×

Адвокат добился взыскания с властей компенсации доверителю за снос дома и судебных расходов

В рамках основного спора представитель смог добиться повторного рассмотрения дела о взыскании компенсации за снос принадлежащего истцу жилого помещения и возмещения имущественного ущерба, причиненного доверителю этим сносом
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Максим Никонов отметил, что суд не «срезал» расходы на юридическую помощь потому, что они были определены с учетом рекомендаций о размерах гонораров, установленных решением Совета АП Владимирской области. Кроме того, оплата и оказание юридической помощи подтверждались документально, само дело представляло определенную правовую сложность, а процесс был «долгоиграющим».

17 декабря 2019 г. Юрьев-Польский районный суд Владимирской области взыскал с администрации муниципального образования 65 тыс. руб. судебных расходов на представителя гражданки Д., в то время как по основному спору в пользу самой Д. была взыскана компенсация за снос жилого помещения в размере чуть более 200 тыс. руб. (определение о возмещении судебных расходов имеется у «АГ»).

Интересы Д. представлял адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов, который рассказал «АГ» о подробностях дела.

«Безвозмездный» снос дома

30 сентября 2016 г. на основании заключения Государственной жилищной инспекции межведомственная комиссия администрации Юрьев-Польского района произвела обследование жилого дома, где находилась квартира Д., и дала заключение о его непригодности для проживания. В октябре 2016 г. администрация издала постановление о признании дома непригодным для проживания и подлежащим сносу.

В апреле 2017 г. состоялось общее собрание семи из одиннадцати собственников, которые приняли решение о сносе дома в связи с признанием его непригодным для проживания на основании постановления администрации от 27 октября 2016 г. В мае 2017 г. администрация еще одним постановлением признала жилой дом непригодным для проживания и подлежащим сносу, а в августе 2017 г. снесла его за счет бюджетных средств без предоставления жильцам какой-либо компенсации.

Районный суд и апелляция сочли снос дома без выплаты компенсации законным

Д. обратилась в Юрьев-Польский районный суд с иском о взыскании денежной компенсации в размере 553 тыс. руб. за снесенное жилое помещение.

Ответчик строил свои возражения на том, что дом не имел статуса многоквартирного, а собственники долей дома не выделили свои доли в натуре. Указанное, по мнению администрации, свидетельствовало о том, что квартира Д. как самостоятельный объект не существовала. Более того, снос дома был произведен не на основании решения администрации как органа местного самоуправления, а в соответствии с ее решением как собственника, которому принадлежит 51% в праве общей долевой собственности в доме.

Добровольное решение собственников о сносе жилого дома за счет одного из них не может порождать обязанности администрации как органа местного самоуправления выплатить денежную компенсацию в силу ст. 32 Жилищного кодекса, отмечал ответчик.

В октябре 2018 г. суд согласился с доводами администрации и отказал в удовлетворении исковых требований. В частности, в решении говорится о том, что спорный дом не был многоквартирным, а квартира, принадлежащая истцу, не могла рассматриваться в качестве самостоятельного объекта. А значит, Д. принадлежало не право собственности на квартиру, а 1/12 в праве собственности на весь дом.

Указание в техническом паспорте дома на наличие в нем квартир первая инстанция посчитала сложившимся между собственниками долей порядком пользования жилыми помещениями в доме, который не делает снесенный дом многоквартирным с юридической точки зрения. Технических кадастровых паспортов квартир в доме как отдельных объектов, права на которые могли быть зарегистрированы в установленном законом порядке, не имеется, отметил суд.

В январе 2019 г. верность выводов первой инстанции подтвердила Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда. Апелляция также исходила из того, что у администрации отсутствовала обязанность по выплате истцу денежной компенсации за снесенное жилое помещение, поскольку дом не имел статуса многоквартирного дома. Суд учел и тот факт, что земельный участок, на котором располагался жилой дом, предназначен для индивидуального жилищного строительства.

Кассация вернула дело на новое рассмотрение

Президиум Владимирского областного суда посчитал, что нижестоящие инстанции неверно применили номы права. Он подчеркнул, что квалифицирующим признаком индивидуального жилого дома является наличие в нем комнат, а не квартир. «Основным критерием отнесения жилого дома к многоквартирному дому является совокупность нескольких квартир, имеющих самостоятельные выходы на прилегающий земельный участок либо в помещения общего пользования, а также наличие элементов общего имущества», – подчеркнула кассация.

При этом, по мнению президиума областного суда, наименование в техническом паспорте жилого дома как индивидуального, регистрация права общей долевой собственности, назначение земельного участка и отсутствие кадастрового паспорта на квартиру не имеют правового значения. Кассационная инстанция заметила, что нижестоящие суды проигнорировали содержащиеся в техническом паспорте дома сведения о том, что он состоял из десяти квартир, в которых проживали отдельные семьи. Тот же документ позволял установить, что жилой дом содержал в себе такие элементы общего имущества, как крыша, фундамент, чердачное помещение, земельный участок с расположенными на нем сараями, гаражом и уборной и места общего пользования.

Кроме того, Д. приобрела право собственности на квартиру и была в ней зарегистрирована. При этом в силу действующего правового регулирования покупатель квартиры с момента регистрации права собственности получает в силу закона и право общей долевой собственности на земельный участок, на котором расположен данный дом, добавил суд.

Президиум также опроверг вывод нижестоящих судов о том, что дом признан непригодным для проживания и подлежащим сносу после принятия собственниками дома единогласного решения о его сносе, а снос осуществлен ответчиком не в рамках реализации властно-распорядительных полномочий, а как одним из сособственников.

Как указано в постановлении, для сноса многоквартирного жилого дома необходимо согласие всех собственников жилых помещений в нем (п. 1 ст. 246 ГК, ч. 2 и 3 ст. 36 ЖК). Первая и апелляционная инстанция не обратили внимания на тот факт, что в собрании приняли участие лишь 7 из 11 собственников дома, а значит, их решение не может быть расценено как единогласное.

На этом основании Президиум Владимирского областного суда отменил обжалуемые акты и направил дело на новое рассмотрение.

Адвокат смог добиться взыскания и компенсации, и судебных расходов

Во второй раз Юрьев-Польский районный суд принял сторону истца. Он пришел к выводу, что принадлежащее Д. жилое помещение, расположенное в признанном непригодным для проживания и подлежащим сносу многоквартирном доме, могло быть изъято у нее в порядке, установленном ч. 6 ст. 32 ЖК РФ, только при условии предварительного и равноценного возмещения.

При новом рассмотрении дела первая инстанция назначила экспертизу и в сентябре 2019 г. взыскала в пользу истицы компенсацию в размере более 200 тыс. руб. Администрация обжаловать решение не стала.

В декабре 2019 г. Максиму Никонову удалось взыскать с ответчика все расходы доверителя, произведенные в связи с оказанием ей адвокатом правовой помощи. Администрацию обязали возместить 65 тыс. руб. затрат на представителя, что составляет более 30% от компенсации за утрату жилья, которую получила сама Д.

Комментарий представителя истца

Максим Никонов рассказал «АГ», что обоснование позиции истца осложнялось двумя обстоятельствами: наличием протокола голосования жильцов о сносе дома и качеством оформления документов 1990-х гг.

«Мне, как представителю истца, было необходимо, во-первых, доказать суду, что юридическим фактом, повлекшим снос дома, было именно постановление администрации, а не голосование жильцов. А, во-вторых, объяснить, почему дом по своим сущностным признакам относится к числу многоквартирных, а земельный участок принадлежит жильцам, хотя каким-либо отдельным актом он им и не передавался», – поделился Максим Никонов.

Адвокат добавил, что при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции оценочная экспертиза существенно снизила стоимость утраченного имущества по сравнению с испрашиваемой, однако он не стал опровергать выводы эксперта, поскольку доверителя устроила обозначенная в заключении сумма.

«Представляется, что суд не “срезал” расходы на юридическую помощь потому, что они были определены с учетом рекомендаций о размерах гонораров, установленных решением Совета АП Владимирской области. Кроме того, оплата и оказание юридической помощи подтверждались документально, само дело представляло определенную правовую сложность, а процесс был “долгоиграющим”», – заключил Максим Никонов.

Рассказать: