×

Ответчик – российская федерация

Президиум ВАС РФ принял решение, обязывающее властные структуры возмещать коммерсантам убытки, возникшие вследствие действий чиновников
Материал выпуска № 17 (58) 1-15 сентября 2009 года.

ОТВЕТЧИК – РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

Президиум ВАС РФ принял решение, обязывающее властные структуры возмещать коммерсантам убытки, возникшие вследствие действий чиновников


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда от 9 июля № 2183/09 трудно переоценить. Оно является беспрецедентным, поскольку ранее решений на этом уровне по данной категории дел не принималось. Появилась правовая основа, устанавливающая единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права по фактам причинения имущественного вреда незаконными действиями (бездействием) должностных лиц правоохранительных органов.


Об особенностях дела рассказывает адвокат победившей стороны – заслуженный юрист России Григорий Николаевич НОСОВ.

В 2006 г. московская фирма ЗАО «Центр-Сувенир» на законных основаниях приобрела в Китае и доставила в Россию с соблюдением всех таможенных процедур крупную партию пиротехнической продукции, на которую имелся полный и юридически безупречный комплект разрешительной документации, в том числе и сертификаты соответствия ГОСТу. Продукцию разместили на оптовом складе, чтобы реализовать в розничной сети накануне празднования Нового, 2007 года.

УБЭП как средство расправы

На рынке пиротехники существует острая конкурентная борьба.

По договоренности с одной из фирм, торгующих пиротехникой, в ноябре 2006 г. один из сотрудников УБЭП ГУВД г. Москвы приобрел как частное лицо на складе общества «Центр-Сувенир» значительное количество различных наименований пиротехники и в тот же день именно эту пиротехнику изъял в г. Москве при проведении оперативно-розыскных мероприятий – контрольной закупки у гражданина М., который якобы продавал ее с лотка на улице.

В отношении М. органами прокуратуры было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 238 УК РФ (производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей), и он, заведомо невиновный, был оштрафован. В ходе предварительного расследования М. дал показания, о том, что «контрафактная» продукция приобретена им на складе ЗАО «Центр-Сувенир».

По сути же, уголовное дело было возбуждено с единственной целью получить формальные поводы и основания для изъятия всей пиротехники, принадлежащей ЗАО «Центр-Сувенир» из гражданского оборота.

В декабре 2006 г. в рамках уголовного дела в отношении М. сотрудниками УБЭП был произведен обыск на оптовом складе. Несмотря на то что сотрудники ЗАО «Центр-Сувенир» предъявили оперативникам всю разрешительную документацию на пиротехническую продукцию, подтверждающую ее безопасность для жизни и здоровья, сотрудники милиции изъяли 8416 коробок пиротехники и вывезли на 11 крупнотоннажных автомобилях в расформированную войсковую часть. Договор хранения с частью не заключался, товар сгрузили в бывший гараж, не охраняемый и не приспособленный для хранения взрывчатых веществ.

В декабре 2006 г. по поручению следователя прокуратуры сотрудники УБЭП произвели обыск в офисе общества «Центр-Сувенир» и изъяли оригиналы всех правоподтверждающих документов на пиротехническую продукцию, которые затем работники милиции якобы утратили (фактически умышленно уничтожили).

Чтобы оправдать беззаконие и добиться поставленной цели – уничтожить пиротехнику ЗАО «Центр-Сувенир», по выделенным из уголовного дела в отношении М. материалам прокуратурой 6 февраля 2007 г. было возбуждено новое уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 238 УК РФ, в отношении руководителей ЗАО «Центр-Сувенир» – уже по всей пиротехнической продукции.

Как остановить следственный каток

В это уголовное дело на стороне ЗАО «Центр-Сувенир» я вступил в качестве защитника весной 2007 г. Гражданин М. к этому времени уже был осужден. Первым делом мне нужно было остановить набирающую обороты следственную машину, работающую в противоправных интересах. Для этого следовало решить несколько задач, а именно добиться:

– возвращения вещественных доказательств законному владельцу (что предусмотрено ст. 82 УПК РФ и подзаконными нормативными актами);

– прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям;

– возбуждения уголовного дела в отношении работников правоохранительных органов, сфабриковавших уголовные дела.

По моей жалобе военной прокуратурой в войсковой части, осуществлявшей хранение вещественных доказательств, была проведена прокурорская проверка, которой установлено, что пиротехническая продукция там хранится незаконно. Командиру части объявили предостережение о недопустимости нарушения закона, а вышестоящему командованию было внесено представление с требованием устранить эти нарушения.

Между тем пиротехника, оставленная в войсковой части без охраны, расхищалась. Со ссылкой на документы прокурорского реагирования военной прокуратуры я неоднократно обращался с ходатайствами и жалобами в различные органы прокуратуры с просьбой возвратить изъятую пиротехнику законному владельцу. В их удовлетворении мне было отказано. Не удавалось длительное время решить вопрос о прекращении дела, так как следствие ссылалось на проведение сложной экспертизы на предмет соответствия пиротехники требованиям безопасности. В ходе следствия не получили законного разрешения и мои жалобы с требованием возбудить уголовное дело против преступников-правоохранителей.

Следователь прокуратуры в течение всего расследования судьбой хранящихся в воинской части вещдоков не интересовался. Вопреки закону он даже не стал их осматривать, об их состоянии и сохранности ничего не знал. Следствие превратилось в откровенную волокиту.

Лишь в декабре 2007 г. уголовное дело было прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления, поскольку «пиротехническая продукция ЗАО “Центр-Сувенир” соответствует требованиям ГОСТ и безопасна для жизни и здоровья потребителей». Тем самым было подтверждено, что гражданин М. осужден незаконно.

Одновременно с прекращением дела следователь постановил возвратить ЗАО «Центр-Сувенир» изъятые вещественные доказательства. Однако в ходе осмотра было установлено, что из переданных на хранение 8416 коробок в наличии имеется лишь 3342. Постановлением следователя районной прокуратуры из уголовного дела выделены в отдельное производство и направлены по подследственности в военную прокуратуру материалы о хищении пиротехнических изделий на территории войсковой части. Следователь военной прокуратуры в возбуждении уголовного дела по факту хищения пиротехники по надуманным основаниям отказал. Таким образом, круг годичной «плодотворной» работы правоохранительных органов замкнулся.

Разворот в арбитраж

Передо мной встал вопрос: что же делать с возмещением причиненного ЗАО «Центр-Сувенир» материального ущерба? Можно было попробовать добиться возмещения вреда, причиненному моему доверителю, в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ (реабилитация). Однако я пришел к выводу, что на этом пути успеха не добиться. Во-первых, члены руководства ЗАО «Центр-Сувенир» по уголовному делу подозреваемыми, обвиняемыми, подсудимыми не являлись. Во-вторых, признание права на реабилитацию юридического лица зависело от решения работников следствия, которые сами были виновны в причинении убытков ЗАО «Центр-Сувенир».

Поэтому я решил обратиться к арбитражному судопроизводству. Нормативно-правовыми основаниями при подготовке иска явились:

– ст. 1064 ГК РФ, в соответствии с которой вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред;

– ст. 16 ГК РФ, где указано, что убытки, причиненные юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов подлежат возмещению Российской Федерацией;

– ст. 1069 ГК РФ, согласно которому такие убытки возмещаются за счет казны Российской Федерации;
– п. 16 постановления Пленума ВАС РФ № 23 от 22 июня 2003 г., указывающий что суммы убытков подлежат взысканию с публично-правового образования;

– п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ (в редакции, действовавшей на момент подачи иска), в соответствии с которым в суде от имени Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов либо должностных лиц этих органов выступает главный распорядитель бюджетных средств;

– ст. 1080 ГК РФ, согласно которому лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

В соответствии с этими нормами от имени ЗАО «Центр-Сувенир» (истца) мною было подготовлено исковое заявление к ответчику – Российской Федерации в лице Генеральной прокуратуры РФ, Министерства внутренних дел РФ, Министерства обороны РФ.

Кроме того, в исковом заявлении и последующих документах я ссылался на специальные подзаконные нормативные правовые акты, регулирующие спорные правоотношения. К ним относятся Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. № 34/15 (утв. совместным письмом Генеральной прокуратуры СССР, Верховного Суда СССР, Министерства внутренних дел СССР, Министерства юстиции СССР и Комитета государственной безопасности СССР) и Положение о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела при уголовном деле затруднительно (утв. Постановлением Правительства РФ от 20 августа 2002 г. № 620).

Ответчиками были нарушены многие нормы данных подзаконных актов, и это обстоятельство явилось одним из решающих при принятии окончательного решения по делу.

Адвокатская «кухня»

Исковое заявление было подано мной 18 февраля 2008 г. в Арбитражный суд г. Москвы.

В заявлении были изложены в развернутом виде обстоятельства возбуждения уголовных дел, производства обысков, передачи продукции на хранение, содержание моих ходатайств и жалоб, ответы на них.

К исковому заявлению помимо обязательных документов, установленных ст. 126 АПК РФ, прилагались копии следующих документов:

– международного контракта от 21 октября 2005 г. № 1/2006 на поставку пиротехнической продукции с приложениями;
– грузовых таможенных деклараций;
– постановления и акта обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;
– протокола сбора образцов для сравнительного исследования;
– протокола обыска;
– письма о передаче вещественных доказательств на ответственное хранение;
– расписки о принятии вещественных доказательств на ответственное хранение;
– обращения командира войсковой части в УБЭП ГУВД г. Москвы;
–предостережения о недопустимости нарушения закона;
– представления об устранении нарушений закона;
– протокола осмотра предметов;
– постановления о возвращении вещественных доказательств с приложениями;
– постановления о прекращении уголовного дела;
– расчета суммы прямого ущерба.

Размер прямого ущерба определялся следующим образом. В количественном отношении он исчислялся как разница по всем наименованиям продукции между количеством единиц продукции, указанных в протоколе обыска и в постановлении следователя о возвращении вещественных доказательств. В стоимостном он равнялся сумме закупочной цены, таможенных сборов и транспортных расходов по всем наименованиям изделий в долларах США с переводом в рубли по курсу Центрального банка РФ на день подачи иска. Все эти количественные и стоимостные показатели были оформлены специальной сводной таблицей.

Следует сказать, что я был убежден в законности и обоснованности исковых требований и был очень удивлен, что суды первой, апелляционной и кассационной инстанций в удовлетворении иска отказали. Все судебные инстанции исходили из отсутствия оснований для применения ответственности: незаконности действий должностных лиц ответчиков и причинно-следственной связи между действиями этих лиц и ущербом. При этом ни в одном судебном акте основополагающие документы – Инструкция и Положение даже не упоминались. Представители ответчиков в заседаниях судов всех инстанций по различным основаниям против иска возражали.

В феврале 2009 г. я обратился с заявлением о пересмотре в порядке надзора всех состоявшихся по делу судебных решений в Высший Арбитражный Суд РФ. 9 июля 2009 г. Президиум ВАС РФ решение и постановления нижестоящих инстанций отменил и принял по делу новое решение: взыскал с Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации в пользу ЗАО «Центр-Сувенир» 4 824 271 руб. 02 коп. убытков от утраты имущества, т.е. удовлетворил иск полностью.

На принятие данного постановления, возможно, повлияло и то, что на момент рассмотрения дела на заседании Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ благодаря нашим усилиям было возбуждено уголовное дело в отношении сотрудников правоохранительных органов, сфабриковавших уголовное дело в отношении гражданина М.

Копия постановления о возбуждении этого уголовного дела на заседании Президиума была по моему ходатайству приобщена к материалам арбитражного дела.

Итог – беспрецедентное решение

Юридическое значение постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по настоящему делу от 9 июля 2009 г., на мой взгляд, трудно переоценить. Оно является беспрецедентным, поскольку ранее решений на этом уровне по данной актуальной категории дел не принималось.

Теперь появилась правовая основа, устанавливающая единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права по фактам причинения имущественного вреда незаконными действиями (бездействием) должностных лиц правоохранительных органов.

У Российской Федерации же остается возможность требования в порядке регресса возмещения убытков, причиненных казне, с должностных лиц – непосредственных причинителей вреда.

Следует отметить, что постановлением Президиума ВАС РФ от 9 июля 2009 г. ЗАО «Центр-Сувенир» возмещены убытки лишь в виде прямого ущерба в размере закупочной стоимости утраченного имущества.

Принимая во внимание, что розничные цены, по которым утраченная продукция предполагалась к реализации, на порядок выше закупочных, в настоящее время рассматривается вопрос о подготовке иска в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании с Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) должностных лиц государственных органов, в виде упущенной выгоды.

Григорий НОСОВ,
адвокат МГКА «Гражданин и право»,
заслуженный юрист РФ

ОТКАЗ СУДА НАРУШАЕТ ПУБЛИЧНЫЕ ИНТЕРЕСЫ

Из заявления адвоката Г.Н. Носова в Президиум ВАС РФ о пересмотре в порядке надзора решений арбитражных судов
<…>

Основания для пересмотра судебных актов, подтверждающие нарушение или неправильное применение норм материального права и (или) норм процессуального права, повлекшие за собой существенные нарушения прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

В силу ст. 6 и 15 АПК РФ при рассмотрении дел должны правильно применяться законы и иные нормативные правовые акты, а также соблюдаться правила, установленные законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах. Решения и постановления арбитражных судов должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В постановлении ФАС Московского округа указал, что решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции являются законными и обоснованными, принятыми по всесторонне и полно исследованным обстоятельствам дела, нормы материального права судом применены правильно.
<…>

В решении и постановлениях указано, что «истец не доказал факт противоправности действий ответчиков и наличие убытков, которые бы находились в причинной связи с незаконными действиями ответчиков», что не соответствует действительности.

В результате нарушения должностными лицами порядка оформления и хранения имущества, изъятого у ЗАО «Центр Сувенир», установленного Инструкцией о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств от 18 октября 1989 г. № 34/15 (далее – Инструкция) и Положением о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно… (далее – Положение), истцу причинен вред, выразившийся в утрате изъятого в ходе следствия имущества стоимостью 4 842 271 руб. 02 коп.

В судебных заседаниях установлено и в судебных актах указано, что правоохранительными органами у истца изъято 8416 коробок пиротехнической продукции, а возвращено лишь 3342, т.е. 5074 коробок выбыли из владения истца не по его вине, а именно вследствие изъятия и необеспечения надлежащих условий хранения, что не оспаривается ни одним из лиц, участвующих в деле.
<…>

Учитывая, что и решение, и постановления вынесены судом даже без упоминания об Инструкции и Положения, налицо неприменение закона, подлежащего применению, что в конечном итоге привело и к нарушению судом норм процессуального права.
<…>


"АГ" № 17, 2009