×

Адвокаты обсудили, что делать защитнику, если доверитель не оплачивает его услуги

Участники дискуссии рассмотрели вопрос, вправе ли адвокат-защитник расторгнуть соглашение об оказании юрпомощи, и продумали механизм защиты его прав
Фото: «Адвокатская газета»
Большинство сошлось во мнении, что адвокат имеет право в одностороннем порядке расторгнуть соглашение на защиту в уголовном процессе, если доверитель нарушает его условия. Адвокатам был дан совет включать в соглашение отменительное условие и обращаться в сложных ситуациях за разъяснениями в адвокатскую палату. А представитель КЭС ФПА Александр Орлов уверил, что комиссия даст разъяснения по рассмотренным вопросам.

26 сентября в Адвокатской палате Московской области состоялось заседание Дискуссионного клуба «Адвокатура&Общество» на тему «Основания прекращения участия адвоката-защитника в уголовном деле». В мероприятии приняли участие представитель Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, члены советов АП г. Москвы и Московской области, члены квалификационных комиссий и адвокаты.

Перед участниками был поставлен вопрос: имеет ли право адвокат в одностороннем порядке расторгнуть соглашение на защиту в уголовном процессе, если доверитель нарушает его условия? После того как были высказаны мнения «за» и «против», участники перешли к обсуждению вопроса о приемлемом поведении адвоката в случае неоплаты доверителем юридических услуг.

Вправе ли адвокат расторгнуть соглашение?
Несколько участников заседания высказали мнение, что адвокат не может расторгнуть соглашение в случае неоплаты. Так, адвокат АП МО Наталья Голованчук убеждена, что защитник не просто зарабатывает деньги – он служит людям. Когда адвокат отказывается предоставить помощь доверителю, который не в состоянии оплатить его услуги, нарушается социальное равновесие в обществе: «Мы оставляем людей, которые оказываются беззащитными. И тут мы должны сделать выбор: идти в дикое капиталистическое общество либо придерживаться более гуманного пути и взять на себя ту ответственность, которую приняли, решив стать адвокатами». Наталью Голованчук поддержал коллега из АП г. Москвы, который заметил, что существует императивное требование закона: если адвокат принял на себя защиту, он не вправе от нее отказаться.

Иной позиции придерживается адвокат АП г. Москвы Сергей Купрейченко. Он обратил внимание на абз. 4 п. 2 ст. 25 Закона об адвокатской деятельности, согласно которому вопрос о расторжении соглашения регулируется ГК, но с изъятиями, предусмотренными данным законом. Специальное правило закреплено в подп. 6 п. 4 ст. 6 закона: адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. «Вместе с тем относительно правовой природы соглашения нет единства ни в судебной практике, ни в науке, – отметил адвокат. – Я поддержу позицию Василия Раудина, высказанную им в № 1 “АГ” за 2017 г.: недопустимы прямой отказ от защиты и расторжение соглашения исключительно по инициативе адвоката, но вместе с тем соглашение может предусматривать отменительное условие, которое позволяет адвокату прекратить действие соглашения, если доверитель прекратил оплачивать юридические услуги».

Коллегу поддержала первый вице-президент АП Удмуртской Республики Людмила Лямина. По ее словам, Совет АП УР считает, что адвокат имеет право на односторонний отказ от исполнения соглашения. Она пояснила: ст. 450.1 ГК РФ предусматривает, что в договоре стороны могут согласовать право на односторонний отказ, если нет императивной нормы, запрещающей это делать. Для соглашения о предоставлении юридической помощи такой нормы нет – здесь не работает ч. 7 ст. 49 УПК РФ, предусматривающая, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, поскольку это не связано с условиями соглашения и порядком его заключения. Если стороны прописали, что односторонний отказ возможен в случае невыплаты вознаграждения, адвокат может отказаться от исполнения соглашения, поскольку в 450.1 ГК РФ прописано: если сторона воспользовалась правом на односторонний отказ от соглашения, то оно считается расторгнутым. Людмила Лямина сослалась на мнение исполнительного вице-президента ФПА Андрея Сучкова, высказанное им на сайте «АГ»: если нет правового основания для участия в деле, значит, нет предмета поручения, и потому не может быть защиты, а следовательно, возможен и отказ от защиты.

Читайте также
Основание участия адвоката в деле – основа дискуссии
Необходимо вернуться к обсуждению вопросов отказа от защитника и «множественной» защиты
14 Сентября 2018 Мнения

Президент АП УР Дмитрий Талантов включился в дискуссию о норме ч. 7 ст. 49 УПК РФ: ключевое словосочетание в предусмотренном ею правиле – «принятая защита», то есть существующая. Согласно ст. 25 Закона об адвокатской деятельности адвокат осуществляет защиту по соглашению либо по назначению. По его мнению, если отпало основание – нет принятой на себя защиты. Конституция и УПК гарантируют право на юридическую помощь, но индивидуальную помощь со стороны конкретного адвоката никто не обещал. Если соглашение расторгнуто либо имеет место отказ от исполнения соглашения адвоката из-за неоплаты его услуг, адвокатская палата обязана назначить другого защитника – так конституционное право гражданина нарушено не будет, считает Дмитрий Талантов.

Член Совета АП г. Москвы Сергей Соловьёв добавил, что при нарушении доверителем своих обязательств об оплате не адвокат в одностороннем порядке расторгает соглашение, а доверитель. С ним согласился вице-президент АП г. Москвы, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов Вадим Клювгант. Он пояснил: отказ от принятой на себя защиты недопустим: «Это постулат, неопровержимая презумпция». Однако он согласился, что нельзя считать отказом констатацию того факта, что доверитель не выполняет взятые на себя обязательства. Вадим Клювгант пояснил, что в данном случае адвокат не отказывается от принятой защиты, он готов ее продолжать. Другое дело, что доверитель лишает его такой возможности, не выполняя существенные условия соглашения. Неоплата не позволяет оказывать профессиональную помощь подзащитному, поскольку предоставление юридических услуг сопряжено с существенными затратами.

Что делать адвокату, если доверитель не оплачивает юридическую помощь?
Вадим Клювгант напомнил, что согласно КПЭА в любой сложной ситуации адвокат имеет право обратиться за разъяснением в палату. Защитник, действовавший в соответствии с полученными разъяснениями, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Также он упомянул о том, что для адвокатов АП г. Москвы палатой в 2007 г. были даны разъяснения совета «Об основаниях прекращения участия адвоката-защитника в уголовном деле». Он отметил, что именно о них в своих статьях «Когда правомерен отказ от защиты» и «Наши разногласия» говорил Генри Резник, полемизируя с Геннадием Шаровым, выразившим свою позицию в статье «Принуждение к реализации субъективных прав недопустимо», о которой участники дискуссии также не раз вспоминали.

Вадим Клювгант пояснил: «Ситуация, связанная с неисполнением доверителем существенных условий соглашения, должна быть квалифицирована как отказ доверителя от соглашения – оно утрачивает силу. Об этой ситуации адвокат должен уведомить лицо или орган, в чьем производстве находится уголовное дело, и обеспечить возможность исполнения государством обязанности по предоставлению человеку квалифицированной юридической помощи. Направление такого уведомления является обязанностью адвоката. Бездействие, выразившееся в ненаправлении этого уведомления, влечет привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности по ст. 12 КПЭА».

Адвокат АП МО Анастасия Саморукова обратила внимание на то, что защитник может уведомить суд о неоплате доверителем юридических услуг, в связи с чем его полномочия прекращаются. Однако, согласно разъяснениям АП г. Москвы, если отказ не удовлетворяется, адвокат обязан продолжить участвовать в деле. «Существующее регулирование говорит о том, что единственный вариант выйти из дела – получить расписку от доверителя: “Отказываюсь от услуг защитника Ф.И.О. Мой отказ не связан с материальными затруднениями”», – заключила она.

В ходе дискуссии адвокаты обсудили еще один вариант выхода из непростой ситуации: перед заключением соглашения адвокат просит будущего доверителя написать отказ без указания даты. Однако наиболее популярным оказался иной способ, который применяет, в частности, адвокат АП Владимирской области Максим Никонов: «Я закладываю в соглашение следующий пункт: “Невнесение оплаты доверителем является отказом доверителя от адвоката и влечет расторжение соглашения по инициативе доверителя и прекращает права и обязанности адвоката по защите”. Отдельная подпись ставится доверителем под этим пунктом».

По словам Максима Никонова, большое значение имеет отношение квалификационных комиссий и советов АП к расторжению соглашения: можно ли считать это дисциплинарным нарушением? «Если КЭС даст разъяснения, мы будем знать, что с этой стороны мы прикрыты», – подчеркнул он. Адвокат добавил, что в этом случае можно будет уведомить суд о том, что соглашение расторгнуто и требуется найти адвоката по ст. 51 УПК РФ, выйти из дела и при этом не опасаться дисциплинарной ответственности.

В завершение мероприятия представитель КЭС ФПА Александр Орлов сообщил, что так как в комиссию поступило уже несколько запросов на эту тему, то разъяснения будут даны.

Рассказать:
Дискуссии
Основание участия адвоката в деле
Основание участия адвоката в деле
Профессиональная этика
22 Октября 2019