×

ВС представил обзор практики за 2018 г. по делам о международном усыновлении российских детей

Высшая судебная инстанция отметила сохранение тенденции к снижению количества данной категории дел
Фотобанк Freepik
Несмотря на то что обзор не содержит уникальных и революционных позиций, адвокаты полагают, что он станет хорошим путеводителем при рассмотрении дел о международном усыновлении для участников процесса, судов, а также органов опеки и попечительства.

Верховный Суд РФ обобщил практику рассмотрения в 2018 г. областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами России, постоянно проживающими за рубежом.

Как отмечается в обзоре, утвержденном Президиумом ВС РФ 29 мая, в 2018 г. сохранилась тенденция к снижению количества дел указанной категории.

Читайте также
ВС обобщил судебную практику по делам о международном усыновлении в 2017 г.
Согласно представленным в документе данным, число решений по делам об усыновлении детей иностранцами за последние 2 года снизилось вдвое
18 Июня 2018 Новости

Так, судами было рассмотрено 256 дел с вынесением решения, что на 23,8% меньше, чем в 2017 г. (336 дел), и на 40,9% – чем в 2016 г. (433дела). По сравнению с 2009 г., когда с вынесением решения было рассмотрено 3427 дел, в 2018 г. их число сократилось на 92,5%. Требования заявителей были удовлетворены в 251 случае, в 5 случаях суд вынес «отказное» решение. По четырем делам производство было прекращено, еще три заявления оставлены без рассмотрения.

Обобщение практики показало, что по-прежнему встречаются обращения с заявлениями, к которым не приложены документы, указанные в ст. 271 ГПК РФ. Суды предоставляли заявителям разумный срок (не менее месяца) для устранения недостатков, а при невыполнении требований возвращали заявления, как и в случае неподсудности.

В частности, Московским городским судом было обоснованно отказано в принятии двух заявлений граждан США об усыновлении, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 28 декабря 2012 г. № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод гражданина РФ» запрещается передача детей, являющихся гражданами России, на усыновление (удочерение) американским гражданам.

Предпочтение – российским усыновителям

В обзоре отмечается, что по абсолютному большинству дел усыновителями выступали супруги. Также дети усыновлялись отчимами (мачехами), в двух случаях ребенка взяла на воспитание одинокая женщина. Двоих детей – брата и сестру, – усыновила гражданка Германии, родная сестра матери усыновленных.

Как установил суд, усыновитель постоянно поддерживала связь с детьми, проживающими сначала с дедушкой, а после его смерти – в детском учреждении. Суд учел, что между заявителем и усыновляемыми сложились длительные родственные отношения, установлен положительный эмоционально-психологический контакт, дети воспринимают ее как мать.

Следуя положениям СК РФ, а также разъяснениям Пленума ВС РФ в Постановлении от 20 апреля 2006 г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 17 декабря 2013 г. № 37, суды устанавливали, какие меры были приняты по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи российских граждан или их родственников.

Так, Санкт-Петербургский городской суд, установив, что возможность устройства несовершеннолетнего в российскую семью не исчерпана, отказал гражданам Италии в усыновлении. При этом суд учел, что россиянка, в семье которой воспитывается брат усыновляемого, твердо намерена взять мальчика в свою семью. Решение устояло в апелляции.

Кроме того, судами исследовались вопросы о том, какое количество российских граждан были проинформированы в отношении ребенка и каковы причины их отказа взять его на воспитание в семью. В отдельных случаях для проверки указанной информации в суде опрашивались представители органов опеки и попечительства.

В обзоре также отмечается, что, как и в предыдущие годы, дела об усыновлении ребенка, достигшего 14 лет, рассматривались с его участием, за исключением случая, когда состояние здоровья усыновляемого не позволяло выяснить его мнение в заседании. Мнение детей от 10 до 14 лет выяснялось, как правило, в суде; в отдельных случаях – органом опеки.

Если суд приходил к выводу, что дети более раннего возраста в силу своего развития могут сформулировать свою позицию по вопросам их усыновления, они также опрашивались в заседании. Усыновляемым задавались вопросы об отношении к усыновителям, о возможности оставления детского учреждения, друзьях, желании поехать вместе с усыновителями к ним домой. При наличии родственников суд выяснял, понимают ли дети, что им придется расстаться с родными, и желают ли они поддерживать с ними связь после усыновления.

Также судами каждый раз исследовался вопрос о том, владеют ли иностранные усыновители русским языком и как планируют преодолевать языковой барьер с учетом возраста ребенка и периода, необходимого для его адаптации и овладения языком страны проживания. Кроме того, исследовалось намерение усыновителей способствовать изучению ребенком родного языка, поддерживать его интерес к российской национальной культуре, а также вопросы, связанные с устройством ребенка в детские учреждения (детские сады, школы и т.д.).

По всем делам учитывалось и прохождение кандидатами подготовки в порядке п. 6 ст. 127 СК. Так, в одном из случаев сведения о пройденной подготовке усыновителями были указаны неполно, что стало причиной оставления заявления об усыновлении без движения и его последующего возврата заявителям. При необходимости суды назначали экспертизы, а также привлекали к участию в деле специалистов и психологов.

Причины отказа от усыновления

Во всех случаях суды устанавливали наличие (отсутствие) у ребенка родственников, а также причины, по которым те отказались взять его в свои семьи. ВС указал, что в качестве причин отказа фигурировали преклонный возраст, тяжелое материальное положение, необходимость ухода за иными нетрудоспособными родственниками, характер работы (военная служба по контракту, работа на судах, находящихся в море до полугода) и т.д. При необходимости родственники ребенка опрашивались в заседании суда в порядке судебного поручения.

В ряде случаев усыновляемые ранее воспитывались в семьях родственников либо граждан России, не являющихся их родственниками, впоследствии отказавшихся от воспитания. Так, после двухмесячного пребывания ребенка в семье дяди тот отказался от намерения усыновить его из-за несогласия жены. Ребенок был передан под опеку гражданам РФ, однако те впоследствии тоже отказались от воспитания, поскольку между усыновляемым и их биологическим ребенком не сложились дружеские отношения.

Обобщение практики показало, что в большинстве случаев россияне отказывались от принятия детей на воспитание в связи с их состоянием здоровья и отягощенной наследственностью. В некоторых случаях на отказ влияли возраст детей, внешность, пол, неблагополучный социальный статус родителей, невозможность установления психологического контакта.

Так, Саратовским областным судом было установлено, что из-за проблем в поведении и возраста усыновляемого (9 лет) от принятия его на воспитание отказались 17 российских семей. Кроме того, мальчик дважды передавался под опеку, но из-за проблем в поведении ребенка опекуны отказывались от возложенных на них обязанностей.

Тверской областной суд, рассматривая заявление граждан Франции об усыновлении, установил, что со сведениями о ребенке ознакомились 309 российских семей, однако все они отказались от посещения детского учреждения в связи с состоянием здоровья девочки. Кроме того, по одному из дел тем же судом было установлено, что от усыновления отказались 49 семей вследствие отягощенной наследственности ребенка, а также состояния его здоровья и негативной информации о матери.

В ряде случаев заявители отказывались от своих намерений после дополнительного медицинского обследования детей. В частности, после ознакомления кандидатов с состоянием здоровья ребенка, которое они определили в заявлении как «вновь открывшееся для себя по данному вопросу обстоятельство», супруги – граждане Италии отказались от усыновления.

Во всех случаях выяснялось, ознакомились ли заявители с медицинскими документами усыновляемого ребенка, понимают ли они имеющиеся у него диагнозы, готовы ли обеспечить необходимую медпомощь.

При рассмотрении дел о международном усыновлении суды изучали заключение психолога об общении усыновителей с ребенком, в том числе длительность и периодичность общения. Как показала судебная практика, усыновители общались с детьми 2-3 раза по несколько часов в течение нескольких дней как в детском учреждении, где находился ребенок, так и за его пределами. В перерывах между личным общением усыновители продолжали интересоваться судьбой ребенка, общались с ним через интернет. По всем рассмотренным делам период общения ребенка с усыновителями с момента их знакомства до принятия решения об усыновлении суды признали достаточным для установления устойчивого контакта.

Так, например, получение дополнительной информации о состоянии усыновляемого и подробное ознакомление с медицинской документацией стали причиной отказа супругов – граждан Италии от поданного ими в ВС Республики Коми заявления об усыновлении. По одному из рассмотренных Хабаровским краевым судом дел граждане Италии отказались от усыновления, ссылаясь на то, что после дополнительных консультаций о состоянии здоровья ребенка не желают его усыновлять. Производство по делу было прекращено.

Практика одновременного усыновления

В обзоре также приведены случаи одновременного усыновления двоих и более детей, являющихся братьями и сестрами. Так, например, Омский областной суд удовлетворил заявление гражданина Испании и гражданки России об усыновлении двоих племянников заявительницы.

Решением Кемеровского областного суда было удовлетворено заявление граждан Италии об усыновлении (удочерении) троих детей (братьев и сестры), которые проживали в одном детском доме. По одному из рассмотренных Судом Еврейской АО делу заявители усыновили троих детей-родственников, по другому – двоих братьев.

Почти по всем таким делам заявители ссылались на невозможность иметь биологических детей, в том числе путем вспомогательных репродуктивных технологий, а также на желание и возможность заботиться о развитии и образовании ребенка, оставшегося без попечения родителей.

По ряду дел суды удовлетворяли заявления иностранных граждан об усыновлении детей, имеющих братьев и сестер, также оставшихся без попечения родителей, в отношении которых вопрос об усыновлении заявителями не ставился. При этом суды руководствовались п. 3 ст. 124 СК, согласно которому усыновление братьев и сестер разными лицами недопустимо, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей. Такое заявление удовлетворялось только в случае, если суд приходил к выводу, что разлучение усыновляемого с братьями и сестрами отвечает его интересам. В ряде случаев суд выяснял мнение братьев (сестер) усыновляемых детей об их раздельном усыновлении.

Кроме того, исследовалось, насколько успешно кандидаты, ранее усыновившие детей, в том числе граждан России, справляются с родительскими обязанностями. В качестве доказательств надлежащего выполнения обязанностей заявители представляли медицинские заключения с положительной динамикой развития детей, учебно-педагогические характеристики, социально-психологические отчеты соцработников. В 2018 г. было рассмотрено несколько дел об усыновлении, заявления по которым поданы лицами, воспитывающими ранее усыновленных детей.

Так, по одному из дел, рассмотренных Алтайским краевым судом, было установлено, что супруги – граждане Италии ранее усыновили ребенка – гражданина России. Он приехал с ними в Россию для встречи с будущим сводным братом, который находился в том же детском доме, где ранее воспитывался и он. В судебном заседании представитель учреждения подтвердила существенные положительные изменения в поведении ребенка, а также то, что родители успешно справились с имевшимися у него проблемами.

«Путеводитель» для судов

Адвокат АП Иркутской области Роман Кравцов отметил, что обзор не привнес революционных изменений в судебную практику. «Следует констатировать неуклонное уменьшение дел о международном усыновлении, рассмотренных судами, – пояснил он. – Своеобразное лидерство по количеству дел такой категории который год удерживает Кемеровский областной суд. Как и в предыдущие годы, чаще всего в 2018 г. российских детей усыновляли граждане Италии, Испании и Франции», – пояснил эксперт.

Он также добавил, что суды, как и прежде, в первую очередь ориентируются на необходимость установления между заявителем и усыновляемыми детьми длительных родственных отношений, положительного эмоционально-психологического контакта, восприятия заявителя как родителя. При этом на момент выдачи направления иностранным гражданам для посещения несовершеннолетнего ребенка должно пройти не менее 12 месяцев со дня поступления сведений о нем в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. «Важным условием является установление невозможности передачи ребенка на воспитание в семью граждан России или на усыновление родственникам ребенка независимо от гражданства и места жительства этих родственников. В каждом случае суды выясняют и проверяют, какие именно меры были приняты для этого», – отметил Роман Кравцов.

Отдельное внимание, подчеркнул адвокат, при рассмотрении дел о международном усыновлении уделяется вопросу о том, какое количество российских граждан были проинформированы в отношении ребенка и каковы причины их отказа взять его на воспитание.

Адвокат АП г. Москвы Виктория Дергунова в комментарии «АГ» отметила, что если обзор практики за 2017 г. был в большей степени посвящен процессуальным вопросам рассмотрения данных споров, то нынешний фактически содержит перечень обстоятельств, исследуемых судами при принятии решения о передаче ребенка в иностранную семью: наличие соглашения с государством, гражданином которого является потенциальный усыновитель; причины, по котором заявители решили прибегнуть к усыновлению, основания для принятия решения об усыновлении именно российского ребенка, готовность обеспечить ему необходимую медпомощь с учетом особенностей развития или диагноза.

Кроме того, во внимание судов принимались отчеты о жизни и развитии ранее усыновленных детей; меры, принятые уполномоченными органами по передаче ребенка в семьи российских граждан или его родственников, причины, по которым те отказались принять его в свои семьи и даже их мнение об усыновлении ребенка заявителями; наличие у ребенка братьев и сестер, в отношении которых не ставится вопрос об усыновлении; отношение ребенка к усыновителям; заключения психологов, характеризующих их общение, понимание ребенком последствий усыновления; установление содержания интересов ребенка (соответствует ли им опрос ребенка по указанным вопросам в суде, его разлука с родственниками, возможность преодоления языкового барьера и сохранения связи с национальной культурой страны происхождения).

Отдельного внимания, по мнению эксперта, заслуживает то обстоятельство, что несоответствие возраста и состояния здоровья ребенка рекомендациям, которые были даны усыновителям в социально-психологическом отчете либо в свидетельстве о способности быть усыновителям, не является безусловным отказом в усыновлении. «ВС указал на возможность в случаях, когда возраст усыновляемого либо состояние его здоровья не отвечают указанным рекомендациям, представления заявителями в суд дополнительных документов, подтверждающих их способность усыновить именно этого ребенка», – пояснила Виктория Дергунова.

По мнению адвоката Ингодинского филиала КА Забайкальского края Виталия Воложанина, документ интересен обобщенной правоприменительной практикой. «Как указано в обзоре, в ходе подробного выяснения и исследования дел, связанных с усыновлением детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, органы опеки и попечительства не в полном объеме принимают меры к подготовке материалов к судебному разбирательству, собирают сведения, подтверждающие возможность усыновления, не принимают достаточных мер для передачи ребенка родственникам, либо в семьи, где уже воспитываются братья или сестры усыновляемого», – отметил он.

Наиболее яркие примеры тому, полагает эксперт, – решение Санкт-Петербургского городского суда, отказавшего в удовлетворении заявления граждан Италии из-за твердого намерения гражданки России взять ребенка на воспитание в семью, где воспитывается его брат, а также выяснение ВС РК дополнительной информации о состоянии усыновляемого ребенка и подробное ознакомление кандидатов с его медицинскими документами, которое в итоге привело к отказу супругов – граждан Италии от усыновления.

По мнению Виталия Воложанина, обзор будет полезен, в первую очередь, органам опеки и попечительства, призванным защищать права и интересы детей. «Подготовка мероприятий к усыновлению – важная и ответственная задача. Формальное отношение в этом вопросе может привести к непоправимым ошибкам», – подчеркнул он.

По мнению адвоката АП Ленинградской области Евгения Тарасова, обзор отражает стабильность и однородность судебной практики по делам данной категории, в том числе в соблюдении досудебных и процессуальных действий, первоочередном внимании к соблюдению интересов детей, но с учетом особенностей правового регулирования (например, невозможности усыновления российских детей гражданами США).

При этом, добавил он, в обзоре не содержится уникальных правовых позиций, так как ВС обстоятельно продемонстрировал использованные в конкретных случаях процессуальные приемы и их реализацию на практике, что в целом отражает текущую правоприменительную и процессуальную ситуацию в семейном праве.

«Таким образом, обзор может стать хорошим путеводителем при рассмотрении дел о международном усыновлении как для участников процесса, так и для суда, который в спорных ситуациях сможет убедиться, что практикой уже выработаны процессуальные механизмы, успешно применяемые другими судами», – подытожил адвокат.

Рассказать: