×
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области
Прошло полтора месяца с момента опубликования в блоге заметки о поголовном личном досмотре адвокатов в СИЗО области.

Для того чтобы реализовывать право моих подзащитных, стал ходить в изолятор исключительно с блокнотом, ручкой и очками в футляре, чтобы не тревожить работников СИЗО и не вводить их в ступор отказом открыть портфель и продемонстрировать его содержание.

Были и интересные моменты. В одном СИЗО, как я уже обращал внимание, есть специально оборудованная комната, в которой тебя досматривает сотрудник одного с тобой пола, в другом помещении досмотр проводится между первой и второй дверью первого КП, но одним сотрудником независимо от пола.

Первый досмотр в этом СИЗО мне предложила пройти молодая симпатичная платиновая блондинка, даже не понявшая абсурдности ситуации.

За это время получил ответ на обращение в прокуратуру и СУ СК по региону (но в связи с переадресацией, из областного управления ФСИН), гласивший, что эта служба проводила «поголовный» личный досмотр, будет его проводить дальше и нарушений законодательства в этом не видит.

На аналогичное обращение ФПА РФ ответил и Минюст России, указав, что действующее законодательство не содержит положений, наделяющих администрацию следственных изоляторов положениями по досмотру всех без исключения адвокатов, когда они посещают подзащитных, находящихся под стражей.

Позиция Минюста России проста и понятна. КоАП РФ предусматривает ответственность за передачу или попытку передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся под стражей. При наличии достаточных оснований для подозрения в совершении таких действий сотрудники СИЗО вправе применить к лицам, посещающим СИЗО, в том числе и к адвокатам, меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 27.1. КоАП РФ в виде личного досмотра и досмотра вещей, но с обязательным составлением предусмотренных КоАП РФ соответствующих протоколов.

Не проблема – досмотрели с участием понятых, нашли запрещенное к проносу, доказали, что был умысел на передачу, – виновен.

Не нашли ничего – у лица, подвергнутого мере административного принуждения, есть право через суд признать действия сотрудников СИЗО незаконными и получить компенсацию.

Но ведь речь идет о том, что ни о каких протоколах, а уж тем более понятых, при «поголовном» досмотре речь не идет. В одном СИЗО ведется журнал, а в другом и этого нет.

Поднимая эту тему, со слов работников учреждения, считал, что досмотр проводится в связи с приказом УФСИН России с грифом ДСП, но дело оказалось еще проще.

7 июня этого года у заместителя директора ФСИН России, генерал-лейтенанта внутренней службы Валерия Бояринева состоялось совещание по вопросу принятия мер по профилактике проникновения средств мобильной связи в следственные изоляторы УФСИН России по г. Москве и УФСИН России по Московской области (и о котором умудрились сообщить некоторые региональные электронные СМИ.

Результатом этого совещания стал протокол № 28, в котором указано на необходимость личного досмотра всех лиц, проходящих в режимную зону СИЗО, за исключением прокуроров и следователей (кстати, последних у нас тоже досматривают), оборудования специальных досмотровых комнат с видеокамерой, выведенной на пульт дежурного, и наличия у лица, проводящего личный досмотр, видеорегистратора.

Таким образом, уважаемые коллеги, имейте в виду, что вас, независимо от пола лица, вас досматривающего, не просто снимают на видео, но еще за этим наблюдает дежурный (а за всю свою практику я еще не встречал женщин, занимающих эту должность).

Ну а поскольку никакой протокол никакого совещания не может служить основанием для ограничения прав граждан, представляется, что содержание этого документа должен проверить Минюст России и не просто дать ответ, а прекратить незаконную практику.


Рассказать: