×

Вопрос отказа от защиты – один из вызовов, стоящих перед адвокатурой Кыргызстана

Введение в действие нового УПК не позволяет делать прогнозы
Шейшекеева Гульнара
Шейшекеева Гульнара
Член Совета адвокатов Адвокатуры Кыргызской Республики, к.ю.н.

На сегодняшний день в Кыргызстане осуществилась масштабная судебно-правовая реформа, по итогам которой было разработано и принято несколько ключевых нормативных актов в сфере уголовного судопроизводства. Одним из таких обновленных кодексов стал Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики, вступление которого в силу запланировано на 1 января 2019 г.

Роль адвоката в уголовном процессе и основания участия в деле

С этим нормативным актом связываются ожидания и опасения, поскольку очень многие институты уголовного процесса были пересмотрены и получили совершенно новую трактовку. В связи с этим на сегодняшний день мы находимся на переходной ступеньке от традиционных подходов к регулированию уголовно-процессуальных отношений к качественно новым.

Говоря о процессуальной роли адвоката в свете нового уголовно-процессуального законодательства, следует также подчеркнуть некоторые нововведения в данной области.

Прежде всего, обеспечение подозреваемому, обвиняемому права на защиту закреплено в качестве принципа уголовного процесса.

Защитником признается лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемого, обвиняемого, свидетеля по уголовному делу и (или) делу о проступке и оказывающее им квалифицированную юридическую помощь. В качестве защитника в досудебном производстве и в суде участвует адвокат.

Что касается оснований участия защитника в деле, то, исходя из буквального толкования норм уголовно-процессуального законодательства, приоритет отдается такому основанию, как соглашение.

Дословно норма об участии защитника по соглашению звучит следующим образом: «Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, свидетелем, их законными представителями, а также другими лицами по поручению и с согласия подозреваемого, обвиняемого, свидетеля».

Только в том случае, когда участие выбранного защитника невозможно, предоставляется адвокат, состоящий в реестре гарантированной государством юридической помощи. При этом привлечение государственного адвоката, то есть адвоката по назначению, обязательно во всех случаях, когда избранный защитник либо отсутствует вовсе, либо не имеет возможности приступить к делу.

Вопрос «двойной защиты»

Соответственно, при участии в деле защитника по соглашению исключается участие защитника по назначению. Подобная ситуация с точки зрения Уголовно-процессуального кодекса невозможна. При этом Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики устанавливает, что при невозможности участия защитника по соглашению более 5 суток в уголовном судопроизводстве, а при избрании меры пресечения – более 2 часов уполномоченное должностное лицо органа дознания, следователь, суд обязаны предоставить адвоката через государственный реестр адвокатов по гарантированной государством юридической помощи.

Таким образом, может возникнуть ситуация, при которой защитник по соглашению после отпадения у него обстоятельств, препятствовавших участию в деле, столкнется с назначенным в установленном порядке коллегой. Как в таком случае будет решаться вопрос о конкурентном участии двух защитников? Законодательство не дает прямого ответа, однако, следуя логике, назначенный защитник должен быть исключен из уголовного судопроизводства.

Однако логика уголовно-процессуального законодательства не совсем совпадает с принципами предоставления гарантированной государством юридической помощи, которые закреплены в соответствующем законе.

Так, в качестве оснований отказа в предоставлении квалифицированной юридической помощи названы лишь две ситуации:

1) если годовой доход лица превышает 60-кратный размер минимальной заработной платы, ежегодно устанавливаемый законом о республиканском бюджете;

2) если лицом предоставлена недостоверная информация, на основе которой оказывалась квалифицированная юридическая помощь.

То есть наличие в уголовном деле адвоката по соглашению не является основанием для отказа в предоставлении квалифицированной юридической помощи адвокатом по назначению.

Таким же образом решен вопрос и с прекращением оказания квалифицированной юридической помощи. К основаниям для прекращения относятся следующие случаи:

1) предоставление получателем недостоверной информации для получения квалифицированной юридической помощи;

2) изменение финансового положения получателя, исключающего право на получение квалифицированной юридической помощи;

3) письменный отказ получателя от квалифицированной юридической помощи.

В данном случае мы можем предположить, что прекращение участия адвоката по назначению в деле при наличии адвоката по соглашению возможно лишь в случае письменного заявления об отказе от квалифицированной юридической помощи от самого получателя услуг. Получается, что при отсутствии такого письменного отказа в интересах получателя помощи могут действовать как адвокат по соглашению, так и адвокат по назначению.

К сожалению, на сегодняшний день мы не можем судить о том, каким образом данный вопрос будет разрешаться на практике, так как собственно правоприменительная практика по новому уголовно-процессуальному законодательству еще не сформировалась. Также мы не можем на данный момент оценить, насколько практически совместимыми окажутся нормы уголовно-процессуального законодательства, законодательства о гарантированной государством юридической помощи и об адвокатуре.

Прекращение юридической помощи при неоплате труда адвоката

Что касается вопроса о прекращении оказания юридической помощи адвокатом по соглашению в случае, если клиент по каким-то причинам не оплачивает оказываемые услуги, то данный вопрос решается в современном законодательстве и практике Кыргызской Республики достаточно неоднозначно.

С одной стороны, договор об оказании юридической помощи представляет собой классический гражданско-правовой договор об оказании услуг, имеющий взаимный характер, то есть предусматривает права и обязанности для каждой стороны. Будучи гражданско-правовым договором, такое соглашение между адвокатом и клиентом автоматически подпадает под действие гражданского законодательства, которое предусматривает в качестве основания для одностороннего прекращения исполнения обязательства существенное нарушение противоположной стороной своих обязанностей. Не вызывает сомнения, что обязанность по своевременной оплате оказываемых услуг является существенной для договора об оказании юридической помощи. Поэтому, следуя общему правилу, каких-либо формальных нарушений законодательства в этом случае мы не наблюдаем. Даже если соответствующее условие не будет предусмотрено в тексте договора об оказании юридических услуг, на него распространяются общие нормы об обязательствах, закрепленные в Гражданском кодексе Кыргызской Республики.

Одновременно законодательством об адвокатуре предусмотрено, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Нужно отметить, что данная норма противоречит общим положениям гражданского законодательства, которое выступает приоритетным, когда речь идет о заключении, форме, содержании любого гражданско-правового договора, каким, безусловно, является соглашение об оказании юридической помощи.

Достаточно неполно, с нашей точки зрения, прописана характеристика соглашения об оказании юридической помощи в законе об адвокатуре. Так, указывается, что соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Существенными условиями соглашения об оказании юридической помощи являются:

1) указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения, а также на его (их) принадлежность к адвокатской организации;

2) предмет поручения;

3) условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь;

4) порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения;

5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

Право адвоката на вознаграждение и компенсацию расходов, связанных с исполнением поручения, не может быть переуступлено третьим лицам без специального согласия на то доверителя.

Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу или перечислению на расчетный счет адвокатского кабинета либо адвокатской организации в порядке и сроки, предусмотренные соглашением.

При этом последствия, связанные с несвоевременным или неполным исполнением обязательств по выплате доверителем вознаграждения или компенсации понесенных расходов, в качестве существенных условий соглашения не рассматриваются. Данная ситуация усугубляется в Кыргызстане отсутствием регулярного обобщения дисциплинарной практики. То есть на сегодняшний день у нас отсутствуют данные, которые могли бы продемонстрировать, как на практике разрешаются вопросы о выплате вознаграждения. Отсутствует и какое-либо разъяснение со стороны профессионального адвокатского сообщества.

При этом конкретного казуса, в котором фигурировал бы доверитель, от защиты которого отказался адвокат по мотивам неполучения вознаграждения, в практике дисциплинарного органа адвокатуры мы наблюдать не можем. Вероятно, это обусловлено тем, что доверитель, не выплачивая денежные средства, не считает себя управомоченным подавать какие-либо жалобы на действия адвоката.

Рассказать:
Другие мнения
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ
«Спасательный жилет» для адвокатов
Профессиональная этика
Положение о «крайней необходимости» следует внести в КПЭА
07 Августа 2020
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края
Когда «двойная защита» есть, а конфликта нет
Профессиональная этика
Основания назначения адвоката-дублера должны быть исключительными
05 Августа 2020
Рыжкова Евгения
Рыжкова Евгения
Адвокат самарского филиала Юридической группы «Яковлев и Партнеры»
Новые задачи
Адвокатская деятельность
Пандемия «предъявила» новые требования к работе адвокатов
31 Июля 2020
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края
О взаимоуважении и соблюдении этических норм в условиях «двойной защиты»
Профессиональная этика
Что важно учитывать адвокатам, вынужденным совместно участвовать в деле
30 Июля 2020
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края
Злонамеренных нарушений прав не выявлено, но системные проблемы есть
Участие в судопроизводстве по назначению
Анализ практики отказов от назначенных адвокатов в Ставрополье
08 Июля 2020
Кипнис Николай
Кипнис Николай
К.ю.н., доцент, член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент Адвокатской палаты города Москвы, член КА «МГКА»
Нужен взвешенный подход
Профессиональная этика
При рассмотрении дисциплинарных производств случаи недобросовестного поведения адвоката требуют тщательного изучения
08 Июля 2020