×

Адвокат добилась оправдания доверителя, ввезшего в Россию 120 кг гашиша

Оправдательный приговор был вынесен на основании вердикта присяжных, мнения которых о виновности подсудимого разделились поровну
Фото: «Адвокатская газета»
Защитник оправданного в комментарии «АГ» подчеркнула, что объективные доказательства осведомленности ее доверителя о наличии наркотика в автомобиле, за рулем которого он находился в момент задержания при пересечении таможенной границы ЕврАзЭС, отсутствуют.

Псковский областной суд 17 октября на основании вердикта присяжных вынес оправдательный приговор (есть у «АГ») гражданину Латвийской Республики, который обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 229.1, ч. 3 ст. 30 – ч. 5 ст. 228.1 УК РФ.

Защитник оправданного, адвокат Псковской городской коллегии адвокатов Татьяна Мартынова рассказала «АГ» об обстоятельствах дела и о том, как удалось добиться оправдания ее доверителя.

44-летний Андрейс Горис, работающий водителем по устному договору в латвийском SIA «SQT», был задержан 9 февраля 2018 г. при пересечении государственной границы России и Эстонии в международном автомобильном пункте пропуска «Шумилкино» Псковской таможни. В ходе досмотра, а также проведения ОРМ «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» совместно с сотрудниками областных УФСБ России и ПУ ФСБ России, в скрытом пространстве автомобиля «Ситроен С4 Пикассо», за рулем которого находился мужчина, было обнаружено около 123 кг гашиша.

По версии следствия, Андрейс Горис добровольно вступил в преступный сговор с неустановленными лицами по ввозу на территорию России наркотических средств и должен был непосредственно осуществлять перемещение наркотиков в тайнике автомобиля через границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, после чего доставлять на территорию г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, где передавать соучастникам для последующего сбыта на территории России.

С этой целью Андрейс Горис 4 февраля 2018 г. по указанию неустановленного лица направился на данном автомобиле в Королевство Нидерланды, где неустановленные лица упаковали спрессованные плитки гашиша в 126 свертков и поместили в тайник, оборудованный в багажном отделении компактвэна.

Проходя таможенный контроль в «Шумилкино», Андрейс Горис подал документы для пересечения таможенной границы, включая таможенную декларацию, где не было указано о наличии у него при себе, в транспортном средстве и сопровождаемом багаже предметов, запрещенных к ввозу в РФ. Также он не сообщил о наличии таковых предметов устно. Таким образом, резюмировало следствие, он скрыл наркотик от сотрудников пограничных и таможенных органов и переместил его через границу Таможенного союза. При этом довести до конца сбыт гашиша он не смог, так как его действия были пресечены правоохранителями.

В итоге иностранцу было предъявлено обвинение в незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору и покушение на их незаконный сбыт. В отношении обвиняемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

«Несмотря на то что фактические обстоятельства имели место 9 февраля 2018 г., согласно протоколу Андрейс Горис был задержан лишь 15 февраля, тогда же было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 229.1 УК», – пояснила Татьяна Мартынова. Она также добавила, что с 9 по 15 февраля Горис, будучи фактически задержанным, участвовал в ОРМ «Контролируемая поставка» с целью изобличения и поимки организаторов контрабанды и фактически всегда находился под контролем оперативников УФСБ России по Псковской области.

По словам Татьяны Мартыновой, она вступила в данное дело по соглашению в сентябре 2018 г. До этого защиту в порядке ст. 51 УПК РФ с момента процессуального задержания обвиняемого осуществлял адвокат Псковского филиала Псковской областной коллегии адвокатов Владимир Большаков.

В комментарии «АГ» Владимир Большаков отметил, что Горис изначально утверждал, что не знал о том, что перевозит наркотическое средство. При этом он написал явку с повинной, в которой признал, что пересек границу с чем-то, запрещенным к ввозу в Россию: «После задержания он предполагал, что везет незадекларированные жесткие диски. То, что это наркотик, подзащитный увидел только во время досмотра автомобиля», – пояснил он.

По версии защиты, в октябре 2017 г. Горис устроился на работу в SIA SQT водителем международных перевозок. Компания занималась перевозкой компьютеров, оборудования для майнинговых ферм, компьютерной информации, связанной с криптовалютами, а также документов. «Автомобиль, на котором передвигался Горис, был зарегистрирован на указанную компанию, т.е. не являлся личным автомобилем моего доверителя», – отметила Татьяна Мартынова.

По ее словам, в ходе предварительного следствия были допрошены руководитель компании, а также иные лица, которые подтвердили указанную информацию, а их показания с согласия сторон были оглашены в суде, поскольку они находились на территории Латвии.

Защитник добавила, что ее доверитель выполнял международные перевозки по Европе по одному и тому же маршруту, а также пять раз приезжал в Россию через различные пункты пропуска. При этом Горис не был осведомлен о наличии в машине скрытого пространства, где находились наркотики. Скрытое пространство, пояснила адвокат, находилось под ковриком багажника и под задними сиденьями автомобиля. «Теоретически там должно было размещаться запасное колесо, но в этом месте коврик бы приклеен, и “пол” багажника не поднимался. Сторона обвинения утверждала, что Горис не мог не знать об этом», – отметила Татьяна Мартынова.

Она добавила, что защита, напротив, настаивала на том, что в Европе автомобили без запасного колеса фактически являются нормой, и «Ситроен С4 Пикассо» относится к автомобилям, которые производятся без запасного колеса с целью облегчения веса и увеличения скорости. При этом ремкомплект на случай поломки должен находиться и находился в автомобиле.

«Так или иначе, в каждом автомобиле при прохождении таможенных процедур багажник и место под запасное колесо досматриваются в обязательном порядке, а автомобиль моего подзащитного до фатального случая 9 февраля 2018 г. досматривался четыре раза без каких-либо претензий. Таким образом, у Гориса не было причин сомневаться в легальном характере его поездок», – подчеркнула адвокат.

По словам защитника, ее доверитель в ходе предварительного следствия не скрывал маршруты своего передвижения и данные лиц, как поручивших ему эту работу, так и встречающих в России. В его телефоне сохранилась вся переписка с работодателем, а в личном блокноте – все расходы за поездку, а также номер счета и банковские карточки, на которые ему перечислялась зарплата. «Очевидно, это совершенно нормальная ситуация для человека, которому нечего скрывать», – резюмировала Татьяна Мартынова.

Адвокат подчеркнула, что, по утверждению стороны обвинения, преступная группа была глубоко законспирирована. «Вероятно, так оно и было, – пояснила Татьяна Мартынова, – только конспирация почему-то не касалась Гориса. На наш взгляд, это свидетельствует о том, что подсудимого использовали “втемную”».

Кроме того, добавила защитник, стороной обвинения в ходе судебного следствия было заявлено ходатайство об оглашении показаний Гориса в качестве обвиняемого и явки с повинной. «Сторона защиты заявляла ходатайство о недопустимости этих доказательств, а явки с повинной – в том числе по причине неотносимости, поскольку доказательством фактических обстоятельств дела, которые могут оцениваться присяжными, она не является. Суд удовлетворил ходатайство в полном объеме, – подчеркнула она. – Также мы обратили внимание на подписи подсудимого под протоколом допроса обвиняемого, предоставив присяжным право самим оценить, где в протоколе подписи Гориса, а где нет. На мой взгляд, протокол допроса красноречиво доказывает позицию подзащитного о том, что таких показаний он не давал, а подписи появились в нужных следствию местах».

Что касается явки с повинной, пояснила Татьяна Мартынова, то по делу была проведена автороведческая экспертиза, согласно которой автором явки с повинной является подсудимый. «Сложно это отрицать, когда явка написана рукой подзащитного, – добавила адвокат. – Однако еще один вывод эксперта свидетельствует о том, что в тексте содержатся речевые обороты, присущие деловому языку следователя, адвоката. Защита также предоставила возможность оценить выводы экспертизы в совещательной комнате».

Самые «красноречивые», по мнению защитника, доказательства стороны обвинения заключались в показаниях якобы сокамерников Гориса по СИЗО, один из которых являлся вдобавок засекреченным свидетелем. «Какой-либо визуальный контакт с ним как у стороны защиты, так и у присяжных был исключен, – пояснила адвокат. – Однако этот “свидетель”, не моргнув глазом, читал с листа, на что я обратила внимание присяжных, процитировав его протокол допроса на предварительном следствии. Суд на это не отреагировал, однако далее я упоминала об этом и в прениях». Защитник добавила, что в своей адвокатской практике не встречала таких «свидетелей». «Не стоит и говорить, что к фактической стороне вопроса, которая может обсуждаться перед присяжными, эти “горе-свидетели” не имеют отношения. Но, видимо, у стороны обвинения не было иного выхода, кроме как таким образом доказывать вину как субъективную сторону преступления», – подчеркнула Татьяна Мартынова.

Вердиктом присяжных от 9 октября подсудимый был признан непричастным к совершению инкриминируемых ему преступлений. На основании вердикта суд вынес оправдательный приговор с правом на реабилитацию.

Комментируя вердикт, адвокат отметила, что присяжные стояли перед очень сложным выбором, так как наркотик действительно был обнаружен в автомобиле, на котором передвигался подсудимый. «Представьте присяжных, перед глазами которых стоят коробки со 123 кг гашиша, а чуть поодаль за решеткой сидит, возможно, невиновный человек, – добавила она. – Однако объективно какие-либо доказательства осведомленности подсудимого о наличии в машине наркотических средств отсутствуют».

По словам адвоката, мнения присяжных разделились поровну: четверо высказались за виновность, четверо – за невиновность. «Согласно закону, если голоса присяжных делятся поровну, приговор считается оправдательным, – отметила Татьяна Мартынова. – Я как защитник абсолютно уверена в невиновности Гориса».

Вердикт присяжных и, как следствие, приговор суда защитник оценила как справедливый. «Суд присяжных – это единственная возможность достойно побороться за свою позицию, – считает адвокат. – Стороны обвинения и защиты состязаются практически на равных, соблюдаются основные принципы правосудия, и презумпция невиновности занимает в суде присяжных далеко не последнее место. Там, где судьи, не разбираясь, делают однозначный вывод, присяжные прислушиваются и разбираются в причинах и обстоятельствах произошедшего. Так и должно быть».

В заключение Татьяна Мартынова добавила, что ей не известно, подано ли апелляционное представление, но вероятность этого, безусловно, велика. Также она отметила, что после вступления приговора в силу ее доверитель планирует воспользоваться правом на реабилитацию.

Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
08 Ноября 2019