×

ПАСО: Недопустимо направление адвокатом адвокатского запроса в личных целях

Квалифкомиссия сочла, что адвокат нарушил требования законодательства об адвокатуре, направив адвокатский запрос в рамках гражданского спора, в котором являлся ответчиком
Фото: «Адвокатская газета»
Президент ПАСО Татьяна Бутовченко в комментарии «АГ» пояснила, что адвокатский запрос должен использоваться адвокатом не для себя, а для защиты других лиц.

11 октября Квалификационная комиссия Палаты адвокатов Самарской области вынесла заключение по дисциплинарному производству в отношении адвоката Х., возбужденному по представлению вице-президента ПАСО на основе жалобы бывшей супруги адвоката и обращения зампрокурора одного из административных районов Самарской области (документ имеется в распоряжении «АГ»).

Согласно указанным обращениям, адвокат Х., будучи ответчиком в споре с гражданкой Х. об установлении отцовства, взыскании алиментов, определении места жительства ребенка, в личных интересах направил адвокатский запрос в детский сад о предоставлении сведений о ребенке. Далее он заявил ходатайство суду о приобщении полученного ответа к материалам дела. 

В своих обращениях в ПАСО заявители ссылались на нарушение адвокатом требований, предъявляемых к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. 

В ходе разбирательства адвокат Х. пояснил, что считает законным и обоснованным факт направления им адвокатского запроса в рамках гражданского спора, по которому он является ответчиком. По его словам, между ним и адвокатским кабинетом, в котором он осуществляет адвокатскую деятельность, заключено соглашение на получение характеризующего материала в отношении его бывшей супруги. Адвокат Х. со ссылкой на ст. 182 ГК РФ отметил, что наличие у него полномочий на представление собственных интересов явствовало из обстановки, а закон не содержит ограничений на оказание юридических услуг адвокатом в интересах самого себя. Кроме того, он пояснил, что ни его ребенок, ни бывшая супруга не являлись его доверителями при исполнении данного поручения. 

Как указала Квалификационная комиссия ПАСО, спорный адвокатский запрос был составлен в нарушение подп. 5, 9, 10, 11 п. 5 Приказа Минюста РФ об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. Также квалифкомиссия оценила представленное адвокатом заключенное с самим собой соглашение об оказании юридической помощи как «неуклюжую попытку уклониться от дисциплинарной ответственности».

Со ссылкой на ст. 25 Закона об адвокатуре комиссия отметила, что адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, являющимся гражданско-правовым договором, и заключение договора физлицом с самим собой, даже если оно выступает в разных качествах, законом не предусмотрено (ст. 420 ГК РФ). 

Кроме того, квалифкомиссия напомнила, что адвокатская деятельность – это квалифицированная юридическая помощь, оказываемая адвокатом доверителю (физическому или юридическому лицу), а адвокатский запрос является инструментом профессиональной деятельности адвоката в целях ее оказания. В обоснование своих выводов комиссия сослалась на правовую позицию КС РФ о том, что адвокатский запрос направляется в целях защиты прав и интересов доверителя (см. Определение КС РФ от 28 февраля 2017 г. № 244-О).

Также квалификационная комиссия подчеркнула обязанность адвоката честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя, подчеркнув, что адвокат и доверитель – это разные лица (ст. 2, 5, 6, 6.1, 8, 9, 10 и др. КПЭА). Кроме того, она отметила установленный п. 3 ст. 182 ГПК запрет на совершение действий представителем от имени представляемого в отношении себя лично.

При этом Квалифкомиссия ПАСО указала, что адвокат Х. мог направить запрос от собственного имени в качестве физлица или же заявить в суде ходатайство об истребовании необходимых сведений либо же заключить соглашение, в том числе на безвозмездной основе, с другим адвокатом, который мог направить адвокатский запрос от своего имени.  

В результате квалификационная комиссия пришла к выводам, что адвокатский запрос должен использоваться адвокатом строго по назначению в целях защиты прав доверителей и использование адвокатом Х. права на адвокатский запрос в личных целях существенно подорвало авторитет адвокатуры. В своем заключении она указала, что адвокат Х. нарушил требования подп. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 3 ст. 6.1 Закона об адвокатуре, п. 3 ст. 9 КПЭА.

Редакция «АГ» обратилась за комментарием к президенту ПАСО Татьяне Бутовченко, которая пояснила, что после изменений, внесенных в Закон об адвокатуре в части, касающейся адвокатского запроса, это первый случай, когда адвокат использовал в личных целях правовой инструмент, предназначенный для профессиональной деятельности.  

Татьяна Бутовченко подчеркнула, что адвокатский запрос допустимо использовать адвокату лишь в целях защиты прав и интересов доверителя, а не в своих собственных интересах. Она добавила, что окончательное решение по дисциплинарному производству в отношении адвоката Х. будет принято на заседании Советом ПАСО 25 октября. 

Рассказать: