×

Адвокат добился признания незаконным запрета ГУ МВД РФ по Саратовской области проносить телефон в отдел

Суд подчеркнул, что законом в качестве мер антитеррористической защищенности не установлено ограничений в отношении адвокатов, связанных с проносом технических средств
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Виктор Кирилин отметил, что суд объективно разобрался в ситуации и не пошел «на поводу» ГУ МВД по Саратовской области. Президент АП Саратовской области Роман Малаев указал, что данное решение является позитивным не только для Виктора Кирилина, но и для всего адвокатского сообщества.

Саратовский областной суд частично удовлетворил иск адвоката и признал ограничение проноса защитниками телефонов в здания ГУ МВД России по Саратовской области и УМВД России по г. Саратову незаконным. Все документы имеются у «АГ».

Повод для обращения в суд

23 августа 2019 г. адвокат АП Саратовской области Виктор Кирилин в качестве защитника по уголовному делу прибыл с подзащитным по вызову следователя в ОМВД РФ по Краснокутскому району Саратовской области для проведения следственных действий – ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК.

На проходной постовой полицейский сообщил адвокату, что он обязан сдать телефон. «На то, что при проведении следственных действий и я, как защитник, и мой подзащитный согласно УПК РФ можем пользоваться телефоном как техническим средством для снятия фотокопий с документов, мне было разъяснено, что пропускать меня с телефоном им запрещено “секретной инструкцией”. В этот момент также вышел оперативный дежурный ОМВД РФ по Краснокутскому району Емельянов, который подтвердил невозможность моего прохода в здание с телефоном», – указал Виктор Кирилин. При просьбе сослаться на нормативные акты полицейские сообщили о наличии инструкции ДСП. Ни точного наименования, ни даты приказа они не сообщили.

Виктор Кирилин отметил, что в тот же день на указанные незаконные действия оставил устное обращение по телефону горячей линии ГУ МВД РФ по Саратовской области. А 27 августа 2019 г. адвокат направил письменное обращение в интернет-приемную МВД РФ.

24 сентября 2019 г. ОМВД РФ по Краснокутскому району ответил адвокату, что в действиях сотрудников полиции нарушений не установлено, поскольку п. 41 приказа ГУ МВД России по Саратовской области от 3 апреля 2017 г. № 502дсп «Об утверждении Инструкции о пропускном режиме в административных зданиях и на охраняемых объектах ГУ МВД России по Саратовской области и УМВД России по г. Саратову» гласит, что «посетитель при проходе на территорию охраняемого объекта обязан сдать находящиеся при нем технические средства записи изображения и звука в ячейку камеры хранения».

27 сентября 2019 г. ГУ МВД РФ по Саратовской области также ответило Виктору Кирилину, что в действиях полицейских отсутствуют нарушения нормативных правовых актов, регламентирующих обеспечение пропускного режима на территорию объектов территориального органа МВД России. При этом сообщалось, что действия по проносу (провозу) на территорию объекта территориального органа внутренних дел Саратовской области технических средств записи изображения и звука, в том числе средств связи, создают угрозу его безопасности и антитеррористической защищенности, в связи с чем их пронос запрещен.

Право на использование технических средств закреплено в УПК и Законе об адвокатуре

Читайте также
В Саратове законодательство о противодействии терроризму применяют против адвокатов
ГУ МВД по Саратовской области подтвердило правомерность запрета на проход защитников в здание со смартфонами, сославшись на обеспечение безопасности и антитеррористической защищенности управления
24 Октября 2019 Новости

Виктор Кирилин подал административный иск в Краснокутский районный суд Саратовской области. В нем он указал, что согласно ч. 2 ст. 15 Конституции органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию и законы. Согласно ч. 3 ст. 15 Конституции законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Защитник обратил внимание на то, что для оказания юридической помощи действующим законодательством не установлено запретов проносить на место производства следственных действий (в том числе в здание ОМВД РФ по Краснокутскому району) технические средства связи. Напротив, такое право на использование технических средств закреплено в УПК РФ и Законе об адвокатуре.

Он заметил, что из ответа от 24 сентября 2019 г. следует, что запрет на использование технических средств связи установлен приказом ГУ МВД России по Саратовской области от 3 апреля 2017 г. № 502дсп. «При этом указанный приказ имеет гриф “ДСП”, соответственно, предназначен “для служебного пользования” и не может служить основанием для ущемления прав граждан. Указанный приказ официально для всеобщего сведения не опубликован и, следовательно, не может применяться как затрагивающий права, свободы и обязанности человека и гражданина, а соответственно, не обладает нормативными свойствами», – подчеркнул Виктор Кирилин.

Адвокат сослался на Определение Конституционного Суда от 24 октября 2013 г. № 1557-О, в соответствии с которым приведенные выше положения Конституции и законов не препятствуют обвиняемым и их защитникам знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому, не содержат запрета выписывать из таких документов сведения в любом объеме или снимать за свой счет с них копии, в том числе с помощью технических средств, направлены на обеспечение выполнения защитником его процессуальной функции, представляют собой гарантии реализации обвиняемым права на защиту. Конституционный Суд указал, что данное право может быть реализовано обвиняемым, в частности, с помощью адвоката либо иных доверенных лиц, которым он поручает изготовление копий необходимых ему документов из уголовного дела.

Виктор Кирилин заметил, что поскольку указанные правовые нормы дают обвиняемому и его защитнику право снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в частности с помощью технических средств, то следует полагать, что защитник вправе проносить в помещение следственного органа телефон, имеющий функцию, позволяющую снять копии материалов дела. «Во всяком случае, нет правовой нормы, запрещающей использовать для снятия копий с материалов дела телефон, имеющий функцию фотофиксации», – подчеркнул адвокат. Он добавил, что защитник для выполнения своих функций, в том числе в целях оказания надлежащей правовой помощи подзащитному, вправе пользоваться нормативно-правовой базой, справочной литературой, доступ к которым возможен с использованием телефона, подключенного к Интернету.

Виктор Кирилин отметил, что доводы ГУ МВД РФ по Саратовской области о том, что действия по проносу технических средств, в том числе средств связи, создают угрозу безопасности и антитеррористической защищенности объекта, в связи с чем их пронос запрещен, произвольны. «Указанные доводы являются надуманными, поскольку какой-либо угрозы безопасности и антитеррористической защищенности в здании территориального отдела МВД РФ адвокат, явившийся к следователю для выполнения следственных действий по уголовному делу, если при нем будет находиться телефон, причинить не может», – отметил защитник.

Он посчитал, что «секретные» ограничения со стороны сотрудников ОМВД РФ по Краснокутскому району являются неконституционными, противозаконными, грубо нарушают его гражданские права и права неограниченного круга лиц, направлены на воспрепятствование осуществлению профессиональной деятельности адвоката в предусмотренных законом рамках и имеют своей целью сокрытие нарушений закона, допускаемых сотрудниками органов МВД при использовании своих полномочий.

Виктор Кирилин попросил суд признать незаконным приказ ГУ МВД России по Саратовской области от 3 апреля 2017 г. № 502дсп в части ограничения прав посетителей на свободный доступ в здание отдела полиции с находящимися при них техническими средствами записи изображения и звука.

Уточнение иска

В уточнении к административному иску адвокат указал, что в материалы дела ГУ МВД РФ по Саратовской области представило приказ № 1664-дсп от 6 декабря 2019 г., которым были внесены изменения в приказ № 502дсп. Пункт 41 Инструкции был изложен в следующей редакции:

«Посетителям, прибывшим на объекты ГУ МВД России по Саратовской области, запрещается пронос технических средств записи изображения и звука, радиоприемных, радиопередающих устройств и средств записи, за исключением лиц, прибывших для ознакомления с материалами уголовных дел. Проход посетителей, прибывших для ознакомления с материалами уголовных дел с техническими средствами фото-, видеозаписи, осуществляется по рапорту следователя (дознавателя), утвержденному заместителем начальника ГУ МВД России по Саратовской области – начальником ГСУ или его заместителями, о чем в книгу регистрации посетителей вносится соответствующая отметка, с предупреждением посетителя, следователя (дознавателя) о запрете использования технических средств в иных целях. При проходе посетителей на территорию охраняемых объектов в остальных случаях постовой предлагает сдать находящиеся при них технические средства записи изображения и звука, радиоприемных, радиопередающих устройств и средств связи в специальные камеры хранения, расположенные в фойе объектов органов внутренних дел. В случае обнаружения в ходе проведения осмотра личных вещей посетителя вышеуказанных технических средств – предложить посетителю сдать обнаруженное в ячейку камеры хранения личных вещей. Запрещается проход на территорию охраняемого объекта органа внутренних дел посетителей, отказавшихся сдать технические средства на хранение, о чем в книге регистрации посетителей делается соответствующая запись, а все необходимые действия проводятся в фойе здания территориального органа (объекта ОВД)».

Также, отметил Виктор Кирилин, оспариваемый нормативный правовой акт обязывает начальников структурных подразделений ГУ МВД России по Саратовской области и территориальных органов МВД России на районном уровне Саратовской области внести соответствующие изменения в правовые акты, регламентирующие пропускной режим на вверенных объектах.

Защитник посчитал, что документ не соответствует действующему федеральному законодательству. «Я являюсь субъектом отношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, поскольку по роду своей адвокатской деятельности, а также как гражданин Российской Федерации вынужден посещать административные здания и охраняемые объекты ГУ МВД России по Саратовской области и УМВД России по Саратовской области, а также территориальные органы МВД России на районном уровне Саратовской области», – подчеркнул он.

Виктор Кирилин указал, что согласно п. 6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат вправе фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому он оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну.

В связи с этим Виктор Кирилин уточнил исковые требования и попросил признать п. 41 Инструкции недействующим со дня его принятия в редакции с 6 декабря 2019 г. и не подлежащим применению в отношении посетителей, имеющих статус адвоката.

Он также попросил обязать административного ответчика внести соответствующие изменения в Инструкцию и, кроме того, обязать его издать приказ о поручении начальникам структурных подразделений ГУ МВД России по Саратовской области и территориальных органов МВД России на районном уровне Саратовской области внести соответствующие изменения в правовые акты, регламентирующие пропускной режим на вверенных объектах.

Инструкция распространяется на всех граждан, а значит, подлежала официальному опубликованию

В Саратовском областном суде представитель административного ответчика ГУ МВД России по Саратовской области и заинтересованного лица УМВД России по г. Саратову отметил, что оспариваемые положения нормативного правового акта не нарушают прав административного истца и не противоречат НПА, имеющим большую юридическую силу.

Суд, изучив материалы дела, указал, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Он отметил, что п. 8 и 10 Указа Президента РФ от 23 мая 1996 г. № 763 о порядке опубликования и вступления в силу актов президента, правительства и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти закреплено, что нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций или имеющие межведомственный характер, прошедшие государственную регистрацию в Минюсте России, подлежат обязательному официальному опубликованию, кроме актов или отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, кроме актов и отдельных их положений, содержащих такие сведения, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий как не вступившие в силу и не могут служить основанием регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний. На указанные акты нельзя ссылаться при разрешении споров.

Аналогичные нормы, заметил суд, содержатся в Правилах подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009.

Саратовский областной суд посчитал, что, так как положения п. 41 Инструкции распространяются не только на личный состав ГУ МВД РФ по Саратовской области и УМВД России по г. Саратову, но и на всех граждан, прибывающих с различными целями, устанавливают общеобязательные правила, распространяющиеся на неопределенный круг лиц, в том числе на адвокатов, рассчитаны на неоднократное применение, они затрагивают права, свободы и обязанности человека и гражданина, а значит, Инструкция подлежала официальному опубликованию.

Суд отметил, что, согласно подп. 6 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, адвокат вправе фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну. В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК адвокат вправе снимать за свой счет копии материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств. Суд заметил, что аналогичные положения содержат ст. 54 ГПК, ст. 56 КАС и ст. 25.5 КоАП.

Довод ГУ МВД РФ по Саратовской области о том, что оспариваемая Инструкция направлена на обеспечение безопасности и антитеррористической защищенности объектов органов внутренних дел и обеспечение защиты гостайны на подведомственных предприятиях, в учреждениях и организациях, в соответствии с требованиями актов законодательства РФ не может быть принят во внимание, почитал областной суд.

Так, на основании п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции, в соответствии с которым издан приказ, для выполнения возложенных на полицию обязанностей ей предоставлено право обеспечивать безопасность и антитеррористическую защищенность, в том числе с применением технических средств, зданий, сооружений, помещений и иных объектов федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальных органов, организаций и подразделений. Полиция также вправе требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых объектах, осуществлять досмотр и (или) осмотр граждан, осмотр находящихся при них вещей, досмотр и (или) осмотр транспортных средств при въезде на охраняемые объекты и выезде с охраняемых объектов. При выявлении нарушений, создающих на охраняемых объектах угрозу безопасности граждан, в том числе проходящих службу (работающих) в органах внутренних дел, а также условий, способствующих хищениям имущества, полиция имеет право принимать меры по пресечению указанных нарушений и ликвидации указанных условий, использовать для обнаружения и изъятия незаконно вносимых (выносимых), ввозимых (вывозимых) имущества, вещей, предметов и для фиксирования противоправных действий технические средства, не причиняющие вреда жизни и здоровью граждан, а также окружающей среде.

«Таким образом, законом в качестве мер антитеррористической защищенности не установлено ограничений в отношении адвокатов, связанных с проносом технических средств», – резюмировал суд.

Он отметил, что оспариваемые положения Инструкции не учитывают требования процессуального законодательства, регулирующего полномочия защитника, представителя, который вправе снимать за свой счет копии с материалов, в том числе с помощью технических средств, осуществлять свидания с лицом, которому требуется оказание квалифицированной защиты.

Читайте также
Верховный Суд разъяснил порядок оспаривания НПА
Пленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами
27 Декабря 2018 Новости

Суд сослался на п. 38 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г. № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами», согласно которому нормативный правовой акт или его часть могут быть признаны не действующими с того времени, когда они вошли в противоречие с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу. В случае если оспариваемый акт был принят ранее нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, он или его часть могут быть признаны недействующими со дня вступления в силу нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, которому он или его часть стали противоречить. Оспариваемый акт, принятый позднее нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, которому он или его часть не соответствуют, может быть признан судом не действующим полностью или в части со дня вступления в силу оспариваемого акта. Если нормативный правовой акт до принятия решения суда применялся и на основании этого акта были реализованы права граждан и организаций, суд может признать его не действующим полностью или в части со дня вступления решения в законную силу.

Суд отметил, что в п. 40 Постановления № 50 разъясняется, что акты, не прошедшие государственную регистрацию (если такая регистрация является обязательной), не опубликованные в предусмотренном порядке, а равно имеющие иные нарушения порядка принятия и введения в действие, свидетельствующие об отсутствии у них юридической силы, не влекут правовых последствий и не могут регулировать соответствующие правоотношения независимо от выявления указанных нарушений в судебном порядке. Установив такие нарушения, суд принимает решение о признании оспариваемого акта не действующим полностью (в том числе и при оспаривании в суд его отдельных положений) как не имеющим юридической силы с момента его принятия, вывод о чем должен содержаться в резолютивной части судебного акта.

Таким образом, суд удовлетворил административный иск в части и признал п. 41 Инструкции в редакции приказа от 6 декабря 2019 г. № 1664дсп не действующим в части ограничения прав посетителей, имеющих статус адвоката, на свободный доступ в здание ГУ МВД России по Саратовской области и УМВД России по г. Саратову с находящимися при них техническими средствами записи изображения и звука, радиоприемных, радиопередающих устройств и средств записи – со дня вступления настоящего решения в законную силу.

Адвокат и адвокатская палата позитивно оценивают решение

Читайте также
Суд посчитал законным запрет ГУ МВД России по Саратовской области проносить адвокатам телефон в отдел
В апелляционной жалобе адвокат АП СО Иван Фролов подчеркнул, что первая инстанция скопировала возражение ответчика, основанное на позиции Верховного Суда о том, что предписания приказа, имеющего гриф «ДСП», распространяются исключительно на должностных лиц ОВД
15 Июля 2020 Новости

В комментарии «АГ» Виктор Кирилин отметил, что суд объективно разобрался в ситуации и не пошел на поводу ГУ МВД по Саратовской области. Защитник высказал уверенность, что с учетом позиции административного ответчика в суде он будет обжаловать решение в апелляционном порядке.

Президент АП Саратовской области Роман Малаев отметил, что данное решение является значимым не только для Виктора Кирилина, но и для всего адвокатского сообщества. «Мы присоединились к своим коллегам из других регионов в части отстаивания своих прав», – резюмировал он.

Стоит отметить, что ранее адвокат АП Саратовской области Иван Фролов просил Кировский районный суд г. Саратова признать действия ГУ МВД России по Саратовской области, выразившиеся в запрете проноса 31 октября 2019 г. и 29 января на территорию административного здания ГУ МВД России по Саратовской области телефона, незаконными. Кроме того, он попросил обязать ведомство не препятствовать в проносе телефона. Тогда суд отказал в удовлетворении административных исковых требований, посчитав, что действия полицейских законны, обоснованны и продиктованы обеспечением антитеррористической безопасности.

Рассказать: