×

Адвокат не несет дисциплинарной ответственности за противодействие давлению полицейских на свидетеля

Исходя из разъяснений Совета АП МО, адвокат не несет ответственности за не запрещенное законом противодействие давлению правоохранителей на свидетеля или искажению ими доказательств, даже если он защищает обвиняемого по этому делу
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» первый вице-президент АП МО Михаил Толчеев подчеркнул, что адвокат не только вправе, но и обязан всеми не запрещенными законом средствами противодействовать любому произволу и незаконным действиям процессуальных оппонентов, вне зависимости о того, в отношении кого они совершаются – его подзащитного или иных участников процесса.

25 марта на сайте Адвокатской палатой Московской области была опубликована правовая позиция по дисциплинарному делу, согласно которой адвоката нельзя привлечь к дисциплинарной ответственности за не запрещенное законом противодействие давлению правоохранителей на свидетеля или искажению ими доказательств, даже если он осуществляет защиту подозреваемого по этому делу.

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Д. стало обращение начальника Следственного отдела по городскому округу Егорьевск в АП МО. Согласно ему, 1 октября 2019 г. следователь вынес постановление о приводе свидетеля Л., который ранее выступал в роли покупателя в ходе ОРМ «проверочная закупка наркотиков» в отношении гражданина Е., защиту которого осуществлял адвокат Д.

13 ноября начальник отдела по контролю за оборотом наркотиков П. установил местонахождение свидетеля в мировом суде г. Егорьевска и выехал туда. В обращении отмечалось, что Л. отказался отвечать на вопросы сотрудника полиции и стал кому-то звонить. Свидетель также сказал, что будет отвечать на все вопросы только в присутствии адвоката Д., который ранее объяснил ему, что сотрудники полиции его обманывают и скоро посадят в тюрьму.

После этого к мировому суду подъехал адвокат Д. и при попытке сотрудника полиции осуществить привод Л. потребовал предъявить ему постановление о приводе, хотя сам он являлся защитником обвиняемого. Руководитель следственного отдела также сообщил, что адвокат посадил свидетеля в свой автомобиль и заблокировал двери, тем самым сорвав исполнение привода. Несмотря на то что следователь позвонил Д. и попросил объяснить свои действия, адвокат сообщил, что он везет Л. к адвокату К. и только после этого они явятся к нему, что и было сделано в итоге. В ходе следственного действия Л. оказался от ранее данных показаний.

По мнению начальника СО, адвокат Д. фактически оказывал юридическую помощь Л., тем самым нарушив ст. 1, 4, 8, ч. 1 ст. 11 и ст. 13 КПЭА, согласно которым защитник не может представлять интересы нескольких сторон в деле, чьи интересы противоречат друг другу, исходя из п. 2 ч. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре.

20 января 2020 г. президент АП Московской области вынес распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении Д.

Из письменных пояснений адвоката следовало, что до описанных в обращении событий к нему обратилась гражданка, которая утверждала о неоднократных пытках ее наркозависимого сына Л. в Егорьевском отделении полиции с целью получения явок с повинной по различным преступлениям небольшой тяжести. Со слов женщины, полицейские заставили мужчину осуществить «проверочную закупку» у своего друга, и он был вынужден спровоцировать последнего на продажу наркотиков.

13 ноября женщина вновь позвонила адвокату и сообщила, что ее сын находится у мирового судьи, его ожидает полицейский, который обещает его «закрыть» и отвезти в наручниках в полицию. Адвокат Д. явился в суд, где встретился с полицейским П., который проигнорировал его сообщение о том, что у свидетеля заключено соглашение с адвокатом К.

По словам Д., ему удалось посадить Л. в машину, двери которой он не блокировал, а полицейский стал снимать происходящее на телефон. Адвокат особо подчеркнул, что он не оказывал юридической помощи Л., а только препятствовал сотруднику полиции совершить противозаконные действия. Далее он отвез свидетеля к адвокату К., а затем их обоих к следователю.

По мнению защитника, данная конфликтная ситуация возникла из-за того, что П. стало известно, что свидетель Л. больше не будет исполнять его волю и хочет дать правдивые показания следователю о том, что его заставили выступать «покупателем» наркотиков.

В ходе заседания квалификационной комиссии АП МО адвокат добавил, что постановление о приводе от 13 ноября 2019 г. было выписано позднее, а в момент описываемых полицией событий его не было и Л. оно не предъявлялось. Об этом, в частности, свидетельствовало отсутствие на его оборотной стороне отметки о передаче к исполнению. Д. также сообщил, что правоохранительные органы не возбудили в отношении него уголовное дело за отсутствием события преступления. По его словам, он получил письмо руководителя СО, подпись под которым отличается от подписи под обращением в палату.

После изучения материалов дисциплинарного производства квалификационная комиссия АП МО в своем заключении от 25 февраля (имеется у «АГ») отметила, что адвокат не оказывал юридическую помощь свидетелю Л., но он действительно на законных основаниях воспрепятствовал оказанию давления на свидетеля, чем не допустил возможную фальсификацию доказательств по делу своего доверителя Е. Впоследствии в действиях защитника не было установлено состава преступления.

«Очевидно, что адвокат потребовал действовать в соответствии с законом, а именно предъявить основания для задержания свидетеля – постановление следователя с отметкой о том, что оно поступило к исполнению в полицию, что должно подтверждаться входящим номером. Такой документ Комиссии заявителем не представлен. Действия адвоката полностью соответствуют закону», – отмечено в заключении квалифкомиссии. Таким образом, она высказалась за прекращение дисциплинарного производства в отношении адвоката Д. ввиду отсутствия в его действиях нарушений положений Закона об адвокатуре и КПЭА.

18 марта Совет палаты своим решением (есть у «АГ») поддержал заключение квалификационной комиссии, расценив действия адвоката как обоснованные и разумные. Совет отметил, что в силу своего статуса и возложенных на него публично-правовых функций адвокат не только вправе, но и обязан всеми не запрещенными законом способами противодействовать неправомерным действиям, в том числе сотрудников правоохранительных органов, ведущим к искажению доказательств, оказанию давления на свидетелей или иным манипуляциям с доказательствами по делу, в котором участвует адвокат.

«Действия адвоката, направленные на выяснение законности требований сотрудников правоохранительных органов, в том числе и в отношении свидетеля по делу, интересы которого не представляет адвокат, не могут расцениваться как предосудительные или неправомерные», – отметил Совет АП МО.

В рассматриваемом случае, подчеркнуто в решении, адвокат Д., предполагая возможность оказания неправомерного давления на свидетеля по уголовному делу, в котором он осуществляет защиту обвиняемого, потребовал от оперативного сотрудника подтвердить законность и обоснованность его действий. «Поскольку надлежащие документы, наделяющие сотрудника полиции правомочием осуществить привод свидетеля, представлены не были ни адвокату, ни Л., адвокат сделал заявление о незаконности действий П., а также отвез свидетеля и представляющего его интересы адвоката непосредственно к следователю для проведения допроса, о необходимости которого заявил оперативный сотрудник», – резюмировал Совет палаты и прекратил дисциплинарное производство.

В комментарии «АГ» первый вице-президент АП МО Михаил Толчеев отметил, что правовая позиция Совета, помимо очевидного посыла о возможности адвокату противодействовать незаконным попыткам процессуальных оппонентов исказить или иным образом повлиять на доказательства по делу либо совершить манипуляции с имеющими значение для дела доказательствами в любой форме, имеет еще одно важное заявление. «Мы не позволим манипулировать нашими этическими нормами с целью непроцессуального воздействия на адвоката при выполнении им своей работы», – подчеркнул он.

По мнению Михаила Толчеева, в рассматриваемом уголовном деле адвокат достаточно успешно опровергал обоснованность обвинения, основанного на показаниях «подставного потерпевшего», указывая на недопустимую провокацию следствием совершенного преступления.

«В связи с этим свидетель стал отказываться от ранее данных под давлением показаний. Тогда следователь решил усилить давление на него через оперативного сотрудника, сейчас эти обстоятельства являются предметом внутреннего расследования. С этой целью оперативник потребовал от свидетеля проследовать с ним, однако он не смог обосновать законность своего требования, поэтому он стал выдумывать такие основания. Сначала он заявил о том, что свидетель находится в здании суду в нетрезвом состоянии, затем – что у него якобы имеется постановление следователя о приводе для допроса. Адвокат потребовал от оперативного сотрудника подтвердить законность и обоснованность его действий. Поскольку надлежащие документы, наделяющие сотрудника полиции правомочием осуществить привод свидетеля, не были представлены ни адвокату, ни самому свидетелю, адвокат сделал заявление о незаконности действий сотрудника, а также отвез свидетеля и представляющего его интересы адвоката непосредственно к следователю для проведения допроса, о необходимости которого заявил оперативный сотрудник», – пояснил первый вице-президент АП МО.

Он добавил, что следователь, планы которого были расстроены такими действиями адвоката, решил «разобраться» с ним «руками палаты», заявив, что адвокат не вправе оказывать юридическую помощь не своему подзащитному, а иному лицу по делу. «Такой подход мы не посчитали допустимым. Дисциплинарные органы АП МО не просто признали действия адвоката законными и обоснованными в сложившейся ситуации, но и сформулировали позицию палаты по данному вопросу. Адвокат не только вправе, но и обязан всеми не запрещенными законом средствами противодействовать любому произволу и незаконным действиям процессуальных оппонентов, вне зависимости о того, в отношении кого они совершаются – его подзащитного или иных участников процесса», – подытожил Михаил Толчеев.

Рассказать: