×

Утвердиться на профессиональном поприще

Конкурсы профессионального мастерства нужды и важны для адвокатского сообщества

10-11 лет назад я активно участвовал в федеральных правовых конкурсах, занимая несколько раз подряд первые места. Была в этом какая-то особая потребность, желание проверить свои интеллектуальные возможности. После этого интерес к таким мероприятиям иссяк, так как я полагал, что дальше стремиться было некуда.

Когда, уже будучи практикующим адвокатом, я узнал о старте Всероссийского конкурса в честь 100-летия со дня рождения С.Л. Арии, захотел попробовать силы и в более узкой адвокатской среде1.

На конкурс я представил свою речь в судебном заседании с участием коллегии присяжных по делу в отношении подзащитного Д., обвинявшегося по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества в особо крупном размере, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и незаконным проникновением в жилище).

Однако вердиктом коллегии присяжных признано недоказанным, что в период с 20 по 26 мая 2016 г. Р. предложил Ш. принять участие в нападении на дом Б. с применением охотничьего ружья, а затем с аналогичным предложением в период с 21 по 29 мая 2016 г. он обратился к Д., после чего разработал и довел до них план нападения.

Присяжные пришли к выводу, что Д. не был осведомлен о нападении на потерпевшую с применением охотничьего ружья и проникновением в ее жилище, а согласился на предложение Р. понаблюдать за окружающей обстановкой во время хищения бортового компьютера со спецтехники.

Коллегия присяжных приняла во внимание доводы защиты о том, что умысел Д. был направлен только на пособничество в совершении кражи бортового компьютера, и вынесла вердикт со снисхождением. В результате суд переквалифицировал действия подзащитного с п. «б» ч. 4 ст. 162 на ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК, обстоятельства (употребление алкоголя и рецидив) не были признаны отягчающими, не было назначено дополнительное наказание, отказано в удовлетворении гражданского иска в отношении Д. и вместо семи лет лишения свободы назначено два года. С учетом срока нахождения под стражей подзащитный фактически отбыл назначенное наказание и в марте 2019 г. вышел на свободу.

Считаю, что подобные конкурсы профессионального мастерства несомненно нужды и важны для адвокатского сообщества. Они помогают адвокатам утвердиться на профессиональном поприще, укрепить сплоченность членов корпорации. Стажеры благодаря таким конкурсам получают преимущества в виде профессионального опыта, способствующего успешной сдаче квалификационного экзамена на статус адвоката.

Говорят, лучший экспромт – это экспромт, заранее подготовленный. Думаю, с этим трудно не согласиться, особенно когда дело касается судеб людей и их правового будущего. Поэтому, когда я готовлю судебную речь заранее, тщательно подбираю фразы и тезисы выступления, однако итог порой выходит «без души» – только сухой канцелярский остаток. Если же я заранее не готовлю полную письменную речь, результат обычно получается «живым» и до неожиданности (и непредсказуемости) убедительным. Конечно, я стараюсь не злоупотреблять таким подходом и заранее составляю хотя бы тезисы выступления, но именно тогда, когда проблему подзащитного «пропускаешь через себя», – чувствуешь, что в этот момент в судебном заседании рождается истина. Не раз замечал, что после таких «экспромтов» судьи по-другому выносят приговоры, и если не оправдывают подсудимого, то назначают наказание мягче обычного.

Доводы, которые я отбираю для своей позиции, делятся на две категории: сугубо правовые стандартные, применяемые в обычной практике, и общечеловеческие аргументы, вытекающие из здравого смысла, применительно к конкретной ситуации. Судьи тоже люди, и мирские, а не юридические ценности им также не чужды. В практике встречаются ситуации, которые не укладываются в рамки правовых норм, они не могут учесть всех особенностей жизненных событий. В уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрено достаточно механизмов, позволяющих учитывать многообразие и специфику конкретных деяний для назначения справедливого наказания, но иногда жизненные законы заставляют адвоката искать дополнительные доводы для доведения до суда позиции защиты.

Далее представлен текст судебной речи, которой жюри конкурса в честь 100-летия со дня рождения С.Л. Арии присудило первое место в номинации «Лучшая судебная речь».

Уважаемые присяжные заседатели!

Прежде всего хотелось бы поблагодарить вас за терпение и стойкость в рассмотрении этого дела, за то, что нашли возможность продолжительный период уделять ему личное время, чтобы, наконец, разобраться во всех перипетиях судебного следствия.

Вам предстоит разрешить три вопроса в отношении моего подзащитного Д.:

  • имело ли место вменяемое Д. деяние – соучастие в разбойном нападении на Б. из корыстных побуждений, с применением оружия, в особо крупном размере;
  • было ли это деяние совершено Д.;
  • виновен ли Д. в совершении данного преступления.

Ваша задача – оценить представленные сторонами процесса аргументы, исходя из собственного жизненного опыта.

Я убежден, что Д. никакого отношения к разбою не имеет.

Все уголовное дело и предъявленное обвинение построены на показаниях Ш., который в настоящее время имеет статус свидетеля в связи с тем, что с него сняты все обвинения, поскольку по данному делу он действовал под контролем сотрудников полиции.

Вместе с тем сторона обвинения упорно пренебрегала тем фактом, что доказательств причастности Д. к инкриминируемому ему преступлению, предусмотренному п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, недостаточно.

Показания Ш. не согласуются не только с показаниями Д. (указавшего, что в ночь с 29 на 30 мая 2016 г. он находился дома и никуда с Р. и Ш. не ездил) и оглашенными показаниями Р. (подтвердившего показания Д. о том, что в ночь с 29 на 30 мая 2016 г. ни он, ни Д. не ездили к дому Б.), но и с протоколом осмотра предметов (документов), содержащих информацию о соединениях между абонентами и абонентскими устройствами от 3 августа 2016 г.

Так, вам был оглашен данный протокол, содержащий информацию по номерам телефонов абонентов Р.В.Н. и Д.Р.А.

Протоколом осмотра предметов подтверждается, что, по мнению Ш., когда Р., Д. и Ш. собрались вместе после 23:00, Р. дважды звонил Л. – в 23:23:55 (звонок продолжительностью 135 сек.) и в 23:44:14 (звонок продолжительностью 141 сек.).

В этой ситуации представляется нелогичным, что Р. так долго звонил Д. после 23:00, если согласно показаниям Ш., указавшего в ответе на вопрос прокурора в судебном заседании, что собрались они максимум в 23:15. Соответственно, на момент звонка Р., Д. и Ш. уже находились в машине. Тем более что Ш. в своих показаниях отметил, что Р. и Д. «навряд ли» звонили друг другу 29 мая 2016 г. в ходе первой попытки нападения на дом потерпевшей.

Также в протоколе названа базовая станция, к которой во время указанных звонков (т.е. когда сбор уже состоялся) был подключен телефон Д., – это базовая станция в мкрн. С., где проживает Д.

Однако мкрн. С. расположен в трех километрах от дома потерпевшей Б. в мкрн. Э., и между данными микрорайонами тайга, где нет базовых станций. Это означает, что одновременное подключение к базовой станции в п. С. и к базовой станции в мкрн. С. невозможно ввиду значительного расстояния между ними.

Проще говоря, абонентское устройство Д. в момент звонка ему с телефона Р. находилось в мкрн. С., когда по показаниям Ш. он, Р. и Д. ездили к дому Б. Этот факт подтверждается документально, а не чьими-либо показаниями.

Согласно показаниям Ш. именно в ночь с 29 на 30 мая 2016 г. Д. получал от Р. инструкции по плану нападения на дом потерпевшей, а также видел ружье Р. в гараже З., которое Р. достал из сейфа и при Д. положил в багажник.

Согласно показаниям свидетеля З., данным в судебном заседании, а также продемонстрированным вам фотографиям сейф состоит из двух секций, разделенных металлической перегородкой, и их высота не позволяет хранить там ружье. То есть Р. не мог доставать ружье в гараже и, следовательно, в этот момент демонстрировать Д., так как оно уже лежало в багажнике к тому времени, когда Д. вечером 30 мая 2016 г. вышел к автомобилю Р.

По показаниям Ш., данным в судебном заседании, Р. перед поездкой к дому потерпевшей 30 мая 2016 г. вышел без оружия. Он сказал, что оружие перевез днем в гараж. Следовательно, Д. 29 мая 2016 г. не ездил к дому Б. и, соответственно, не мог заранее видеть ружье, веревки и маски.

Также согласно оглашенным показаниям Р. в ночь с 30 на 31 мая 2016 г. Д. возле своего дома и возле гаража не мог видеть маски, ружье, поскольку ко времени, когда Д. сел в машину возле дома Р., ружье уже было положено в багажник, а возле гаража Д. оставался в машине и слушал музыку, когда Р. доставал ружье из багажника. При этом было очень темно, и при Д. Р. ничего не перезаряжал, масок в его присутствии не надевали.

Иными словами, внимание Д. было ослаблено ввиду принятия алкоголя, а также сонного состояния и темного времени суток, и он не воспринял то обстоятельство, что когда они пошли к дому Б., у Р. и Ш. в чехле находилось именно ружье, а не оборудование или инструменты, необходимые для снятия бортового компьютера.

Согласно оглашенным показаниям Р. 31 мая Ш. предложил Д. забрать бортовой компьютер за 1000 руб., а тот соглашался неохотно, говорил, что не хочет, не будет, поэтому, чтобы не спугнуть Д., чтобы тот в самый ответственный момент не отказался, Р. пообещал ему диски и флеш-карты с музыкой, если он поедет. Ш. хотел все сделать так, чтобы Д. ничего не видел и не знал. То есть из-за того, что Д. неохотно согласился на мероприятие с бортовым компьютером, Ш. и Р. скрывали от него информацию о предстоящем разбое, ведь когда Р. позвонил Д. 31 мая, чтобы тот выходил из дома, ему пришлось перезванивать, потому что Д. отказался и сначала бросил трубку.

Это подтверждается оглашенной вам детализацией телефонных переговоров Р. и Д., согласно которым 31 мая 2016 г. в 01:06:22 на телефон Д. (базовая станция в мкрн. С.) был осуществлен звонок с телефона Р. продолжительностью 32 сек., а затем 31 мая – в 01:07:15 продолжительностью 9 сек.

Показания Д. и Р. о роли Д. в событиях, произошедших в ночь с 30 на 31 мая, являются более правдивыми, поскольку согласуются между собой, а также представляются логичными с той точки зрения, что роль Д. в сравнении с долей участия Ш. и Р. в нападении была незначительной и равное распределение долей полученного в результате нападения на Б. не соответствовало бы степени его участия в нападении.

Совершение разбойного нападения не охватывалось умыслом Д., он не был осведомлен о планах Р. и Ш. по проникновению в дом Б., его умысел был направлен только на пособничество в совершении кражи, материальный интерес Д. состоял только в получении денежного вознаграждения в 1000 руб. за то, что он будет вести наблюдение за окружающей обстановкой при совершении кражи бортового компьютера.

Есть мудрый закон жизни, называемый «Бритва Хэнлона», – мощный инструмент, который всегда надо «носить» с собой. Он поможет избежать большого количества неприятностей, сберечь нервы, встроить логику в действия. Данный закон гласит: никогда не объясняйте злым умыслом то, что легко можно объяснить глупостью. Сначала ищите причину в людских ошибках и только потом думайте, что человек сделал что-то намеренно, из недобрых побуждений.

Свою речь хочу закончить небольшой аллегорией.

По улице большого города шел прохожий и увидел похоронную процессию. Много людей, одетых в черное, шли по улице, звучала траурная музыка, а в середине процессии несли тяжелый дубовый гроб, покрытый дорогим лаком, с великолепной отделкой. Крышка гроба была открыта, а в нем сидел покойник. Я не оговорился – именно сидел и смотрел на происходящее. Прохожий подошел ближе к гробу и спросил сидящего в нем о том, что происходит. Человек ничего не ответил, а протянул прохожему листок бумаги. Там было написано: «Я потерял голос, я пытаюсь объяснить, что я жив, но меня никто не слышит. Мне говорят: «Мы тебя не слышим, значит, ты не существуешь; значит, ты мертв, и мы идем тебя хоронить».

То же самое произошло с моим подзащитным: с самого начала, с момента задержания Д. дал показания, что непричастен к нападению на дом Б. и невиновен в том, что оказался не в том месте не в то время, но его никто не слышит – ни следователи, ни прокуратура, ни суд. У Д. есть только одна надежда, что его услышите именно вы, господа присяжные заседатели.

Прошу при ответе на вопросы вопросного листа признать Д. невиновным и непричастным за недоказанностью причастности к преступлению, предусмотренному п. «б» ч. 4 ст. 162 УК. Прошу вас вынести справедливый и беспристрастный вердикт, продиктованный фактами и вашим здравым смыслом, прошу быть объективными и беспристрастными, оценить все сомнения и представленные доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на законе и совести. В этом деле не все так однозначно. Рассчитываю на ваше неравнодушие, житейский опыт и проницательность. Это в ваших силах.


1 Всероссийский конкурс профессионального мастерства среди адвокатов и стажеров проводился Федеральной палатой адвокатов РФ совместно с кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). В конкурсе приняли участие 95 адвокатов и стажеров. Жюри оценивало реальные судебные речи адвокатов – участников конкурса и эссе стажеров адвокатов на тему «Адвокат: служение закону и справедливости». Евгений Ивон стал одним из трех победителей конкурса в номинации «Лучшая судебная речь» среди адвокатов со стажем более трех лет. – Прим. ред.

Рассказать:
Другие мнения
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области, Член Президиума коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов»
Дополнительный и необходимый инструмент реализации права на защиту
Профессиональная этика
Нюансы заключения соглашения на юрпомощь в интересах третьего лица
15 мая 2024
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов, советник ФПА РФ
Изменения назрели
Профессиональная этика
Бездействие дискредитирует саму суть адвокатской деятельности
23 апреля 2024
Айрапетян Нарине
Айрапетян Нарине
Адвокат АП Ставропольского края, член Совета АПСК, заместитель председателя Коллегии адвокатов «ARMIUST»
Главное – оставаться собой
Методика адвокатской деятельности
Самонавязывания недопустимы
23 апреля 2024
Кеда Дарья
Кеда Дарья
Адвокат АП Краснодарского края
Определиться с позиционированием
Методика адвокатской деятельности
Зачем адвокату социальные сети? И как вести блог, чтобы доверитель обращался за юридической помощью?
23 апреля 2024
Старченко Виталий
Старченко Виталий
Адвокат АП Ставропольского края
Ненадлежащее оказание юридической помощи: сложности толкования и оценки
Методика адвокатской деятельности
Спорные вопросы основания гражданско-правовой ответственности адвоката
16 апреля 2024
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Ознакомление адвоката с материалами дела – не право, а обязанность
Профессиональная этика
Совет АПГМ напомнил важные постулаты защиты, в том числе по назначению
09 апреля 2024
Яндекс.Метрика