×

Адвокат добился оправдания по делу об убийстве, обвинение по которому предъявили спустя восемь лет

Суд на основе вердикта присяжных оправдал подсудимого в связи с недоказанностью причастности к совершению преступления
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» защитник оправданного поделился, что основным доводом защиты стало наличие твердого алиби – последовательного повествования обвиняемым, свидетельствующего о его непричастности, которое согласуется с показаниями других свидетелей и иными доказательствами.

23 ноября Выборгский городской суд Ленинградской области вынес на основе вердикта присяжных оправдательный приговор мужчине, обвинявшемуся в убийстве, совершенном восемь лет назад. Защитник оправданного, адвокат филиала «Адвокатская фирма “ТонковЪ и Партнеры”» Ленинградской областной коллегии адвокатов Кирилл Оганов рассказал «АГ» о нюансах дела.

В июле 2015 г. в лесу вблизи г. Каменогорска Ленинградской области был обнаружен труп мужчины с ножевыми ранениями, который впоследствии был опознан как Н., являвшийся местным жителем. Поскольку следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия не привели к установлению причастного лица, предварительное следствие по делу было приостановлено.

В январе 2023 г. в полицию поступил звонок от девушки, обнаружившей труп Н. восемь лет назад, которая сообщила о том, что ее двоюродный брат – Г. рассказал ей, что знает, кто совершил убийство. Позже Г. сообщил следствию, что 12 июля 2015 г. он совместно с Н. и Ш. распивали алкоголь, после чего его собутыльники уехали на автомобиле. Ночью Ш. приехал к дому Г. и попросил его помочь с чем-то. Сев в машину, Г. обнаружил Н. в бессознательном состоянии. Далее по просьбе Ш. он помог спрятать труп в лесу.

После получения данных сведений Ш. был задержан, ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Обвиняемый полностью отрицал причастность к совершению убийства, он пояснял следствию, что у него в тот момент была сломана права рука, которая была загипсована за две недели до описываемых событий. Медицинская документация подтвердила то, что по состоянию на 12 июля 2015 г. у Ш. имелся перелом. Тогда основной и единственный свидетель – Г. на дополнительном допросе пояснил, что мог ошибиться в дате, и указал, что данное событие могло произойти и в период с 1 по 28 июня 2015 г., на основании чего итоговое обвинение было изменено. Вскоре данный свидетель совершил самоубийство.

По версии следствия, в период с 1 по 28 июня 2015 г. Ш., находясь на территории Выборгского района, в ходе совместного распития спиртных напитков с Н., на почве личных неприязненных отношений умышленно нанес тому четыре удара похожим на нож предметом в область живота. Далее с целью скрыть следы преступления на автомобиле он вывез потерпевшего в бессознательном состоянии на участок болотистой местности. Там Ш. довел до конца свой умысел и умышленно нанес Н. еще три удара в область спины, после чего оставил тело в лесном массиве, где и наступила смерть потерпевшего.

Уголовное дело рассматривал суд с участием присяжных заседателей. Подсудимый, как и на предварительном следствии, в судебном заседании заявил, что в последний раз видел Н. летом 2015 г., но он не мог вспомнить дату и назвать ее спустя восемь лет. Однако он настаивал, что точно помнил, что встречался в этот день на озере со своими товарищами по случаю ежегодного празднования «Дня рыбака», который в свою очередь празднуется во второе воскресенье июля, которое в 2015 г. выпадало как раз на 12 число.

Ш. пояснил, что в этот день, поскольку у него была сломана рука, он попросил Г. отвезти его вечером на озеро. Г. приехал за ним совместно с Н., они отвезли его на озеро к двум товарищам, с которыми Ш. остался до утра. А Г. и Н. в свою очередь в скором времени покинули компанию – куда они направились, Ш. не знал. Версию подсудимого подтвердили свидетели, один из которых находился на озере совместно с Ш. в тот вечер.

В прениях защитник подсудимого, адвокат Кирилл Оганов отмечал, что сами события, выступившие предметом следствия, можно считать произошедшими в условиях неочевидности в силу множества факторов, таких как давность произошедшего, противоречивость тех немногих доказательств, собранных по данному делу, а также невозможность устранения критических противоречий между этими доказательствами. Он подчеркивал, что совокупность согласующихся между собой показаний свидетелей явственно указывает на то, что его подзащитный в день происшествия находился в компании друзей, с которыми пробыл до утра.

Адвокат обращал особое внимание присяжных на то, как изменялись в ходе предварительного следствия показания ключевого свидетеля обвинения – Г. Кирилл Оганов указывал, что по свидетельствам близкой знакомой Г., 13 июля 2015 г. рано утром Г. приехал к ее дому один и зачем-то ему потребовалось помыть салон автомобиля, чего ранее он никогда не делал. «Мы имеем две версии произошедшего, одна из них была описана Г., при этом описана в очень противоречивых показаниях, которые он с легкостью поменял, как только Ш. рассказал о том, что в первоначально указанную дату – злополучное 12 июля 2015 г. у него была сломана рука. Другая же картина описана несколькими людьми с разных ракурсов, и хоть она и не проливает свет на то, кто именно совершил убийство Н., она совершенно однозначно свидетельствует о том, что Ш. этого убийства не совершал», – указывал адвокат в судебном заседании.

23 ноября присяжные заседатели единодушно признали Ш. невиновным. В связи с этим суд оправдал его, признав за ним право на реабилитацию.

В комментарии «АГ» Кирилл Оганов рассказал, что наиболее трудной в данном деле была работа, связанная с исключением очевидно недопустимых доказательств, полученных следствием: «Это осталось “за кадром” для присяжных заседателей в силу того, что процессуальные вопросы решаются без их участия».

Как отметил Кирилл Оганов, основным доводом защиты стало наличие твердого алиби – последовательного повествования оправданного, свидетельствующего о его непричастности, которое согласуется с показаниями других свидетелей и иными доказательствами. «Данный довод был положен в противовес версии следствия, построенной на явно противоречивых показаниях единственного прямого свидетеля обвинения», – пояснил защитник.

Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
30 января 2024
Яндекс.Метрика