×

Пленум ВС принял разъяснения о применении АПК при рассмотрении дел в первой инстанции

После доработки постановление подверглось некоторым изменениям, а общее количество пунктов увеличилось на один
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» прокомментировали изменения документа. Они отметили, что в него внесены точечные изменения, которые существенным образом не повлияли на общий смысл, а лишь уточнили некоторые процессуальные вопросы.

23 декабря Пленум Верховного Суда рассмотрел и утвердил Постановление о применении АПК РФ при рассмотрении дел в суде первой инстанции, проект которого был направлен им на доработку ранее, о чем сообщала «АГ».

Читайте также
ВС готовит разъяснения о применении АПК при рассмотрении дел в суде первой инстанции
В постановлении будут, в частности, регламентированы вопросы по предъявлению иска, передаче дел из одного суда в другой, представительства в суде, процесса доказывания в арбитражном суде первой инстанции
15 Декабря 2021 Новости

После доработки постановление Пленума ВС РФ подверглось некоторым изменениям, а общее количество пунктов увеличилось до 48 (в проекте их было 47).

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар заметил, что в итоговый текст документа внесены точечные изменения, которые существенным образом не повлияли на общий смысл, а лишь уточнили некоторые процессуальные вопросы.

Заместитель директора по научной работе юридического института Кемеровского государственного университета, к.ю.н. Егор Трезубов высказал мнение о том, что обсуждение столь масштабных актов, как постановление Пленума ВС РФ, должно проходить в открытом режиме, в условиях гласности. «Как выяснилось, еще в начале 2021 г. в арбитражные суды поступили запросы о предложениях по наполнению постановления о применении АПК РФ при производстве в судах первой инстанции. Как показывает практика, суды, загруженные своей основной работой, зачастую не способны дать должную обратную связь и в лучшем случае выносят на обсуждение отдельные дела из своей практики. Здесь не идет речи о всестороннем и научно обоснованном подходе», – пояснил он.

По словам эксперта, комплексный характер постановления обычно обеспечивает рабочая группа, создаваемая из судей Верховного Суда РФ, иногда из судей кассационных и апелляционных судов и нескольких ученых, представляющих образовательные и научные центры: МГУ им. М.В. Ломоносова, ИГП РАН, ИЗиСП, ИЦЧП им. С.С. Алексеева, УрГЮУ, СПбГУ, МГЮА им. О.Е. Кутафина. «Тем не менее рабочая группа не имеет достаточных ресурсов для того, чтобы обсуждать идеи, которые войдут в проект, с научной общественностью. Для учета мнения заинтересованных лиц необходимо обеспечить возможность заблаговременного представления своих идей ученым и практикующим юристам. Ведь несложно указать адрес электронной почты, на который будут поступать предложения для обсуждения при разработке проекта постановления? Так делал в свое время ВАС РФ: заранее (за 6–10 месяцев) сообщал о готовящемся проекте и предлагал высылать свои предложения и замечания. К этой практике необходимо вернуться, тем более что современный уровень принимаемых постановлений Пленума Верховного Суда стал на несколько порядков выше тех, которые принимались еще 10–15 лет назад, – нужно сделать шаг в сторону гласности», – убежден Егор Трезубов.

В итоговом документе внесены изменения в проектируемый п. 4, в котором уточнена компетенция арбитражных судов, рассматривающих споры согласно ч. 6 ст. 27 АПК РФ. Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян отметил, что в п. 4 был дополнен перечень случаев, когда стороной арбитражного процесса может быть физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем. «С одной стороны, дополнения логичны. С другой, если уж перечислять все случаи, можно было рассмотреть вопрос возможного инициирования требований в арбитражном суде со стороны физических лиц на основании ст. 248.1 АПК РФ о спорах с участием подсанкционных лиц, так как в п. 1 ч. 2 ст. 248.1 АПК РФ в качестве потенциальных заявителей указаны и физические лица», – полагает эксперт.

Егор Трезубов отметил, что в п. 4, посвященном толкованию отсылочных норм в аспекте исключительной компетенции арбитражных судов, приведены еще примеры дел по требованиям о привлечении участников и собственников имущества юридических лиц к субсидиарной ответственности: участников полного товарищества, членов производственного кооператива, собственников имущества частного учреждения, участников признанного недействующим общества с ограниченной ответственностью. «Такое дополнение призвано исключить имеющиеся споры о компетенции в таких делах между судами общей юрисдикции и арбитражными судами и является правильным», – полагает он.

Из разъяснения п. 10 исчезло предложение: «В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 125 АПК РФ под идентификаторами ответчика-гражданина, один из которых должен быть указан в исковом заявлении, понимаются страховой номер индивидуального лицевого счета, ИНН, серия и номер документа, удостоверяющего личность, основной государственный регистрационный номер ИП, серия и номер водительского удостоверения, серия и номер свидетельства о регистрации транспортного средства». При этом в него добавили ссылку на п. 3 ч. 2 ст. 125 АПК.

Егор Трезубов полагает, что первое предложение п. 10 постановления исключено как избыточное, так как разработчики не раскрывают ничего нового по сравнению с п. 3 ч. 2 ст. 125 АПК. «Кроме того, следующий абзац нивелирует ценность указания идентификаторов, так как их неуказание не приведет к оставлению иска без движения. Не секрет, что указание идентификаторов нужно в перспективе для запуска суперсервиса “Правосудие Онлайн”, а сейчас все эти идентификаторы лишь позволяют правильно извещать участников процесса и наиболее полно изготавливать исполнительные документы. Истец или заявитель, которые задумываются о перспективах выдачи исполнительного листа (а взыскатель – о выдаче судебного приказа), и без указанного послабления укажут в заявлении идентификаторы, необходимые для их отражения в исполнительном документе (ст. 13 Закона об исполнительном производстве)», – отметил он.

Из п. 13 документа исключено разъяснение о том, что иск не подлежит рассмотрению в судах, в связи с чем в его принятии может быть отказано на основании п. 1 ч. 1 ст. 127.1 АПК РФ, если по общему смыслу закона право или интерес, в защиту которых заявлен иск, не признаются правопорядком РФ и не подлежат судебной защите; если требование не может быть рассмотрено судами в силу принципа разделения властей; если иск предъявлен в защиту прав иных лиц, за исключением случаев, когда такая возможность допускается законом.

Егор Трезубов отметил, что исключен абз. 2 п. 13 о праве суда отказать в принятии иска, если он направлен на защиту права, не признаваемого российским правопорядком, или защита которого невозможна в судебном порядке. «Как говорилось, это разъяснение в отсутствие института принятия предварительного решения может привести к ограничению права на судебную защиту. Между тем, если поступит, например, заявление в арбитражный суд субъекта о признании незаконным решения Верховного Суда, принятого по конкретному делу, в порядке главы 24 АПК, суд без проблем сможет применить ст. 127.1 АПК и отказать в принятии такого заявления, т.к. здесь защита возможна лишь в инстанционном порядке (посредством обжалования указанного решения), то есть заявление не подлежит рассмотрению в судах. В то же время, если поступит заявление, направленное на защиту права, которое не признается российским правопорядком, необходимо это обстоятельство включить в предмет доказывания и установить в условиях состязательности. И если установим – прекратить производство по делу», – полагает он.

Юнис Дигмар пояснил, что тем самым высшая судебная инстанция приняла решение не включать данную позицию в постановление Пленума ВС РФ в связи с предоставлением арбитражным судам слишком большой дискреции в указанном вопросе в отсутствие четких критериев такого отказа, оставив на откуп его решение именно Верховному Суду в каждом конкретном случае индивидуально.

Артур Зурабян полагает, что предлагаемое изменение логично, так как изложенные вопросы тяжело рассмотреть на стадии принятия искового заявления к производству. «По факту такие выводы можно сделать практически всегда только при рассмотрении требований по существу».

Также внесены коррективы в разъяснения п. 22, из которого исключено указание на то, что копия документа об образовании или ученой степени должна быть заверена нотариально либо учреждением и организацией, от которых исходит соответствующий документ, либо организацией, в которой представитель работает, либо лицом, которому выдан данный документ, а при возникновении сомнений в достоверности представленной копии документа об образовании или ученой степени суд предлагает лицу представить на обозрение оригинал указанного документа. Вместо этого в разъяснении указано, что при возникновении сомнений в достоверности копии документа об образовании или ученой степени суд должен предложить представить на обозрение оригинал такого документа, при этом копия такого документа может не заверяться.

Читайте также
ВС опубликовал последний обзор судебной практики за 2019 г.
Документ содержит 49 правовых позиций, большую часть из которых представила Судебная коллегия по экономическим спорам  
27 Декабря 2019 Новости

Егор Трезубов отметил, что такой подход отменяет ранее данные Верховным Судом РФ в ответе на вопрос № 6 его Обзора судебной практики № 4 за 2019 г. разъяснения о необходимости заверения копий диплома об образовании, отвечающие правилам ст. 75 АПК РФ. В целом эти разъяснения упростят жизнь представителям, но в очередной раз показывают, что идея профессионализации процесса лишь на дипломе о высшем юридическом образовании зиждиться не может, подчеркнул он.

В п. 38 документа добавлено разъяснение о том, что в случае неисполнения обязанности представить истребуемое судом доказательство по причинам, признанным арбитражным судом неуважительными, либо неизвещения суда о невозможности представления доказательства вообще или в установленный срок арбитражный суд вправе отнести на такое лицо судебные расходы в соответствии с ч. 2 ст. 111 АПК, а также обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

Егор Трезубов отметил, что ранее Пленум ВАС РФ неоднократно формулировал тождественный подход о том, что невыполнение лицом бремени доказывания в условиях явного злоупотребления правом должно приводить к тому, что в процессе оценки доказательств суд установит соответствующее обстоятельство невыгодным для уклоняющегося лица. «Между тем в условиях состязательного процесса всегда возникает вопрос о допустимости истребования доказательств от лиц, участвующих в деле. Несмотря на то что цитируемое разработчиками документа правило абз. 2 п. 10 ч. 2 ст. 125 АПК появилось еще в 2010 г., суды в исковом судопроизводстве все еще неактивно истребуют доказательства от сторон, а лишь предлагают им представить соответствующее доказательство, имеющееся в их распоряжении. Поэтому указанное дополнение текста документа важно скорее в методических целях “перехода на рельсы профессионального процесса”», – полагает он.

Юнис Дигмар отметил, что данное разъяснение касается правовых последствий непредставления доказательств стороной по делу, у которой они были затребованы арбитражным судом. «Одним из таких последствий выступает право арбитражного суда обосновать свои выводы в итоговом судебном акте доводами другой стороны. На мой взгляд, очень обоснованно с точки зрения обеспечения состязательности процесса. Данное разъяснение непосредственно коррелирует с предписаниями ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, расширяя дискреционные полномочия суда по применению к недобросовестному участнику спора процессуальной ответственности за уклонение от исполнения обязанности по опровержению доводов процессуального оппонента. Думаю, что общий тренд на поддержание добросовестности и разумности плавно переходит и в сферу арбитражного процесса, позволяя таким образом перекладывать бремя доказывания или опровержения на лиц, злоупотребляющих своими процессуальными правами», – считает адвокат.

Артур Зурабян полагает, что в рассматриваемом случае есть определенный конфликт с принципом состязательности процесса, но такое положение логично, так как если по тем или иным причинам сторона не хочет раскрывать имеющиеся у нее доказательства, значимые для дела, то такая сторона должна нести соответствующие негативные последствия.

Рассказать:
Яндекс.Метрика