×
Давтян Ваграм
Давтян Ваграм
Член Совета АП Волгоградской области, к.ю.н., доцент
Соавтор: Евгений Кушнерук
Заместитель председателя Коллегии адвокатов «ЛЕГИОН», к.ю.н.

Разработка Стандарта повышения квалификации является на сегодняшний день, пожалуй, одной из наиболее актуальных тем в адвокатской прессе. На страницах корпоративных периодических изданий, различных форумах и блогах адвокаты обсуждают концептуальные основы ожидаемого Стандарта, делятся накопленным региональным опытом обучения адвокатов, раскрывают авторские методики преподавания и возможности использования новых технологий в данной сфере.

Интерес к этой теме понятен. С одной стороны, Стандарт призван войти в жизнь каждого адвоката, в его рабочий график и в соответствующую отчетность. С другой – многочисленное и постоянно расширяющееся адвокатское сообщество – это огромный рынок образовательных услуг с платежеспособными потребителями.

Все единодушны в том, что повышение профессионального уровня адвокатов не должно быть профанацией. Формальный подход, выраженный в молчаливом посещении адвокатами лекций, вызывает обоснованную критику. Предлагаются новые формы изложения учебного материала в виде вебинаров, поддерживается внедрение контроля за его изучением в виде онлайн-тестирования и т.д.

При этом адвокатские издания, уделяя пристальное внимание содержанию учебных курсов и порядку контроля за его усвоением, незаслуженно, на наш взгляд, упускают крайне существенный вопрос о том, является ли повышение профессионального уровня результатом образовательной деятельности или нет.

Обозначенная проблема носит отнюдь не схоластический, а сугубо правовой характер. В частности, если исходить из постулата, что повышение профессионального уровня адвоката есть результат образовательной деятельности, закономерен следующий вопрос: требуется ли лицензия на данный вид деятельности с позиций действующего законодательства или нет?

Закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» к перечню видов деятельности, на которые требуется лицензия, относит и образовательную деятельность (за исключением деятельности, осуществляемой частными образовательными организациями, находящимися на территории инновационного центра «Сколково»).

Какого-либо исключения для профессионального обучения и переподготовки адвокатов закон прямо не предусматривает, что на практике порождает различные точки зрения.

Так, Закон об образовательной деятельности в ст. 2 определяет образовательную деятельность как деятельность по реализации образовательных программ. Далее закон в ст. 12 предусматривает, что образовательные программы определяют содержание образования. Одновременно с этим указанная статья закона выделяет общеобразовательные программы в виде дополнительных общеразвивающих программ, дополнительных предпрофессиональных программ, дополнительных профессиональных программ – программ повышения квалификации, программ профессиональной переподготовки.

В связи с этим возникает вопрос: являются ли имеющаяся Единая методика профессионального обучения адвокатов, помощников адвокатов и стажеров адвокатов и создаваемый Стандарт образовательной программой? Могут ли в таком случае подпадать под программы обучения, утверждаемые адвокатскими палатами, дополнительные профессиональные программы, программы повышения квалификации, программы профессиональной переподготовки, которые предусматривает Закон об образовании?

Закон дает понятие профессиональному образованию, профессиональному обучению и дополнительному образованию. Между тем Единая методика раскрывает содержание категории «повышение профессионального уровня», используя аналогичные термины: «повышение квалификации», «профессиональная подготовка», «обязательное обучение» и «профессиональное обучение».

Ощущение неопределенности в части отношения дополнительной подготовки адвокатов к образовательной и, соответственно, лицензируемой деятельности усиливается при исследовании документации, которой различные организации оформляют услуги по обучению адвокатов.

К примеру, одна из организаций, оказывающая действительно качественные услуги по обучению адвокатов, в текст договора с обучающимся включает условие, призванное внести ясность в этом вопросе: «в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 31 марта 2009 г. № 277, обучение… выдачей документов государственного образца об образовании и/или получении новой квалификации не сопровождается».

Тем самым организация, фактически продающая образовательный продукт, дистанцируется от необходимости получения лицензии на образовательную деятельность. При этом не является помехой даже то обстоятельство, что Постановление Правительства от 31 марта 2009 г. № 277 было отменено еще в 2011 г.

Отдельные организации, специально созданные для обучения адвокатов, помощников и стажеров, уже получили или намерены получить соответствующие лицензии в профильном Министерстве, несмотря на то, что процедура их получения и дальнейшего поддержания является достаточно затруднительной.

В большинстве регионов обучение и профессиональную переподготовку адвокатов возлагают на себя адвокатские палаты, осуществляющие свою деятельность в силу закона (п. 3 ч. 1 ст. 7 ФЗ от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и иные нормы корпоративных положений).

Авторам настоящей статьи не известны случаи получения какой-либо региональной палатой лицензии на образовательную деятельность, хотя при их содействии создаются различные школы и институты на правах отделов, обособленных подразделений или в иных формах.

Между тем, как известно, осуществление образовательной деятельности без лицензии преследуется административным и уголовным законодательством.

Резюмируя высказанные выше соображения, думается, для адвокатского сообщества представляет интерес возможность получения четких ответов в проектируемом Стандарте на следующие вопросы:

1. Кто может быть субъектом профессиональной подготовки адвоката? Например, могут быть таковыми не сами адвокатские палаты, а учрежденные ими специально с этой целью самостоятельные юридические лица?

2. Является ли указанная выше деятельность по профессиональной подготовке и переподготовке адвокатов, помощников и стажеров образовательной? Если да, то требует ли она получения лицензии?

3. Если подобная деятельность не является образовательной, то к какому виду деятельности она относится?

Полагаем, что своевременные ответы на эти вопросы позволят избежать ошибок как правового, так и организационного характера при внедрении создаваемых Стандартов и в полной мере достичь тех целей, которые преследуют их разработчики.

Рассказать:
Другие мнения
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края
При вызове адвоката для допроса
Профессиональная этика
Рекомендации по результатам дискуссии о проблеме допроса адвокатов в качестве свидетелей по делам их подзащитных
20 Мая 2019
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края
Досрочное снятие дисциплинарного взыскания с адвоката
Профессиональная этика
О критериях при принятии советом АП решений о снятии замечания и предупреждения
26 Апреля 2019
Прокофьев Илья
Прокофьев Илья
Адвокат МКА «Центрюрсервис»
Должен ли адвокат оказывать юридическую помощь бесплатно?
Бесплатная юридическая помощь и pro bono
Три причины, по которым pro bono полезно
23 Апреля 2019
Самигуллин Дмитрий
Самигуллин Дмитрий
Управляющий партнер адвокатского бюро RBL (ассоциированный офис международной юридической фирмы GRATA International в Самаре), адвокат
Опыт развития практики pro bono
Бесплатная юридическая помощь и pro bono
На примере Центра оказания юридической помощи в Самаре
15 Апреля 2019
Орлов Александр
Орлов Александр
Заместитель председателя комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент МКА «ГРАД»
Чтобы позиции совпали
Методика адвокатской деятельности
Четкий предмет соглашения – первый шаг к построению доверительных отношений
12 Апреля 2019
Пустовит Юрий
Пустовит Юрий
Управляющий партнер «Адвокатского бюро Юг» (г. Краснодар)
Избежать конфликта
Методика адвокатской деятельности
Как преодолеть разногласия с доверителем
12 Апреля 2019