерации из Совета Европы. В сообщении указывается: Парламентская ассамблея СЕ единогласно постановила, что Россия больше не должна быть государством-членом данной организации. В пресс-релизе ПАСЕ отмечается, что такое решение было принято в связи с тем, что Россия «совершила грубые нарушения Устава Совета Европы, несовместимые со статусом государства-члена, не выполняет своих обязательств перед Советом Европы» и что Комитет министров в ближайшее время рассмотрит вопрос о ее исключении из Совета.

Вместе с тем МИД России в своем заявлении указал, что Генеральному секретарю Марии Пейчинович-Бурич уже вручено уведомление о выходе Российской Федерации из организации. «Всю ответственность за разрушение общего гуманитарно-правового пространства на континенте, за последствия для самого Совета Европы, который без России лишится своих общеевропейских координат, будут нести те, кто вынуждает нас пойти на этот шаг», – указано в заявлении.

В МИД отметили, что Россия всегда была настроена на равноправное сотрудничество в рамках СЕ в интересах своих граждан. Подчеркивается, что за минувшие годы совместными усилиями многое удалось сделать для развития российского законодательства и правоприменительной практики, укрепления системы обеспечения прав человека в стране, в том числе путем внедрения норм Европейской конвенции по правам человека и практики ЕСПЧ в российское законодательство.

Важно отметить: МИД РФ подчеркнул, что выход России из СЕ не повлияет на права и свободы российских граждан: «В Конституции РФ установлены не меньшие их гарантии, чем в Европейской конвенции по правам человека. Положения основных договорно-правовых актов Совета Европы включены в российское законодательство. Продолжится выполнение уже принятых постановлений Европейского Суда по правам человека, если они не противоречат Конституции РФ».

При этом подчеркнуто, что Россия является участником основных универсальных международных договоров по правам человека, заключенных в рамках ООН. Речь идет о Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенции о правах ребенка и других договорах, которыми, как считают в МИД, гарантируется более широкий спектр прав и свобод человека, чем региональными документами СЕ.

Что будет с защитой прав человека в России?

Читайте также
Юристы оценили возможный выход России из Совета Европы
Ранее Министерство иностранных дел сделало заявление с критикой стран – членов Комитета министров СЕ, которое многие расценили как обозначение прекращения членства РФ в этой международной организации
10 Марта 2022 Новости

Как сообщала «АГ», на прошлой неделе МИД заявлял о возможности выйти из Совета Европы. Тогда, анализируя подобные перспективы, эксперты «АГ» указывали, что ЕСПЧ останется компетентен рассматривать жалобы, которые уже поданы (их около 15 тыс., ожидают рассмотрения). Также Суд будет принимать все жалобы, которые будут поданы на нарушения Конвенции, совершенные до даты выхода. Они отмечали: следует помнить, что Россия по-прежнему остается участником Пакта о гражданских и политических правах, а граждане сохранят возможность обращения если не в Европейский Суд, то в Комитет ООН, также наделенный возможностями рассмотрения индивидуальных жалоб. В то же время эксперты выразили опасение, что ситуация может ухудшиться для россиян, которые пострадали от пыток, длительного содержания под стражей, пренебрежения стандартами справедливого правосудия, вмешательства в частную жизнь, поскольку они лишатся важного инструмента правовой защиты от нарушений со стороны национальных властей.

После того как решение о выходе России из СЕ было озвучено прямо, редакция «АГ» попросила адвокатов и юристов оценить перспективы защиты прав человека после денонсации Европейской конвенции, которая должна последовать за этим.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспарян отметил, что в заявлении министра иностранных дел России указывается причина выхода из Совета Европы – это дискриминационные решения, принятые Советом в отношении РФ. «Причины такого решения находятся исключительно в геополитической сфере. Решение МИД не явилось неожиданностью, поскольку стало результатом предшествующих событий, связанных с беспрецедентным обострением отношений между Россией и Европейским Союзом», – прокомментировал он.

Адвокат полагает, что главной проблемой выхода является утрата гражданами России права на защиту своих интересов в ЕСПЧ, так как это потеря судебной инстанции, с которой они связывали надежды на восстановление справедливости. Относительно перспектив защиты прав человека в РФ после денонсации Конвенции Нвер Гаспарян считает, что их можно обозначить, как слабооптимистические. «После ухода из юрисдикции ЕСПЧ образуется вакуум, который обязательно нужно чем-то заполнить. Необходим в России новый судебный институт, который в какой-то форме возьмет на себя функции Европейского Суда. Это может быть специальный Суд по правам человека, модернизированный Конституционный либо Верховный Суд», – поделился он.

Нвер Гаспарян также отметил, что решить возникающие проблемы может и кардинальное усиление деятельности кассационных судов. Если они станут активнее выявлять судебные ошибки, чаще отменять незаконные акты, защищать конституционные права граждан, то потеря Европейского Суда может быть не столь ощутима, заключил он.

Вице-президент Палаты адвокатов Самарской области Дмитрий Тараборин считает: заявления о том, что процесс выхода из СЕ и из-под юрисдикции ЕСПЧ не скажется на правах простых граждан, это «либо откровенное лукавство, либо демонстрация полного незнания предмета». «Действительно, большинство положений Конвенции имплементированы в отечественное законодательство, однако эффективных инструментов их реализации и защиты в России де-факто не существует вследствие отсутствия независимой и объективной судебной системы. Любые разговоры о появлении некоего аналога ЕСПЧ в виде Национального суда по правам человека есть не что иное, как отвлечение на негодный объект», – отметил Дмитрий Тараборин.

По его мнению, наиболее эффективным компенсаторным механизмом было бы расширение компетенции суда присяжных на все преступления против половой неприкосновенности, преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, коммерческой деятельности и так называемых коррупционных преступлений. «Это позволило бы повысить эффективность уже существующей судебной системы, избежав той политизированности, которой, безусловно, страдал ЕСПЧ», – полагает Дмитрий Тараборин.

Эксперт по работе с Европейским Судом по правам человека Антон Рыжов указал, что вопрос состоит не в гарантиях, установленных текстом Конвенции или текстом Конституции: «Эти две дюжины сухо изложенных статей сами по себе “не делают погоду” в российском правовом поле. А ссылка на статью Конституции в разговоре с прокурором или полицейским вызовет, пожалуй, лишь усмешку».

Антон Рыжов пояснил, что у российской Конституции нет того механизма ее применения в правозащитных казусах, конкретных делах, где была нарушена та или иная свобода, закрепленная в Конституции. Существует КС РФ, но его роль сугубо специфична – следить за соответствием принимаемых законов Конституции, уточнил эксперт. «Однако нарушения свобод чаще всего происходят в области правоприменения, вызваны действиями представителей властей (или, по терминологии ЕСПЧ, агентов государства), поэтому аналогию следует проводить не с Конституционным Суд РФ. Страсбургский суд – это районный (городской) суд, правомочный рассматривать жалобы, скажем, в порядке ст. 125 УПК РФ – на бездействие следователей, на обыски, на негласное наблюдение, на незаконное задержание и т.д.», – отметил он.

Антон Рыжов подчеркнул, что с использованием механизма жалоб в районные суды, особенно в последние годы, большие проблемы. Он указал, что ни один суд даже не будет рассматривать жалобу в отведенный УПК пятидневный срок. «Но даже добиться устного слушания по материалу – большой успех, ведь большинство жалоб сейчас просто возвращаются заявителю по почте, без выслушивания его доводов. На судебные же заседания прокуроры и следователи приносят отмененные задним числом решения, которые и были обжалованы вами в суд; судьи в таком случае снимают дело с рассмотрения. Такая канитель занимает месяцы, за это время доказательства нарушения часто исчезают, а следствие не движется. Именно поэтому в итоге пострадавшим приходится обращаться в Страсбург», – прокомментировал эксперт.

По его мнению, сейчас сложно ответить на вопрос о том, что будет дальше. Однако он рекомендует внимательнее присмотреться к механизму защиты прав в договорных органах ООН (Комитет по правам человека, Комитет против пыток и др.). «Надо перенимать опыт стран Центральной Азии, которые все эти годы как-то обходились без ЕСПЧ. Ну и в целом сроки рассмотрения дел в Страсбурге (по ряду моих дел составившие 10-12 лет) все же позволяют надеяться, что к этому времени Россия, возможно, вернется под крыло Европейского Суда», – резюмировал Антон Рыжов.

Управляющий партнер Адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин подчеркнул, что именно участие РФ в ЕКПЧ дает возможность российским и иностранным гражданам обращаться за защитой в ЕСПЧ, если Россия нарушила их права, предусмотренные Конвенцией. «В долгосрочной перспективе люди лишатся возможности жаловаться в ЕСПЧ на нарушения, ответственность за которые несет Российская Федерация. Граждане, уже обратившиеся в ЕСПЧ, могут не переживать – на жалобе и ее потенциальном исполнении это никак не отразится. Необходимо понимать: Россия на сегодняшний день не покинула Совет Европы и будет оставаться его членом до конца календарного 2022 г. Предшествовать окончательному выходу будет принятие федерального закона, денонсирующего Европейскую конвенцию по правам человека. И даже когда процесс выхода России из СЕ будет окончен, это не освободит нашу страну от обязательств в порядке ст. 46 Конвенции: страна-участница обязана исполнять окончательные постановления ЕСПЧ по любому делу, в котором она выступала стороной», – отметил адвокат.

Эксперт пояснил, что независимо от того, когда Судом будут рассмотрены уже поданные жалобы, Россия после выхода из СЕ будет обязана выплатить присужденные заявителям справедливые компенсации, а также принять меры индивидуального или общего характера для исполнения своих обязательств по Конвенции. Сергей Бородин также указал, что гражданина РФ, желающего подать жалобу против любого другого государства-члена Совета Европы (не России), выход России из СЕ не лишит права на это до тех пор, пока страна-нарушительница является членом СЕ.

«В моей практике были дела, когда Конвенция помогала простым гражданам не только получить “правосудие в Страсбурге”, но и сдержать произвол местных властей или судов еще до или даже вместо обращения в Европейский Суд. ЕСПЧ намного эффективнее любых договорных органов ООН, и нашим гражданам очень повезло, что существует эта международная защита», – поделился Сергей Бородин.

Читайте также
Эксперты «АГ» не видят смысла в российском суде по правам человека
Идея о создании нового суда прозвучала на ежегодном заседании СПЧ с участием президента, а не так давно Владимир Путин поручил Верховному Суду и Минюсту изучить этот вопрос
04 Февраля 2021 Новости

По мнению эксперта, необходимость в новообразовании в судебной системе России, или даже в пределах СНГ, некоего суда по правам человека – не востребована сегодня. Сергей Бородин считает, что полезнее усилия государства направить на укрепление системы исполнения постановлений ЕСПЧ на национальном уровне. Например, усилить мандат Минюста или Генеральной прокуратуры в этом направлении либо создать отдельный межведомственный орган, ответственный за исполнение международных судебных постановлений, в том числе ЕСПЧ, и не только в части общих мер (изменение законодательства, деятельность государственных органов и т.д.).

Директор Центра практических консультаций, юрист Сергей Охотин считает, что выход из Совета Европы является разрушением фундамента той правовой системы, которая формировалась в России два последних десятилетия и в основу которой были положены нормы Европейской конвенции и практика ЕСПЧ. «Внешне пока ничего не изменится, все громкие заявления рассчитаны в первую очередь на изменения в головах граждан. В краткосрочной перспективе число обращений в ЕСПЧ даже увеличится, поскольку до денонсации Конвенции многие постараются “вскочить в последний вагон” и подать жалобы, пока Россия продолжает нести свои обязательства по соблюдению закрепленных в Конвенции прав человека. Одна только “Агора” заявила о намерении подать не менее 600 жалоб, да и у нашего Центра пока уменьшение количества желающих обратиться в Европейский Суд не наблюдается», – рассказал эксперт.

Сергей Охотин напомнил, что если права человека будут нарушены 31 декабря 2022 г, а далее он обратится за защитой нарушенных прав в российский суд и пройдет все необходимые судебные инстанции – то формально он также имеет право на обращение в ЕСПЧ, и никто его этого права не лишит. Соответственно, отдельные жалобы могут быть поданы и в 2024, и в 2025 гг., пояснил эксперт.

По его мнению, другие опробованные механизмы правовой защиты, например Комитет ООН, практически полностью соответствующие правам, изложенным в Европейской конвенции, являются вполне сопоставимой альтернативой. «Таким образом, нельзя ожидать, что Россия резко и окончательно будет отключена от международных средств защиты прав человека или эти механизмы будут заменены сколь-либо жизнеспособными альтернативными, внутренними системами защиты прав. Поскольку международное право нельзя подменить национальным правом», – отметил юрист. Он добавил: не стоит забывать, что согласно ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

«Международное право никуда не исчезнет и будет применяться в России, с теми или иными изменениями. Права человека будут значительно ограничены, и эти ограничения в ближайшее время могут значительно усилиться, особенно в случае объявления мобилизации или военного положения. Далее будет возврат к системе ценности и приоритета прав человека, но пока неясно, как скоро, в каком объеме и с какими механизмами регулирования», – заключил Сергей Охотин.

По мнению федерального судьи в отставке, заслуженного юриста РФ Сергея Пашина, состоявшееся решение о выходе России из структур СЕ и отвержение защиты ЕСПЧ представляют собой нарушение ч. 3 ст. 46 и ст. 55 Конституции РФ о праве граждан обращаться в международные органы по защите прав человека и недопустимости ухудшения ситуации с защитой прав человека. Такое решение урезает возможности граждан, поскольку они теряют судебную инстанцию, пояснил он.

Сергей Пашин отметил, что Конституция РФ удовлетворительно формулирует и перечисляет права и свободы человека и гражданина. Проблема же состоит в реальной доступности судебной защиты в национальных органах власти и в качестве этой защиты, подчеркнул он. «Пытки, нарушение презумпции невиновности и других принципов справедливого правосудия – вот основные причины обращения наших соотечественников в Страсбург», – заметил эксперт.

Он указал, что Российская Федерация выплачивала жертвам произвола и насилия компенсации по решению ЕСПЧ, однако далеко не всегда делала следующий шаг – восстанавливала их нарушенные нашими судами и правоохранительными органами права. «Отказ от ЕСПЧ как последней надежды сограждан на справедливость – это серьезная ошибка и болезненный удар по правам человека в нашем Отечестве. Никакой российский специальный Суд по правам человека, как и суд СНГ с аналогичными полномочиями, не восполнит эту потерю. Новое учреждение, даже если создать его уже завтра, не наберет того авторитета, которым заслуженно пользуется ЕСПЧ; оно будет включено в “вертикаль власти” как средство легитимации ее политических воли и желаний», – считает Сергей Пашин.

Эксперт по работе с Европейским Судом Кирилл Коротеев убежден: говорить о том, что все стандарты Европейской конвенции отражены в российском законодательстве, – это пытаться выдавать желаемое за действительное. «Есть масса проблем именно с законами, можно назвать множество сфер, где сами законы противоречат Конвенции и практике Суда. Среди них: “прослушка” телефонов и перехват электронных сообщений (Роман Захаров); блокировки сайтов в интернете (Владимир Харитонов, ООО “Флавус”, запрет на выезд из страны граждан с допуском к государственной тайне (Бартик, Беркович); отсутствие защиты жертв домашнего насилия (Туникова); условия перевозки заключенных (Томов); процедура принудительной госпитализации лиц с психическими заболеваниями (Ракевич)», – пояснил эксперт.

Читайте также
ЕСПЧ присудил 10 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда за блокировку сайта
Европейский Суд посчитал, что норма не может быть предсказуемой по своим последствиям, если из-за технических особенностей владелец соответствующего закону сайта должен нести последствия решения властей о блокировке незаконного веб-ресурса
03 Июля 2020 Новости

Кирилл Коротеев отметил также, что огромное количество проблем возникает не в сфере законодательства, а в сфере правоприменения. «Несмотря на несовершенство нашего УК, пытки запрещены, но в России по-прежнему, как и 20, и 30 лет назад, пытают. Утверждения о пытках игнорируются российскими судами, и ЕСПЧ должен решать такие дела просто на промышленном уровне, по десятку в одном постановлении (дело Идрисов и др.). И это лишь одна из сфер, где правоприменение не соответствует ни российским законам, ни Конвенции – а их множество», – указал эксперт.

Управляющий партнер АБ «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов заметил: как отмечено в заявлении МИД, положения Конвенции действительно имплементированы в Конституцию РФ и иные законодательные акты: «За время членства РФ в СЕ в законодательство РФ были внесены изменения, основанные на позициях ЕСПЧ. Следовательно, формально законодательство РФ включает в себя нормы и принципы, установленные Конвенцией, а также принятые в соответствии с решениями ЕСПЧ. Данный факт позволяет говорить о том, что после денонсации Конвенции Российская Федерация обладает правовыми институтами для защиты прав и свобод гражданина».

Эксперт считает, что необходимости появления в России собственного суда по правам человека нет, так как ЕСПЧ рассматривал именно нарушения Конвенции и Протоколов к ней и только после исчерпания всех национальных средств защиты. «Думаю, что будет полезнее усилить существующую судебную систему, создав возможность квалифицированного рассмотрения дел на всех этапах, предусмотренных в настоящее время», – прокомментировал Всеволод Сазонов. При этом он отдельно обратил внимание, что выход России из СЕ не исключает возможности повторной ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод – такой случай в истории Совета уже был.

Рассказать:
Яндекс.Метрика