×

Адвокат доказал, что выплата зарплаты лицу, не трудоустроенному официально, не является мошенничеством

Апелляционная инстанция при повторном рассмотрении дела оправдала заведующую домом культуры, которая за счет бюджетных средств выплачивала заработную плату тем, кто фактически выполнял работу, хотя формально начисления производились в пользу другого лица
Как сообщил «АГ» защитник женщины, отмена приговора и прекращение уголовного дела связаны с тем, что одним из обязательных признаков хищения является безвозмездность изъятия. В данном деле это обстоятельство не было установлено, поскольку сотрудники ДК получали деньги не просто так, а за ту работу, которую они действительно выполняли.

В августе 2019 г. судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда при втором рассмотрении дела вынесла апелляционное определение, которым отменила обвинительный приговор в отношении Евгении Климовой, ранее осужденной по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Ранее кассационная инстанция вернула дело на новое апелляционное рассмотрение, поскольку установила, что нижестоящие суды оставили без внимания вопрос о недоказанности безвозмездности изъятия денежных средств.

Защиту женщины на всех стадиях судопроизводства осуществлял заведующий Лодейнопольским филиалом Ленинградской областной коллегии адвокатов, член Совета АП Ленинградской области Олег Альшанников, который рассказал «АГ» подробности дела.

Обвинение в хищении более 1 млн бюджетных средств

Евгения Климова являлась заведующей Тервеническим сельским домом культуры МКУ «Алеховщинский центр культуры и досуга». В 2016 г. в ее отношении было возбуждено несколько уголовных дел: два по ст. 159 УК РФ и еще два – по ст. 174.1 УК РФ.

В 2008 г. Климова оформила на работу в доме культуры гражданку М.С., которая числилась сотрудником до 2015 г. Как посчитало следствие, женщина была трудоустроена Евгенией Климовой формально, поскольку заведующая знала, что М.С. работает преподавателем в другом учреждении и не может полноценно выполнять свои обязанности в доме культуры. За все время М.С. была начислена заработная плата на сумму более 740 тысяч рублей, которые по доверенности получала Евгения Климова и распоряжалась ими по своему усмотрению.

Следователи пришли к выводу, что аналогичную схему Евгения Климова повторила осенью 2014 г., когда передала сотруднику дома культуры, ответственному за трудоустройство, документы гражданина С.Р. для оформления на работу. При этом Евгения Климова знала, что он проживает в Санкт-Петербурге и фактически не сможет выполнять свои трудовые обязанности. Следствие установило, что вплоть до 2 февраля 2016 г. заведующая вносила в табели учета рабочего времени ложные сведения об исполнении С.Р. должностных обязанностей сотрудника дома культуры в этот период времени, подписывала табели, согласовывала их с директором учреждения и передавала в бухгалтерию для начисления зарплаты.

На завершающей стадии расследования следователи отказались от обвинения по ст. 174.1 УК РФ, и в феврале 2017 года уголовное дело по обвинению Евгении Климовой в совершении двух эпизодов мошенничества было направлено в Лодейнопольский городской суд для рассмотрения по существу. Обвинение исходило из того, что она совершила мошенничество в крупном размере с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК).

Суд вернул дело прокурору

Приступив к рассмотрению дела, суд пришел к выводу о необходимости возврата его к прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Поводом для этого послужило то, что в обвинительном заключении не были указаны достоверные сведения о потерпевшем, которым была признана администрация сельского поселения. Еще одним основанием для возврата стало то, что первая инстанция усмотрела в совершенном деянии признаки присвоения и растраты.

Лодейнопольский прокурор обжаловал постановление городского суда в апелляционном порядке. Ленинградский областной суд согласился с его доводами. Апелляция сочла потерпевшего надлежащим, отметив, что в данном случае ошибочная квалификация может быть исправлена при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Суд первой инстанции проигнорировал доводы защиты

При рассмотрении дела в суде Евгения Климова указала, что с 1975 года она составляла табели учета рабочего времени в отношении всех работников. При этом данная обязанность не была возложена на нее официально, это был фактически сложившийся порядок.

Она пояснила, что, когда С.Р. отказался работать, она предложила ему подумать, сказав, что пока за него будут работать К.Т. и З.Л., между ними заведующая делила заработную плату, официально приходившуюся на С.Р. Относительно эпизода с М.С. Евгения Климова сообщила, что фактически отработанное данной сотрудницей время соответствовало указанному в табеле.

Олег Альшанников обращал внимание суда на тот факт, что его подзащитная не наделялась трудовыми обязанностями по ведению табеля учета рабочего времени сотрудников дома культуры. А сами табели не содержат сведений об их согласовании или утверждении их Климовой. Кроме того, денежные средства выдавались подсудимой из бухгалтерии без соответствующего приказа, доверенности или иных письменных указаний работодателя. Соответственно, по мнению защитника, ее действия нельзя квалифицировать как действия должностного лица, использующего свое служебное положение.

Адвокат подчеркивал, что представитель администрации поселения подтвердил доводы защиты об отсутствии ущерба. Более того, он отказался от заявления гражданского иска, поскольку дом культуры, возглавляемый подсудимой, выполнил план работы в полном объеме. Защитник указал, что это подтверждает отсутствие имущественного вреда от действий Евгении Климовой.

Дополнительно он обратил внимание на то, что администрация Алеховщинского сельского поселения не имеет своего бюджета, вследствие чего ущерба ей причинено не было. Согласно уставу дома культуры его учредителем является администрация, однако финансируется ДК непосредственно из бюджета Алеховщинского сельского поселения, областного бюджета, внебюджетных фондов и предпринимательской деятельности самого учреждения.

Защитник также отметил, что материалы дела не содержат доказательств безвозмездности изъятия денежных средств, выделенных на заработную плату С.Р. и М.С. Как указал адвокат, Евгения Климова безвозмездно не изымала денежные средства в свою пользу или в пользу третьих лиц. К.Т. и З.Л., хотя и не были официально трудоустроены, выполняли работу в полном объеме и именно за это получали деньги. В ходе судебного заседания К.Т., З.Л. и М.С. подтвердили это.

Однако Лодейнопольский городской суд счел подсудимую виновной по каждому из вменяемых ей эпизодов. Суд не принял доводы защиты об отсутствии приказов о возложении на Евгению Климову обязанностей по составлению и подписанию табелей учета рабочего времени. Он установил, что заведующая обладала организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями, а ее должность отнесена к категории руководителей.

Деяние, по мнению первой инстанции, было совершено с использованием служебного положения, поскольку именно работа на указанной должности позволила Евгении Климовой совершить преступление. Как указал суд, тот факт, что подсудимая не подписывала приказы о приеме и увольнении сотрудников, не влияет на квалификацию.

Суд подчеркнул, что, являясь должностным лицом, Евгения Климова была заинтересована в достижении ее учреждением высоких результатов работы, которые поощрялись стимулирующими выплатами и премиями, связанными с внесением ложных сведений в табели учета рабочего времени. Именно такое внесение являлось способом совершения хищения денежных средств в пользу других лиц.

В мае 2018 г. суд признал женщину виновной в совершении мошенничества в крупном размере с использованием служебного положения, приговорив ее к 2,5 года лишения свободы условно и штрафу в 50 тыс. рублей.

Частичное оправдание в апелляции

Евгения Климова обратилась с апелляционной жалобой в Ленинградский областной суд. Апелляция указала, что Лодейнопольский городской суд правильно установил фактические обстоятельства по делу, однако дал неверную юридическую оценку действиям осужденной.

Как указала судебная коллегия по уголовным делам, квалифицируя действия Евгении Климовой по ч. 3 ст. 159 УК, суд не учел, что мошенничество совершается только с прямым умыслом и корыстной целью. Апелляция сочла недоказанным утверждение первой инстанции о том, что заведующая использовала по своему усмотрению деньги, начисленные в качестве заработной платы М.С. Поэтому в ноябре 2018 г. судебная коллегия отменила приговор в части осуждения заведующей за совершение преступления в период с января 2008 г. по август 2015 г. в связи с отсутствием в деянии состава преступления и признала ее невиновной по данному эпизоду. В связи с этим наказание женщине было изменено на 1 год лишения свободы условно и штраф 30 тыс. рублей.

Кассация указала на ошибки нижестоящих судов

Защита обжаловала приговор и апелляционное определение в Президиум Ленинградского областного суда, поставив перед ним вопрос о полном оправдании Евгении Климовой. Рассмотрев дело, кассация отменила акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое апелляционное рассмотрение.

Президиум областного суда отметил, что для признания деяния мошенничеством необходимо установить не только факт обмана или злоупотребления доверием, но и безвозмездное изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Президиум областного суда установил, что нижестоящие инстанции оставили без внимания вопрос о доказанности безвозмездности изъятия осужденной денежных средств.

Кассационная инстанция также указала, что при повторном рассмотрении дела апелляционной инстанции надлежит установить надлежащего представителя потерпевшего. Президиум пояснил, что в ходе судебных заседаний неоднократно звучало, что бюджет, которому мог быть причинен ущерб в результате преступлений, имеется не у администрации Алеховщинского сельского поселения, а непосредственно у этого муниципального образования. Однако суды проигнорировали эту информацию.

При повторном рассмотрении апелляция признала невиновность подсудимой

При повторном рассмотрении дела судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда указала, что факт внесения Евгенией Климовой в табели учета рабочего времени и заработка сотрудников установлен. При этом из показаний свидетелей следует, что работу С.Р. фактически в полном объеме выполняли К.Т. и З.Л., которым осужденная выдавала зарплату, начисленную в пользу С.Р.

Как отмечено в апелляционном определении, квалифицируя действия заведующей по ч. 3 ст. 159 УК как мошенничество, суд первой инстанции не учел, что данное преступление совершается только с прямым умыслом и с корыстной целью. При этом, указала судебная коллегия, вывод о том, что Евгения Климова совершила хищение, то есть использовала денежные средства по своему усмотрению, не подтвержден доказательствами. Более того, ни органами следствия, ни судом не установлена конкретная сумма якобы использованных заведующей по своему усмотрению средств.

Исходя из этого, апелляция установила, что осужденная не преследовала корыстную цель и не совершала хищение, поэтому отменила приговор и прекратила производство по делу в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За Евгенией Климовой было признано право на реабилитацию.

Комментируя исход дела, Олег Альшанников отметил, что только кассация обратила внимание на изначально заявляемый им довод о том, что нижестоящие суды не определили, кому именно был причинен ущерб, то есть не установили надлежащего потерпевшего. Еще при первом рассмотрении дела адвокат обращал внимание на тот факт, что следствие не определило размер якобы причиненного ущерба, хотя ссылалось на его крупный размер. Ту же ошибку повторили две судебные инстанции.

Также только при кассационном рассмотрении удалось доказать, что работники, которые получали заработную плату С.Р., реально делали его работу. М.С. деньги были переданы также за выполнение ею своих трудовых обязанностей. «Указанные лица получали от Евгении Климовой средства в качестве оплаты их труда. Соответственно, в данном случае нельзя говорить о безвозмездности изъятия, поскольку деньги передавались не просто так, а за выполнение сотрудниками их должностных обязанностей», – подчеркнул Олег Альшанников.

Рассказать: