×

Адвокат для банкрота

В АП Московской области обсудили возможность расширения спектра оказываемой адвокатами юридической помощи за счет представительства граждан в упрощенной процедуре банкротства
Несмотря на то что доработанный текст законопроекта о введении такой процедуры не содержит положений об участии адвокатов в качестве представителей граждан-банкротов, эксперты считают, что включение таких норм возможно на этапе парламентских чтений. Исполнительный вице-президент ФПА РФ между тем полагает, что они должны быть дополнены возможностью в некоторых случаях привлечь адвоката за счет бюджетных средств.


Уже неактуальная редакция соответствующих поправок в Закон о банкротстве размещена на regulation.gov.ru. По словам членов рабочей группы при Минэкономразвития по подготовке законопроекта, согласно «свежей» редакции документа, граждан в рамках упрощенной процедуры банкротства смогут представлять любые лица по доверенности.

Партнер АБ «Юрлов и Партнеры» Кирилл Горбатов считает, что обязательное участие профессионального представителя в указанной процедуре необходимо по крайней мере в целях ограждения граждан от мошенников в этой сфере – так называемых раздолжнителей и антиколлекторов. По его мнению, такими представителями могли бы стать адвокаты, минимально необходимая квалификация которых подтверждается их статусом, а существующий контроль со стороны адвокатских палат выступает дополнительной гарантией. Доцент Российской школы частного права, советник руководителя юридической дирекции Агентства по страхованию вкладов Олег Зайцев согласен, что граждане, которых предполагается охватить упрощенной процедурой банкротства, в большинстве своем «юридически и финансово неискушенные», поэтому легко могут стать жертвами мошенников. «Но при этом, что такое адвокат, им более или менее понятно. Это понятный для них институт», – объяснил он.

Кроме того, Кирилл Горбатов заметил, что в отличие от арбитражных управляющих адвокаты в силу специфики своей профессии больше ориентированы на индивидуальную работу с гражданином. «Из моего опыта общения с арбитражными управляющими – подавляющее большинство из них “заточено” на процедурные моменты, – отметил он. – В упрощенном банкротстве... работа будет заключаться в том, чтобы защитить должника… на стадиях предъявления требований кредитора, оспаривания сделок и т.д. Здесь, на мой взгляд, эффективнее будут адвокаты, работающие по гражданско-правовым спорам, нежели арбитражные управляющие, занимающиеся делами о банкротстве».

Олег Зайцев рассказал, что не раз поднимал вопрос участия адвокатов в делах о банкротстве граждан в рамках рабочих групп по подготовке соответствующего законопроекта, но эти предложения пока не нашли поддержки, так как, по его словам, адвокатское сообщество не высказало четкую позицию по этому вопросу.

Он объяснил, что арбитражным управляющим экономически неинтересны такие процедуры, так как за их сопровождение они смогут получить только формальное вознаграждение в 25 тыс. руб. На фоне усиления ответственности арбитражных управляющих за допущенные ими повторные нарушения они не готовы идти на риски, когда речь идет о довольно скромных размерах вознаграждения. Адвокаты же, по мнению Олега Зайцева, могли бы «брать количеством», ведя сразу десятки или сотни таких дел.

Президент АП Московской области Алексей Галоганов добавил, что этот «рынок» может быть интересен в первую очередь молодым адвокатам и адвокатам в регионах, где средний уровень гонораров ниже, чем в столице.

Олег Зайцев также подчеркнул, что важна сама идея легализовать право должника заплатить своему представителю. В соответствии с законопроектом вознаграждение такого представителя будет выплачиваться должником, то есть банкротная масса будет уменьшаться на сумму соответствующих расходов.

«Сегодня это технически не урегулированная законом проблема. С одной стороны, в имущественной плоскости всем имуществом распоряжается финансовый управляющий. С другой – понятно, что у должника есть свои интересы, которые не всегда могут совпадать с видением управляющего: он может быть в чем-то с ним не согласен, он может с ним судиться. И тут возникает вопрос: если он не юрист, как же он будет судиться с управляющим, который в среднем более подкован, чем обыватель? – объяснил он. – И здесь право на представительство, в том числе финансовое, будет проявлением права на судебную защиту».

Партнер, глава московской практики Dentons в области судебных споров и арбитража Роман Зайцев считает, что участие адвокатов в качестве представителей в делах банкротства после вступления поправок в силу неизбежно. Он уверен, что когда размер задолженности, имея который можно инициировать процедуру банкротства, будет снижен с 500 тыс. до 50 тыс., поток заявителей-должников сильно возрастет, и кто-то должен будет взять на себя их профессиональное представительство. За первое полугодие 2016 г. в суды поступило около 15 тыс. заявлений о банкротстве граждан, а озвученное количество потенциальных должников – 1,5 млн. При этом арбитражных управляющих всего 14 тыс., и они не выказывают желания работать на этом «рынке». «Альтернативы, кроме адвокатуры, просто не существует, – подчеркнул он. – Как ни упрощай эту процедуру, есть определенный предел, ниже которого упростить уже не получится. В любом случае потребуется профессиональная юридическая помощь. С этой точки зрения только адвокатское сообщество может адекватно ответить на возникающие вопросы».

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков, комментируя состоявшуюся на площадке АП Московской области дискуссию, согласился с необходимостью оказания квалифицированной юридической помощи гражданину-должнику в процедуре банкротства. Между тем он не уверен, что в качестве представителя гражданина по таким делам может выступать арбитражный управляющий. «У представителей этой юридической профессии совершенно иные компетенции и навыки, чем это требуется в данном случае. Здесь нужны опыт работы с гражданином-доверителем, навыки консультирования, а также практика участия в судебных спорах гражданско-правовой тематики», – заметил он.

Выбирая между адвокатами и практикующими юристами без адвокатского статуса, в пользу первых, по его мнению, говорит объявленная государством задача объединения негосударственного юридического сектора (за исключением инхаусов) на базе именно адвокатуры. «Весьма значимыми для гражданина-банкрота являются наличие законодательно закрепленных гарантий адвокатской профессии и иммунитетов, которыми адвокат обеспечивает права и интересы доверителя, обязанность адвоката систематически повышать свой профессиональный уровень, наличие норм профессиональной этики в адвокатской среде, направленных на защиту доверителя. В случае конфликта или неудовлетворенности качеством юридической помощи адвоката гражданин имеет возможность обратиться в адвокатскую палату и разрешить проблему в ходе дисциплинарной процедуры, – объяснил Андрей Сучков. – Ничего из перечисленного гражданин не сможет получить, если его представителем будет юрист-неадвокат».

Перечисленные доводы, по его мнению, с неизбежностью приводят к выводу о необходимости нормативного закрепления представительства граждан-банкротов за адвокатами.

Между тем он отметил, что в целях комплексного решения этого вопроса нужно также дополнить законодательство о бесплатной юридической помощи нормами о возможности привлечения адвоката в качестве представителя за счет бюджетных средств в случаях, когда в конкурсной массе недостаточно средств для оплаты труда адвоката.


Рассказать: