×

Эксперты «АГ» не видят смысла в российском суде по правам человека

Идея о создании нового суда прозвучала на ежегодном заседании СПЧ с участием президента, а не так давно Владимир Путин поручил Верховному Суду и Минюсту изучить этот вопрос
Советник ФПА и член СПЧ Игорь Пастухов рассказал «АГ», что, по мнению Совета, создание нового суда – крайне непростой вопрос, который требует глубокого и серьезного изучения. Один из экспертов «АГ» считает, что идея изначально нежизнеспособна и неэффективна. По мнению другого, российский суд по правам человека может стать барьером на пути в КС РФ и ЕСПЧ. Третья уверена, что российским властям вместо создания нового суда стоит усилить систему исполнения постановлений ЕСПЧ.

Как ранее сообщалось, 10 декабря Президент РФ провел традиционное заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Тогда президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «Антимафия» Евгений Мысловский предложил создать российский суд по правам человека. А 28 января Владимир Путин утвердил перечень поручений по итогам этого заседания. До 1 июня 2021 г. Верховному Суду и Минюсту предстоит совместно рассмотреть «вопрос о целесообразности создания российского суда по правам человека и представить при необходимости соответствующие предложения» президенту.

Читайте также
Следственные судьи так и не появятся в России?
На заседании СПЧ президент не поддержал идею о следственных судьях, хотя в прошлом году в ответ на такое же предложение вице-президента ФПА Генри Резника поручил «посмотреть на экспертном уровне, как это функционирует»
11 Декабря 2020 Новости

Во время пресс-конференции, посвященной поручениям, глава СПЧ Валерий Фадеев отметил, что среди них есть очень непростые вопросы, которые требуют детальной проработки. Целесообразность создания российского суда по правам человека – один из них. «Тема сложная, есть разные точки зрения на этот счет. Идея понятна – усилить гарантии защиты прав человека в России. Как такой суд может быть вписан в судебную систему – вопросов много. В ближайшее время проведем серьезные экспертные обсуждения», – указал Валерий Фадеев.

В комментарии «АГ» советник ФПА, член СПЧ Игорь Пастухов напомнил, что на заседании СПЧ в декабре Евгений Мысловский высказал соображение, что в связи с проблемами в системе контроля в уголовно-судебном производстве на роль «сторожа для сторожей» лучше всего подошла бы структура российского суда по правам человека, а до его создания можно было бы усилить процессуальные возможности Уполномоченного по права человека в РФ.

По его словам, 3 февраля Совет обсудил свое участие в исполнении поручений президента. «По поводу создания российского суда по правам человека было констатировано, что этот вопрос является крайне непростым, требует глубокого и серьезного изучения. Для содействия Верховному Суду и Минюсту Совет создает рабочую группу, которую возглавит его член, имеющий в прошлом опыт следственной работы в органах прокуратуры, – Евгений Мысловский», – рассказал Игорь Пастухов.

Читайте также
ВС и Минюст изучат вопрос о создании российского суда по правам человека
Владимир Путин утвердил перечень поручений по итогам декабрьского заседания СПЧ
01 Февраля 2021 Новости

«АГ» попросила экспертов прокомментировать идею о создании российского суда по правам человека.

«Это предложение напоминает реформирование по методу одного из чеховских персонажей: "всякий раз, точно чувствуя, что чего-то не хватает, он прибегал к разного рода пристройкам, присаживая их одну к другой", – считает адвокат АП Владимирской области, к.ю.н. Максим Никонов. – Иными словами, вместо того чтобы отлаживать работу уже существующей судебной системы, реформировать уголовный процесс и заниматься последовательным и систематичным исполнением решений ЕСПЧ (особенно в части мер общего характера), предлагается создать дополнительную институцию».

Адвокат уверен, что комментировать эту идею с правовых позиций и всерьез сложно из-за изначальной нежизнеспособности и неэффективности: «Достаточно поставить несколько базовых вопросов, чтобы убедиться в этом. Правами человека будет заниматься только это новообразование, или все-таки другие отечественные суды – тоже "про права человека"? Это будут сугубо российские права человека, или все-таки мы пока не настолько далеко ушли от европейской традиции права? Что будет базовым документом для работы "российского СПЧ" ("аналогом" Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод) – обновленная Конституция РФ, или потребуется создать, скажем, Уложение суверенных скреп и традиций?» С юридической точки зрения хороших ответов на эти вопросы нет, полагает Максим Никонов.

Еще более категоричен федеральный судья в отставке, профессор НИУ ВШЭ и заслуженный юрист России Сергей Пашин: «Здорово, когда посреди трясины на кочке расцветает клюква. Это по-нашему. По замыслу возле трех тысяч судов, где не церемонятся ни с людьми, ни с их правами, поставят одного "сторожа", чтобы укротить и устыдить современных Ляпкиных-Тяпкиных и Кривосудовых. Между тем в России бодро приступили к деформации оберегающих права и свободы человека механизмов Европейского Суда, а суд СНГ по правам человека и вовсе не создан».

Эксперт убежден, что российский суд по правам человека может стать барьером на пути в Конституционный и Европейский суды. «Потребуют "исчерпать" предварительно и это "национальное средство правовой защиты". В лучшем случае придворный суд по правам человека получит указание "сбивать цены", то есть предлагать людям, права и свободы которых попраны обычными судами, небольшую компенсацию взамен на отказ от обращения в ЕСПЧ», – пояснил он.

По мнению юриста Правозащитного центра «Мемориал» Татьяны Черниковой (организация признана в РФ выполняющей функции иностранного агента. – Прим. ред.), есть основания полагать, что идея о создании российского суда по правам человека возникла как «некая альтернатива» ЕСПЧ. «При этом нужно понимать, что у Европейского Суда есть четко определенный мандат, который не дублирует деятельность российских судов и государственных органов. ЕСПЧ рассматривает жалобы на нарушения конкретного документа – Конвенции о защите прав человека и основных свобод – и лишь после исчерпания национальных средств защиты. Во многих ситуациях Европейский Суд отказывается от пересмотра фактов, установленных национальными судами», – напомнила она.

Не очень понятно, как российский суд по правам человека будет функционировать, не пересекаясь в полномочиях ни с российскими судами, ни с ЕСПЧ, заметила Татьяна Черникова. Возможно, он станет промежуточным этапом перед подачей жалоб в ЕСПЧ. Но тогда это еще более осложнит и замедлит рассмотрение жалоб российских граждан в Европейском Суде, уверена юрист. «Еще хуже, если создание российского суда по правам человека станет предлогом для выхода России из-под юрисдикции ЕСПЧ. Европейский Суд в течение многих лет зарекомендовал себя как независимый и объективный орган и пользуется большой популярностью у граждан России», – добавила она. Создать в нынешних российских правовых реалиях такой же авторитетный и независимый суд вряд ли получится, считает юрист.

«Я бы рекомендовала российским властям вместо идеи о создании российского суда по правам человека рассмотреть возможность усиления системы исполнения постановлений ЕСПЧ на национальном уровне. Например, усилить мандат Минюста в этом направлении или создать отдельный межведомственный орган, ответственный за исполнение постановлений ЕСПЧ, в том числе в части общих мер (изменение законодательства, деятельности государственных органов и т.д.). Решение системных проблем, выявленных в практике ЕСПЧ по российским делам, является наиболее прямой дорогой к улучшению ситуации с правами человека в России и к снижению количества жалоб как в российские, так и в международные органы», – подчеркнула Татьяна Черникова.

Рассказать:
Яндекс.Метрика