×

Адвокат Динзе будет работать с ФПА над проблемой конфиденциальности общения защитника с доверителем

Она сообщила об этом вчера на встрече с исполнительным вице-президентом ФПА РФ Андреем Сучковым
Фото: «Новая адвокатская газета»
По мнению Ольги Динзе, проблемы подобного масштаба можно решить только в сотрудничестве и с поддержкой ФПА РФ и органов региональных адвокатских палат, выработав единую позицию для «борьбы с произволом».

Напомним, что последние полгода имя Ольги Динзе звучит в прессе и адвокатском сообществе в связи с ее попытками сохранить адвокатскую тайну путем выноса за пределы СИЗО рукописей с позицией подзащитного по уголовному делу. Адвокат отказалась предоставить их администрации СИЗО, сотрудники которого ссылались на Закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, согласно нормам которого любая переписка, а также направление жалоб и заявлений арестованным производятся через администрацию учреждения. В результате Министерство юстиции внесло представление в АП г. Москвы о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката. Квалификационная комиссия АП г. Москвы признала в действиях адвоката нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет палаты согласился с этим заключением и применил к Ольге Динзе меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Реакция адвокатского сообщества

Адвокаты неоднозначно отреагировали на вынесенное в отношении коллеги решение.

Читайте также
Вопросы охраны адвокатской тайны на примере дела Динзе
Дисциплинарное дело в отношении адвоката Ольги Динзе как повод проанализировать гарантии конфиденциальности общения адвоката с подзащитным в СИЗО
05 Апреля 2018 Дискуссии

Так, председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский, инициировавший в закрытой адвокатской группе на Facebook обсуждение этой истории, рассказал «АГ», что адвокатское сообщество ожидало, что Совет АП г. Москвы отметит в своем решении несоответствие норм российского законодательства о содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых международным нормам.

«Я уверен, что Совет АП г. Москвы имел право обратить внимание властей на существующую проблему сплошной цензуры общения и переписки адвоката со своим доверителем, выявленную дисциплинарным делом в отношении Ольги Динзе, имел право на самостоятельную оценку действий администрации СИЗО и сопутствующих им действий адвоката, но предпочел от этого уклониться. По крайней мере, анализа поведения Ольги с точки зрения соответствия международным актам и обоснованности подозрений нет. Как нет и анализа соблюдения установленного КС РФ порядка со стороны сотрудников СИЗО, – подчеркнул он. – При невнятности норм закона, при отсутствии ясности, является ли обмен в СИЗО сообщениями с доверителем, предназначенными исключительно для выработки адвокатом позиции по делу, перепиской по смыслу Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, такое решение выносить было просто неправильно».

Заместитель председателя Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Александр Пиховкин, отметив, что отрицание закона не составляет легитимного решения проблемы, в своей статье для «АГ» подчеркнул: «Нам стоит определиться, хотим ли мы исключительно сокрушаться о трагической несправедливости закона, а заодно и Палаты, или же мы готовы предпринять действия для приведения такого закона в соответствие с Конституцией и общеевропейскими нормами».

«В последнем случае все, что необходимо от адвоката, – это требование у сотрудников пенитенциарной системы мотивированного решения по вменяемому адвокату нарушению и последующее методичное обжалование каждого случая нарушения права на конфиденциальность при свиданиях с подзащитным в следственном изоляторе. Это занимает некоторое время. Такое время вряд ли будет оплачено доверителем. Но это наш небольшой обязательный вклад в попытку привить обществу уважение к закону, к адвокатской профессии и к своим правам», – отметил он.

Вице-президент ФПА РФ Генри Резник в статье на сайте «АГ» подчеркнул, что инцидент с адвокатом Ольгой Динзе «заставляет вновь системно проанализировать гарантии конфиденциальности общения адвоката с подзащитным в следственной тюрьме».

Он отметил, что обеспечение конфиденциальности сведений, сообщенных адвокату его клиентом, является необходимой составляющей права пользоваться профессиональной юридической помощью и предусматривается в качестве одного из основных прав человека в целом ряде международно-правовых актов.

«ЕСПЧ и КС РФ постоянно подчеркивают, что задачи национального законодательства – обеспечивать должный баланс между защитой индивидуальных прав и публичных интересов. Выявив дефектность ст. 20 и 21 Закона о содержании под стражей, но не признав их неконституционными, КС тем не менее в своем постановлении [п. 2.3 Постановления КС РФ от 29 ноября 2010 г. № 20-П] прозрачно намекнул федеральному законодателю на желательность коррекции этих статей именно для закрепления такого разумного баланса конституционно значимых ценностей, конкурирующих прав и законных интересов, – заметил он. – Но указанные статьи продолжают существовать в первозданном виде, предусмотренный ими порядок переписки с отсутствием указания на привилегированный характер материалов защиты легитимизован КС».

В заключение он отметил, что этот вопрос содержит пространство для работы Совета ФПА и Комиссии по этике и стандартам. «Презумпция добросовестности адвоката должна укрепиться в законодательстве и правоприменении», – уверен он.

Ольга Динзе: необходимо выработать единую позицию для «борьбы с произволом»

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков на вчерашней встрече выразил уверенность в том, что проблема конфиденциальности общения адвоката с доверителем, содержащимся в СИЗО, которая была так ярко проиллюстрирована инцидентом, произошедшим с адвокатом Ольгой Динзе, должна найти свое разрешение.

«Ситуация крайне неприятная. Вся адвокатура озабочена этим вопросом. Существующий разрешенный режим переписывания адвокатом позиции доверителя собственной рукой в условиях огромного количества документов и известных всем очередей в СИЗО неприемлем для нашей профессиональной деятельности», – отметил он.

Андрей Сучков уверен, что переломить сложившуюся ситуацию можно либо путем внесения соответствующих поправок в законодательство, либо через позитивное решение КС РФ или ЕСПЧ. В связи с этим он призвал адвоката к объединению усилий, отдельно отметив, что в случае избрания судебного направления решения проблемы предстоит работа по формированию правовой позиции обжалования с учетом дальнейших планов ее отстаивания в названных выше судах.

При этом он подчеркнул, что первый вариант – внесение изменений в законодательство – видится самым оптимальным на данный момент. Ольга Динзе согласилась, что это направление «наиболее интересное».

«Адвокатам, конечно, хотелось бы больше гарантий конфиденциальности при общении с доверителем. Несмотря на то, что наши профессиональные права в этом вопросе часто нарушаются, все судебные инстанции на поданные жалобы реагируют одинаково – повторяют, что действия нарушителей “законны и обоснованны”», – отметила она, добавив, что проблемы подобного масштаба можно решить только в сотрудничестве и с поддержкой ФПА РФ и адвокатских палат, выработав единую позицию для «борьбы с произволом».

Рассказать:
Дискуссии