×

Дополнительный и необходимый инструмент реализации права на защиту

Нюансы заключения соглашения на юрпомощь в интересах третьего лица
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области, Член Президиума коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов»

Как ранее писала «АГ», Совет Адвокатской палаты г. Москвы опубликовал Решение о прекращении статуса адвоката, который, действуя в интересах третьих лиц, подал апелляционную жалобу на обвинительный приговор в отсутствие законных оснований для вступления в дело в качестве защитника и вопреки воле осужденного.

Читайте также
Прекращен статус адвоката, обжаловавшего приговор, не будучи защитником осужденного, и против его воли
Совет АПГМ указал, что защита без поручения, принятого адвокатом в установленном порядке, опаснее бездействия, такая деятельность станет помехой, нежели помощью, создавая видимость исполнения защитником своей процессуальной функции
07 мая 2024 Новости

Ситуация, как и решение Совета АПГМ, совершенно понятны. Адвокат, формально действуя от имени и в интересах осужденного, вступил в дело, в действительности преследуя интересы иных лиц, которые с интересами осужденного не совпадали. Такое поведение очевидно недопустимо, поэтому справедливость решения совета палаты о прекращении статуса адвоката не вызывает сомнений.

При этом хочется обратить внимание на некоторые нюансы. Возможность заключения соглашения о защите в интересах третьего лица является дополнительным, причем необходимым инструментом реализации права на защиту, поскольку зачастую лицо, нуждающееся в таковой, не имеет возможности непосредственно обратиться к адвокату. Более того, полагаю, что заключение соглашения в интересах третьего лица допустимо только в такой ситуации, когда доверитель лишен возможности непосредственного обращения к адвокату. Соответственно адвокату, действующему разумно и осмотрительно, в данном случае в обязательном порядке следует выяснять, почему будущий доверитель сам не обратился к нему.

Вместе с тем неоднократно приходилось сталкиваться с ситуацией, когда некоторые адвокаты не понимают всех нюансов заключения соглашения в интересах третьего лица. В данном случае юридическая парадигма определяется следующим:

  • в соответствии с подп. «б» п. 4 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве в рамках первого свидания с подозреваемым, обвиняемым адвокату следует получить согласие на оказание ему юридической помощи по соглашению, заключенному этим адвокатом с иным лицом;
  • в соответствии со ст. 6.1 КПЭА под доверителем понимается лицо, заключившее с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи, и лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь на основании соглашения об оказании юрпомощи, заключенного иным лицом; при этом при решении вопроса, связанного с сохранением адвокатской тайны, под доверителем понимается любое лицо, доверившее адвокату сведения личного характера в целях оказания юридической помощи.

Системный анализ приведенных норм свидетельствует, что, если говорить об уголовном процессе, именно воля и интересы обвиняемого являются приоритетными в отношениях, возникающих при заключении соглашения третьим лицом. Именно обвиняемый правомочен, в частности, принимать решение о распоряжении сведениями, полученными адвокатом в ходе защиты, и без согласия обвиняемого эти сведения не могут быть переданы никому, в том числе лицу, непосредственно заключившему соглашение на оказание юрпомощи в интересах обвиняемого. Все это детально описано в Разъяснении № 12 Совета АПГМ по вопросам профессиональной этики адвоката «Об особенностях заключения и оформления соглашений об оказании юридической помощи – защиты по уголовному делу – в пользу третьего лица»1.

К сожалению, коллеги порой действуют вопреки описанной в Разъяснении логике. Так, Совет АПГМ несколько лет назад вынужден был разбирать ситуацию, в которой адвокат, действуя от имени обвиняемого, ссылался на то, что у него не было свиданий с последним, поэтому он не обязан был получать его согласие на защиту.

Читайте также
АП г. Москвы напомнила о необходимости адвоката получать согласие подзащитного на защиту
Представлен обзор дисциплинарной практики палаты по вопросам, связанным с заключением соглашений на защиту третьего лица
11 августа 2020 Новости

К сожалению, описанным образом – без согласия обвиняемого, а порой непосредственно вопреки его воле – отдельные коллеги действуют не в силу непонимания, а с прямым умыслом, полагая, что пробелы в нормативном регулировании допускают подобные действия. Это, собственно, и произошло в ситуации, рассмотренной Советом АПГМ.

Кроме того, на практике довольно часто возникает вопрос о допустимости передачи материалов, собранных адвокатом, лицам, которые заключили соглашение о защите обвиняемого и требуют отчет о проделанной работе.

В связи с этим представляется целесообразным рассмотрение описанной проблемы Советом ФПА и дача разъяснений, аналогичных Разъяснению № 12 Совета АПГМ, которые будут обязательны для всех адвокатов, а не только для членов АП г. Москвы.

Возвращаясь к рассматриваемому дисциплинарному производству, в заключение отмечу, что адвокат, в отношении которого рассматривался дисциплинарный материал, четыре раза менял позицию относительно обстоятельств принятия поручения на подготовку и подачу в интересах Х. апелляционной жалобы. Совет палаты справедливо расценил такое поведение как свидетельство отсутствия осознания адвокатом тяжести совершенного проступка. От себя добавлю, что, наверное, дисциплинарное производство – это не то место, где нужно выдумывать версии. Профессиональный уровень членов органов управления профессионального сообщества позволяет достоверно установить значимые обстоятельства и «отделить зерна от плевел», поэтому, участвуя в дисциплинарном производстве в любом качестве, следует в первую очередь помнить об уважении к корпорации.


1 Утверждено Решением Совета АП г. Москвы 27 июня 2019 г. (Протокол № 8).

Рассказать:
Другие мнения
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов, советник ФПА РФ
Изменения назрели
Профессиональная этика
Бездействие дискредитирует саму суть адвокатской деятельности
23 апреля 2024
Айрапетян Нарине
Айрапетян Нарине
Адвокат АП Ставропольского края, член Совета АПСК, заместитель председателя Коллегии адвокатов «ARMIUST»
Главное – оставаться собой
Методика адвокатской деятельности
Самонавязывания недопустимы
23 апреля 2024
Кеда Дарья
Кеда Дарья
Адвокат АП Краснодарского края
Определиться с позиционированием
Методика адвокатской деятельности
Зачем адвокату социальные сети? И как вести блог, чтобы доверитель обращался за юридической помощью?
23 апреля 2024
Старченко Виталий
Старченко Виталий
Адвокат АП Ставропольского края
Ненадлежащее оказание юридической помощи: сложности толкования и оценки
Методика адвокатской деятельности
Спорные вопросы основания гражданско-правовой ответственности адвоката
16 апреля 2024
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Ознакомление адвоката с материалами дела – не право, а обязанность
Профессиональная этика
Совет АПГМ напомнил важные постулаты защиты, в том числе по назначению
09 апреля 2024
Кокин Алексей
Кокин Алексей
Председатель Квалификационной комиссии Палаты адвокатов Самарской области
Устранить процессуальные неопределенности
Профессиональная этика
Внесение изменений в КПЭА представляется несколько преждевременным
26 марта 2024
Яндекс.Метрика