×

Укрепление позиции

ВС РФ высказал позицию, согласно которой неоплата по договору купли-продажи является существенным нарушением договора, тогда как раньше Суд чаще придерживался противоположного подхода
Цветкова Александра
Цветкова Александра
Адвокат МКА «Град», председатель Совета молодых адвокатов Московской области

К моменту вынесения соответствующего определения практика судов в этом направлении уже складывалась неоднозначно. Имели место две устоявшиеся позиции Верховного Суда.

Позиция 1. Неоплата приобретаемого имущества не признается существенным нарушением договора купли-продажи.

Позиция 2. Неоплата приобретаемого имущества признается существенным нарушением договора купли-продажи.

Принятие судами одной из указанных позиций зависит от трактовки факта неоплаты приобретаемого имущества под углом зрения понятия существенности ущерба, изложенного в п. 2 ст. 450 ГК РФ.

Согласно легальной формуле из ГК РФ, существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Следовательно, для того чтобы определить, существенно ли нарушение, необходимо установить, является ли значительным ущерб, т.е. лишилась ли потерпевшая сторона в значительной степени того, на что была вправе рассчитывать. Понятно, что если продавец рассчитывает на получение цены договора, а не получает ничего, то математическая разница между его ожиданием (тем, на что он имел право рассчитывать) и действительностью равна цене договора. Таким образом, продавец терпит ущерб, равный цене договора. Остается ответить лишь на один вопрос: служит ли цена договора значимым и значительным элементом договора купли-продажи? Ответ очевиден: во всех случаях – да, независимо от абсолютного размера цены. На основании изложенного следует вывод: неоплата приобретаемого имущества наносит продавцу ущерб, в результате которого он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, и является существенным нарушением договора купли-продажи.

Если говорить о повороте в подходе Верховного Суда – он обозначился намного ранее вынесения последнего определения по данному вопросу. Вторая позиция уже была отражена в постановлениях Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2012 г. № 7454/12 по делу № А24-1270/2011, от 23 июня 2009 г. № 4651/09 по делу № А12-11675/08-С63, от 10 июня 2014 г. № 1999/14 по делу № А40-43310/13. Правоприменительная практика идет в этом смысле в том направлении, которое обозначает законодатель.

Так, п. 4 ст. 453 ГК РФ («Последствия изменения и расторжения договора») в 2015 г.  был дополнен следующим абзацем: «в случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства».

Законодатель устанавливает связь между расторжением договора при ненадлежащем исполнении одной из сторон и правилами о неосновательном обогащении. Такая связь призвана упорядочить механизм взыскания одностороннего исполнения по договору в случае расторжения.

Любое решение Верховного Суда неизбежно влияет на правоприменительную практику. Обсуждаемая позиция проявлялась в постановлениях Верховного Суда и ранее. Следовательно, влияние на практику уже оказывается, а последнее решение лишь укрепит его.

Рассказать: