×

Сложности интеграции рынка интеллектуальной собственности

16 октября в ТПП РФ состоялась конференция, участники которой обсудили актуальные вопросы внешнеэкономической и инвестиционной деятельности, оборота объектов интеллектуальной собственности в рамках ЕАЭС
С 1 января 2015 г. вступает в силу Договор об Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), подписанный 29 мая 2014 г. в Астане. Документ, по сути, представляет собой кодифицированный вариант нормативно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства.


С 1 января 2015 г. вступает в силу Договор об Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), подписанный 29 мая 2014 г. в Астане. Документ, по сути, представляет собой кодифицированный вариант нормативно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства. В то же время в Договоре предусмотрено развитие новых направлений сотрудничества: создание единого рынка рабочей силы, капитала, товаров и услуг, гармонизация в сфере лицензирования.

В связи с этим вице-президент ТПП РФ Вадим Чубаров обратил внимание собравшихся на сложность интеграции рынка интеллектуальной собственности. Кроме существующих различий в региональном и международном принципах регулирования товарного знака, он в частности заметил, что определенные проблемы могут возникнуть с регулированием «советских» товарных знаков, которые используются практически в каждой из стран, входящих в ЕАЭС. «Мы уже столкнулись с подобной проблемой при адаптации крымских территорий. Там тоже есть «советские» товарные знаки, под которыми компании выпускают продукцию, и которые в то же время зарегистрированы целым рядом российских компаний», ― рассказал он.

Говоря о «советских» брендах, Чубаров сообщил, что накануне конференции, 15 октября, Правительство РФ представило отрицательное заключение на внесенный в Госдуму законопроект, которым предлагалось разрешить использовать «советские» товарные знаки любым компаниям, выпускавшим подобную продукцию во времена СССР на условиях безвозмездной лицензии вне зависимости от того, кому этот знак принадлежит сейчас.

Мнение Вадима Чубарова об «абсолютной правильности» такого решения Правительства РФ поддержал и генеральный директор ЗАО «Федеральный институт сертификации и оценки интеллектуальной собственности и бизнеса» Борис Леонтьев. «Вольное использование общеизвестных товарных знаков порочно по своей сути. Известный товарный знак – это предпосылка к получению больших прибылей, но когда право на его использование получили, скажем, тридцать производителей, то они не вкладываются в качество, а максимально “выкачивают” блага из товарного знака», – пояснил он.

Борис Леонтьев также подробно остановился на проблеме параллельного импорта. По его мнению, крупные транснациональные корпорации, работающие по системе франчайзинга, не испытывают подобных проблем, потому что защищены системой «глубокого лицензирования» (механизм передачи права использования товарного знака всем участникам франчайзинговой сети). Леонтьев считает, что такой механизм стоит распространить на все предприятия. «Мы предлагаем измерять глубину лицензирования, чтобы лицензиар был информирован, куда его товар движется. Эта информационная сеть в значительной степени поможет снизить риски по параллельному импорту», – объяснил он.

Судья Суда Евразийского экономического сообщества от РФ Константин Чайка отметил, что, с его точки зрения, важнейшей задачей на данный момент является налаживание эффективной деятельности институциональных органов ЕАЭС, в частности, решение вопроса о разграничении полномочий между национальными и наднациональными органами в сфере интеллектуальной собственности.

Так, Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) наделена правом принимать ряд обязательных решений, в том числе и в области интеллектуальной собственности, для государств-участников, а следовательно, и для хозяйствующих субъектов этих стран.

При этом правом рассматривать споры в области защиты прав на интеллектуальную собственность между хозяйствующими субъектами и регулирующими органами, между государствами и ЕЭК, а также разбирать жалобы на решения наднациональных органов располагает Суд Союза.

К сожалению, аналогичные нормы, заложенные в основу деятельности Таможенного союза, не были реализованы. Константин Чайка считает, что этого не случилось по ряду конкретных причин: нежелание национальных органов государственной власти передавать функции по регулированию этих отношений наднациональному органу; нежелание последнего принимать эти полномочия в силу нехватки кадров; сомнение бизнеса и их объединений в том, что их интересы будут учтены и механизм для их защиты будет создан. Так, до настоящего времени не функционирует Единый реестр объектов интеллектуальной собственности государств – членов Таможенного союза. «Если его не будет и в будущем союзе, то у хозяйствующих субъектов не будет права для защиты прав на территории объединения, – заметил он. – Тогда как в национальных государствах существуют такие реестры и государственные органы, контролирующие эту сферу».

Кроме того, Чайка выразил обеспокоенность существующей национальной связью между регистрацией хозяйствующего субъекта и защитой интеллектуальной собственности в суде. По его мнению, такое положение препятствует созданию единообразной судебной практики, которую необходимо наработать еще и потому, что с 2018–2020 гг. в рамках ЕАЭС планируется ликвидировать институт национального резидентства.


Рассказать: