×

Закон - что дышло…

Корреспонденты «АГ», 4 марта весь день путешествовавшие по избирательным участкам г. Москвы, делятся впечатлениями <br /><a href=\'/reportage/16\' style=\'font-weight: bold;\'>Смотреть другие рисунки</a>

Основной итог парламентских выборов 4 декабря – это даже не спорная победа «Единой России». Это непризнание их результатов и многотысячные акции протеста, на которые власть ответила созданием оригинальных технологий, позволяющих формировать «правильные» итоговые цифры голосования, не привлекая лишнего внимания.

После декабрьских выборов стало очевидно, что при желании работе наблюдателей на избирательных участках не так уж тяжело противодействовать: наблюдателя можно удалить с участка, а пока он будет оспаривать данное решение, выборы благополучно закончатся. Учтя данный опыт, объединение независимых волонтеров «Гражданин наблюдатель» организовало работу мобильных групп, которые в случае возникновения на участках проблемных ситуаций оперативно приезжали на них и оказывали правовую поддержку наблюдателям. В состав групп входили водитель, юрист и журналисты, среди которых и были представители «АГ».

Конечно, сообщения о пресловутых «каруселях» 4 марта по-прежнему поступали -  в основном это происходило на окраинах столицы. Но в ЦАО все было не настолько банально. Оказалось, что если применить фантазию, можно изобрести гораздо более «чистые» с правовой точки технологии.

С самого утра стала появляться информация о том, что в дополнительные списки избирателей массово включаются сотрудники предприятий непрерывного цикла, что в предыдущие годы случалось весьма редко. После обстоятельной беседы с председателем одной из УИК стало понятно, что все необходимые для данного действия процедуры тщательно выполняются, и единственное, к чему можно апеллировать – действительно ли является предприятие, направившее заявку в УИК, предприятием непрерывного цикла работы? Председатель участка заявил, что лично посещал управу района и знакомился с контрактом, заключенным между управой и организацией, после чего констатировал, что поводов для сомнений быть не может. Заявления от работников организации с просьбой включить их в дополнительный список избирателей после долгого сопротивления были предоставлены наблюдателю, который и вызвал нашу мобильную группу (до нашего приезда председатель сделать это отказывался). Все, что оставалось – поверить на слово. Необходимо отметить, что наблюдатель, проявивший столь высокую активность, спустя час после нашего отъезда был лишен мандата кандидатом в депутаты муниципального собрания, которым данный мандат и был предоставлен. Кандидат, кстати, угрожавший наблюдателю отзывом еще до нашего приезда на участок, видимо, был не очень заинтересован в прозрачности процедуры выборов.

Но если в предыдущей ситуации речь шла примерно о 50 избирателях, то на УИК № 77 от одного только ТД «Крестовский» голосовать пришли 250 человек. Стоит отметить, что все необходимые документы были представлены в нашем присутствии наблюдателям без лишних вопросов, придраться было просто не к чему. Вот только как торговый дом, работающий лишь 12 часов в сутки, можно признать предприятием непрерывного цикла? Вопрос из разряда риторических.

Не менее интересные события происходили на участке № 64. Огромные очереди перед столами членов УИК были вызваны не только тем, что в голосовании принимали участие работники предприятий вышеупомянутой категории, но и тем, что на участок приходили десятки людей, представлявшиеся «военными» и требовавшие включить их в список избирателей на основании наличия постоянной регистрации. Никого из них в списках не было, но все эти граждане с радостью включались работником УИК в тетрадь с дополнительными списками. Списки при этом даже не нумеровались. Ключевой момент: значительная часть этих людей была зарегистрирована по адресу: ул. Б. Лубянка, д. 2. Вряд ли стоит объяснять, что это знаменитое на всю страну здание жилым не является. Но, помимо этого, оно вообще не отнесено к ведению данной УИК! После споров с председателем, в которых на нашей стороне активно выступал член местной ТИК, голосование было ненадолго приостановлено, после чего вновь возобновлено. Совместно с нами наблюдатели составляли жалобы в ТИК, а люди «с Лубянки» продолжали голосовать. Результат кандидата-победителя на этом участке превысил средний результат по Москве примерно на 5%.

Вообще, на тех участках, где наша мобильная группа пыталась выяснить основания для включения избирателей в дополнительные списки для голосования, нам иногда приходилось слышать обвинения в том, что мы «пытаемся ограничить граждан в их конституционных правах». Нам такого и в голову не приходило, но новые принципы формирования дополнительных списков на избирательных участках вызывали некоторые опасения. Тем более в свете того, что количество избирателей в стране, согласно данным ЦИК, внезапно выросло более чем на 600 тысяч человек с момента парламентских выборов, то есть примерно за 3 месяца. И это при том, что демографического бума 18 лет назад в стране, как известно, не было.

Наша мобильная группа стала свидетелями многих других ситуаций, заслуживающих внимания. Это, в том числе, и попытки членов УИК препятствовать представителям СМИ проводить видеосъемку на участках. Или, например, поведение наблюдателей от кандидата, в итоге одержавшего победу, на участке № 25, не скрывавших своих антипатий ко всем остальным наблюдателям, присутствовавшим на участке.

Курсируя по центру столицы в перерывах между посещением УИК наша мобильная группа обнаружила огромное скопление автобусов на Болотной площади и прилегающих к ней улицам. По автомобильным номерам стало ясно, что на площади представлены десятки российских регионов. Молодежь (в основном старшего школьного возраста), приехавшая на этих автобусах, с радостью рассказывала, что цель приезда – посещение вечернего концерта в поддержку явного фаворита предвыборной гонки. На вопрос, где они голосовали или будут голосовать, молодые люди отвечали по-разному. Девушка из Курска, например, вообще затруднилась ответить, имеет ли она возможность голосовать, и уж тем более, будет ли она это делать, однако отметила, что ей «пообещали дать открепительный в Москве».

На проспекте Сахарова находилось еще некоторое количество автобусов, на многих из которых висели таблички: «Обзорная экскурсия по Москве». Контингент приехавших на них людей был совсем иным: возле транспортных средств терпеливо чего-то ожидали взрослые мужчины. Цель приезда – тоже концерт, но уже тот, что состоится на Манежной площади. Кто-то разговаривать отказывался, кто-то громко заявлял, что приехал по собственному желанию, но несколько человек все же рассказали, что всех привезли под угрозой увольнения. Один мужчина также сообщил, что перед отъездом даже направил письмо по этому поводу в очень известную газету. Впрочем, многих из приехавших действительно вряд ли пришлось уговаривать: большинство работников крупной энергетической компании (об этом они сообщил сами) находились в состоянии легкого и не очень алкогольного опьянения. Один из них, например, отвечая на вопрос, какова цель приезда, сумел выговорить лишь одно: «В кабак!». К слову, школьники на Болотной площади также были невероятно веселы.

Прошедшие выборы, несмотря на впечатляющий результат, который продемонстрировал победитель, оставили много вопросов. Главный из них – это даже не то, является ли кандидат, занявший первое место на выборах, легитимным главой государства. Скорее иначе – можно ли считать легитимной саму процедуру проведения выборов такой, какой мы ее увидели. Частичная замена наглых декабрьских фальсификаций на относительно законные схемы поставки «правильных» голосов в марте – сомнительное достижение. И это не говоря уж о том, сколько нарушений ЦИК предпочел «не заметить» в ходе предвыборной кампании. Можно ли вести в такой ситуации речь о свободе выбора - большой вопрос…

Смотреть другие рисунки

Сергей АНИСИМОВ,
Корр 'АГ'

Рассказать: