×

Закон о новостных агрегаторах

Какие проблемы могут возникнуть у правообладателей программного обеспечения из-за «закона о новостных агрегаторах»
Али Максим
Али Максим
Старший юрист в юридической фирме «Максима Лигал»
25 февраля 2016 г. в Государственной Думе ФС РФ был зарегистрирован проект федерального закона № 1004188-6 «О внесении изменений в Федеральный закон “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” (далее – ФЗ «Об информации».) и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». Именно этим законопроектом предполагается регулировать работу новостных агрегаторов.

Наибольшую известность законопроект получил из-за того, что статус новостного агрегатора планируется приблизить к статусу средства массовой информации. Справедливости ради следует отметить, что проект закона не рассматривает новостные агрегаторы в качестве СМИ, а лишь возлагает на них обязанности, во многом аналогичные тем, которые уже предусмотрены для СМИ: например, проверять достоверность распространяемой информации; не допускать распространения порочащей информации и сведений экстремистского характера; соблюдать запреты и ограничения, предусмотренные нормами о референдуме и выборах.

В целом, проект закона охватывает 2 категории новостных агрегаторов: интернет-сайты и программное обеспечение.

Не затрагивая вопрос, насколько в принципе оправдано регулирование новостных агрегаторов, остановимся подробнее на том, как поправки в законодательство могут повлиять на те новостные агрегаторы, которые являются программами для ЭВМ, – они могут представлять собой клиентское программное обеспечение, устанавливаемое на персональные компьютеры, планшеты, смартфоны и иную вычислительную технику (например: Flipboard, Яндекс.Новости, Pulse). На мой взгляд, законопроект имеет существенные недостатки в особенности для данной категории новостных агрегаторов.

И в отношении агрегаторов-сайтов, и в отношении агрегаторов-программ закон оперирует понятием «владелец» (сайта в сети «Интернет» либо соответственно программы для ЭВМ). Если понятие «владельца сайта» уже существует в российском законодательстве (оно раскрыто в ФЗ «Об информации»), то с «владельцем программы» возникает значительная неопределенность из-за отсутствия соответствующей дефиниции. Такая неопределенность создает угрозу расширительного толкования круга лиц, на которых должны распространяться новые требования и к которым, как следствие, может применяться административная ответственность за их неисполнение.

Возможно, под владельцем программы подразумевается правообладатель – тот, кому принадлежит исключительное право на программу как на результат интеллектуальной деятельности. Однако такой подход сложно признать удачным, поскольку права на программу могут быть предоставлены другому лицу по исключительной лицензии, в том числе на весь срок действия исключительного права. Иными словами, одно лицо может выступать правообладателем, а совершенно иное лицо – иметь эксклюзивное право пользоваться такой программой, заниматься ее дистрибуцией, вносить в нее изменения и т.п.

Более того, учитывая, что права на программное обеспечение не подлежат обязательной государственной регистрации, под вопросом остается способ идентификации владельцев программ для ЭВМ, без которой невозможно правильно определить лицо, виновное в нарушении законодательства. В отношении владельцев информационных интернет-ресурсов предусмотрено создание специального реестра, пополняемого по результатам мониторинга интернет-сайтов и идентификации их владельцев с помощью хостинг-провайдеров, однако применительно к программным новостным агрегаторам подобный механизм отсутствует. Следует учитывать и то, что владелец программы для ЭВМ может уйти от ответственности путем заключения мнимого договора об отчуждении исключительных прав.

Хочу отметить, что под новое регулирование, предусмотренное проектом, подпадут те агрегаторы, доступ к которым в течение суток составляет более 1 млн пользователей сети «Интернет», однако ни законопроект, ни пояснительная записка к нему не проясняют, каким образом будет эффективно рассчитываться количество пользователей программного обеспечения. Получается, что разница в методиках расчета, применяемых Роскомнадзором и владельцем сайта, может создать дополнительные риски для последнего.

Помимо этого, в законопроекте не уточняется порядок действия правовых норм в отношении иностранных владельцев программ. По всей видимости, территориальное действие закона должно определяться аналогично закону[1]о локализации персональных данных граждан РФ, то есть исходя из направленности действия программы на российскую аудиторию[2]. При этом «направленность действия» будет затруднительно определить в случаях, когда программа-агрегатор лишь предоставляет функционал для самостоятельного создания пользователем новостных подборок на любом языке. В то же время вопрос о действии законопроекта среди иностранных правообладателей особенно актуален в связи с введенным для владельцев новостных агрегаторов ограничением на 20%-ную долю участия иностранных лиц (аналогичным тому, которое уже принято в отношении СМИ).

Таким образом, следует признать, что принятие законопроекта в текущей редакции создаст недостаточно прозрачное и справедливое регулирование деятельности владельцев новостных агрегаторов в виде программ для ЭВМ. Данное обстоятельство усугубляется тем, что законопроект предусматривает введение для нарушителей закона крупных административных штрафов, исчисляемых миллионами рублей.


[1] Федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях».

[2] Аналогичные разъяснения в отношении закона о локализации персональных данных граждан РФ были опубликованы Минкомсвязью России по адресу: http://www.minsvyaz.ru/ru/personaldata/

Рассказать коллегам: