×

Индульгенция на насилие

Правозащитники и юристы считают, что поправки в Закон о полиции призваны снять правовые преграды для произвола и применения насилия и максимально упростить их оправдание в суде
На площадке Комитета гражданских инициатив состоялось обсуждение уже нашумевших поправок в Закон о полиции, значительно расширяющих полномочия сотрудников правоохранительных органов. Во встрече приняли участие правозащитники и юристы, в том числе эксперт ФПА РФ, адвокат Андрей Гривцов.


На площадке Комитета гражданских инициатив состоялось обсуждение уже нашумевших поправок в Закон о полиции, значительно расширяющих полномочия сотрудников правоохранительных органов. Во встрече приняли участие правозащитники и юристы, в том числе эксперт ФПА РФ, адвокат Андрей Гривцов.


Напомним, что законопроектом, разработанным группой депутатов Госдумы ФС РФ (Ириной Яровой, Александром Хинштейном и др.), в частности, предлагается дать полицейским право в исключительных случаях применять огнестрельное оружие в местах большого скопления людей, снять действующий запрет на открытие полицейскими огня по лицам женского пола, за исключением женщин «с явными признаками беременности». Кроме того, проект наделяет полицейских правом в ряде случаев вскрывать транспортные средства и проникать в жилые и иные помещения. Помимо перечисленного предусматривается установить презумпцию доверия к действиям сотрудника полиции как должностного лица, действующего от имени государства в интересах общества и государства.

Эксперт ФПА РФ, адвокат АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Андрей Гривцов выразил сомнение в том, что поставленной разработчиками законопроекта цели повысить доверие общества к сотрудникам полиции можно достичь принятием предлагаемых поправок. «Мне не верится, что, если сотрудники полиции получат право применять оружие к женщинам, доверие общества к ним повысится, – сказал адвокат. – А гарантирование государством “презумпции доверия” сотрудникам, применяющим насилие, – это позор».

Андрей Гривцов сообщил, что его негативное отношение к законопроекту разделяют многие представители адвокатского сообщества. Президент Федеральной палаты адвокатов РФ также высказался против поправок: Юрий Пилипенко считает, что они не помогут в борьбе с преступностью. «Появление столь серьезного и в чем-то даже радикального законопроекта предполагает чрезвычайно глубокую проработку темы. Однако обстоятельных обоснований мы не слышим», – отметил он в интервью РАПСИ.

Президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ» Георгий Сатаров считает, что эти поправки следует рассматривать в совокупности и взаимодействии друг с другом, учитывая при этом состояние правовой системы и судебную практику.

Сатаров выделил несколько направлений, которые, по его мнению, охватывают всю суть законопроекта.

Во-первых, они расширяют возможности для применения насилия со стороны полицейских. К поправкам, которые широко известны и обсуждаются, следует добавить новое полномочие (п. 11 ч. 1 ст. 12) по «выявлению» административных нарушений, которое никак не урегулировано процедурно. Кроме того, теперь насилие со стороны полиции будет без ограничений регулироваться не только законом, но и другими правовыми актами (см. ч. 2, ст. 13).

Во-вторых, изменения в Закон неоправданно расширяют возможности личного усмотрения в сфере применения насилия. Так, новая редакция п. 2 ч. 2 ст. 16 предоставляет полиции не предусмотренное ранее право «проводить по решению руководителя территориального органа или лица, его замещающего, оцепление (блокирование) участков местности» для «предупреждения» массовых беспорядков. При этом возможность такого рода действий ничем не ограничена.

Другой вопиющий пример расширения личного усмотрения при применении огнестрельного оружия дает поправка к ч. 2 ст. 24, которая позволит сотрудникам полиции стрелять не только при попытке задерживаемого лица приблизиться к полицейскому и прикоснуться к его оружию, но и в случае «совершения [задерживаемым лицом] иных действий, дающих основание расценить их как оказываемое противодействие».

В-третьих, по мнению Сатарова, поправки резко сужают сферу правовой ответственности полицейских и вводят высокие барьеры для судебного оспаривания произвола со стороны полиции. «Законопроект ставит полицию выше всего остального общества за счет явно сформулированного априорного оправдания любого произвола – считает Георгий Сатаров, – ст. 30 расширяется на две части, которыми государство гарантирует презумпцию доверия и поддержку сотруднику полиции при выполнении им служебных обязанностей̆ и снимает с него ответственность за действия, совершенные в процессе выполнения таких обязанностей.

Андрей Гривцов добавил, что «презумпция доверия», о которой говорится в проекте, существует уже давно и судебная практика постоянно это подтверждает.

«Этот закон ничего нового не вводит, он легитимизирует уже существующую практику. Пока она поддерживается неформальными инструментами, а сейчас есть цель, чтобы эта неконституционная практика была благословлена ключевым законом, регулирующим работу полиции», – согласился с адвокатом Сатаров.

Директор Института прав человека Валентин Гефтер отметил, что новые поправки дают полицейским возможность реагировать одинаково как на уголовные преступления, так и на административные правонарушения. В частности, законопроектом предлагается разрешить полицейским не представляться гражданину, а в случае применения к нему мер, ограничивающих его права и свободы, не называть причину и основание применения таких мер, если необходимо незамедлительно пресечь не только преступление, но и административное правонарушение (ч. 5 прим. ст. 5).

Первый заместитель председателя Верховного Суда РФ в отставке Владимир Радченко, согласившись с замечаниями выступавших, сделал вывод, что лучшее, что можно сделать с законопроектом, – вообще его не принимать, так как ему не хватает четкости и определенности. «Конечно, Закон о полиции нуждается в совершенствовании, но то, что записано в этом проекте – это прямое вторжение в тот круг прав и интересов человека, которые защищены нашей Конституцией», – отметил он.


Рассказать: