×

Злоупотребление правом и его разновидности

23 марта состоялось заседание Научно-консультативного совета ФПА РФ

Предметом обсуждения были положения ст. 10 проекта нового ГК РФ, которые вводят в российское законодательство понятие «обход закона» в качестве одной из разновидностей злоупотребления правом. В заседании участвовали председатель НКС, президент ФПА РФ Е.В. Семеняко, первый вице-президент ФПА РФ Ю.С. Пилипенко, заместитель председателя НКС профессор В.В. Лазарев, директор Института адвокатуры МГЮА С.И. Володина, практикующие адвокаты, ученые, представители судебных органов.

С докладом выступил управляющий партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры», доцент МГИМО (У) МИД РФ, профессор РШЧП, советник пре-зидента ФПА РФ Александр Муранов.

Разработчики нового ГК РФ объединили понятие «обход закона» с понятием «злоупотребление правом», расширив значение последнего и придав ему новый смысл. В предлагаемой ст. 10 злоупотребление правом предстает не только в виде традиционной реализации права исключительно с целью навредить другому, не только в виде чрезмерного использования права, нарушающего права других, но и в виде «обхода закона», т.е. действий, хотя и основанных на законе, но не отвечающих цели (смыслу, интересу) такого закона.

Иными словами, новая редакция ст. 10 ГК РФ запрещает использование права во зло не только другим конкретным частным субъектам или некоему кругу лиц, но и во зло самому закону, в «подрыв» его цели, смысла, интереса. Теперь благодаря попытке внедрения понятия «обход закона» в ГК РФ следует отличать цели и интересы конкретных частных субъектов или некоего круга лиц от целей и интересов соответствующих законов.

По мнению Александра Муранова, в случае внедрения понятия «обход закона» в ст. 10 ГК РФ свобода усмотрения судов возрастет, тогда как стабильность оборота уменьшится.

Внедрение данного понятия в ст. 10 ГК РФ таит в себе, в частности, ряд «подводных камней» для адвокатов. Учитывая, что под «обходом закона» в ст. 10 ГК РФ понимаются действия в «подрыв» его цели, смысла, интереса, то в целом для адвокатов увеличатся риски ведения ими своей профессиональной деятельности и неопределенность в том, ведется ли она надлежащим образом. Можно сделать и такой: понятие «обход закона» позволит еще чаще, нежели сегодня, обвинять адвокатов в том, что они помогают клиентам «обходить закон» и в итоге объявлять адвокатуру инструментом «обхода закона» (подобно тому, как аналогичным образом ВАС РФ уже пытается объявить таким инструментом третейские суды).

Оппонентом А.И. Муранова был советник управления частного права Высшего Арбитражного Суда РФ Е.Д. Суворов. По мнению Евгения Суворова, необходимость ввести в п. 1 ст. 10 ГК РФ понятие «обход закона» обусловлена в первую очередь судебной практикой, где такое явление встречается. Поскольку это понятие существует пока только в доктрине, арбитражным судам и судам общей юрисдикции предоставле-на излишняя свобода усмотрения в применении ст. 10 ГК, вследствие чего нарушается принцип правовой определенности. Евгений Суворов привел конкретный пример, когда заявителю пришлось пройти все судебные инстанции – только Президиум ВАС РФ признал недопустимыми действия ответчика в обход закона и отменил акты, принятые нижестоящими судами. Поскольку норма ст. 10 в определенных случаях толкуется так, что обход закона недопустим, то следует ее конкретизировать и ввести в кодекс прямой запрет на обход закона. То есть речь идет о том, чтобы ситуацию, существующую де-факто, закрепить де-юре.
По окончании обсуждения темы Евгений Семеняко отметил, что это заседание НКС, 13-е по счету, было наиболее интересным за всю историю его работы, и все вы-ступавшие приводили достаточно убедительные аргументы в обоснование своей позиции. НКС проанализирует их и сформулирует специальные рекомендации относитель-но проекта ст. 10 ГК РФ.

Более подробная информация о заседании будет опубликована в № 7 (096) «Новой адвокатской газеты».

Рассказать: