×

Адвокат оспаривает конституционность норм УПК о сроках содержания под стражей

В КС направлена жалоба, согласно которой отдельные нормы уголовно-процессуального законодательства о сроках содержания под стражей и порядку вынесения апелляцией решения о продлении меры пресечения противоречат Конституции
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Константин Кузьминых сообщил «АГ», что его доверитель провел четыре месяца под стражей без надлежащего судебного решения и почти три недели – на основании апелляционного постановления областного суда, при вынесении которого он был лишен возможности оспаривать избранную меру пресечения. Адвокат полагает, что сложившаяся в правоприменительной практике ситуация абсолютно неприемлема и указанную проблему необходимо решить в ближайшее время.

27 декабря адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых направил в Конституционный Суд жалобу (имеется у «АГ») в интересах своего доверителя Е. В ней он просит признать не соответствующей Конституции ст. 109 УПК РФ, как во взаимосвязи со ст. 389.19, п. 9 ч. 3 ст. 389.28 Кодекса, так и без таковой, ввиду правовой неопределенности норм, допускающих их произвольное толкование. Также он оспаривает п. 1 ч. 2 ст. 401.8 и ст. 401.10 УПК.

Напомним, нормы ст. 109 УПК регулируют сроки содержания под стражей, ст. 389.19 Кодекса – пределы прав суда апелляционной инстанции. В свою очередь, в п. 9 ч. 3 ст. 389.28 УПК отмечено, что в апелляционных определении, постановлении указывается решение о мере пресечения, в п. 1 ч. 2 ст. 401.8 зафиксировано, что по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление об отказе в их передаче для рассмотрения в кассации при отсутствии оснований для пересмотра. Реквизиты такого решения судьи установлены в ст. 401.10 УПК.

Обстоятельства дела

Как следует из жалобы, с марта текущего года Е. находился под стражей по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. 4 июля и 4 сентября Всеволожский городской суд Ленинградской области продлевал ему меру пресечения.

13 и 21 сентября 2018 г. областной суд отменил указанные постановления из-за вынесения их незаконным составом суда. При этом апелляция не только не освободила обвиняемого из-под стражи, а, напротив, со ссылкой на п. 9 ч. 3 статьи 389.28 УПК без ходатайства гособвинения дважды продлила меру пресечения на месяц. Свои решения суд мотивировал тем, что вопросы обоснованности применения к обвиняемому меры пресечения не являются предметом апелляционного суда. «В случае заявителя ситуация осложнена и тем, что апелляционные суды Ленинградского областного суда не располагали даже копиями постановлений о продлении срока предварительного следствия на период, на который они избирали в отношении заявителя меру пресечения в виде содержания под стражей», – указал Константин Кузьминых в жалобе.

Далее областной суд направил ходатайства следователя о продлении избранной меры пресечения в Приморский районный суд Санкт-Петербурга в соответствии с правилами о подсудности – по месту нахождения следственного органа, в чье производство было передано уголовное дело. Новый суд рассмотрел ходатайства о продлении срока избранной Е. меры пресечения до 5 сентября и до 5 октября лишь 3 и 4 октября соответственно.

Как указано в жалобе в КС, доводы стороны защиты о том, что порядок ст. 109 УПК РФ предполагает продление срока содержания обвиняемого под стражей на будущее, а не за уже прошедший период, а судебное разбирательство осуществляется в настоящем, были вновь отвергнуты апелляцией. «Апелляционная инстанция Санкт-Петербургского городского суда 22 ноября оставила указанные постановления суда первой инстанции в силе, изменив их только в части даты фактического задержания Е.», – говорится в жалобе.

В этой связи Константин Кузьминых подчеркнул, что его доверитель содержался под стражей четыре месяца в отсутствие судебного решения, так как соответствующие постановления суда были вынесены незаконным составом судей. Апелляционные суды при избрании меры пресечения лишили его возможности оспаривать ее обоснованность. Кроме того, апелляция на стадии предварительного следствия избрала в отношении доверителя меру пресечения по собственной инициативе, взяв на себя функцию органа уголовного преследования.

Также отмечается, что при новом рассмотрении ходатайств следователя о продлении уже отбытого (до 5 сентября) обвиняемым срока содержания под стражей и почти отбытого (до 5 октября) суд исключил возможность оценки уже имевших место событий. Константин Кузьминых пояснил, что сторона защиты не могла просить суд исследовать, были ли проведены планировавшиеся при обращении с ходатайствами о продлении срока содержания обвиняемого под стражей следственные действия, хотя возможность такой проверки имелась, поскольку ходатайства следователя рассматривались судом уже «задним числом». Кассационное обжалование апелляционных постановлений Ленинградского областного суда также не увенчалось успехом, что явилось отдельным нарушением прав подзащитного, указал в жалобе в КС адвокат.

Константин Кузьминых также отметил и другой эпизод, когда его подзащитный содержался в следственном изоляторе в отсутствие судебного решения более 87 часов. Дело в том, что срок содержания Е. под стражей 4 октября был продлен до следующего дня включительно, но в указанную дату его не доставили в суд по медицинским показаниям, поэтому заседание суда было отложено на 9 октября без вынесения каких-либо судебных решений.

Защитник безрезультатно обращался по этому поводу к следователю и в прокуратуру, а также жаловался на бездействие следователя в суд, который возвратил жалобу с указанием на то, что данные вопросы не являются предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ, а предметом рассмотрения в порядке ст. 109 УПК РФ. 9 октября суд продлил Е. меру пресечения опять же «задним числом» с 6 октября по 5 декабря, однако апелляция также не нашла нарушений в указанном продлении.

Правовая позиция адвоката

Со ссылкой на ч. 2 ст. 22 Конституции РФ Константин Кузьминых отметил, что заключение под стражу или продление срока содержания под ней возможно только по судебному решению, до вынесения которого срок содержания в следственном изоляторе не может превышать 48 часов. Согласно указанной норме на момент содержания обвиняемого под стражей должно быть вынесено соответствующее судебное решение. Реализация вышеприведенных конституционных гарантий закреплена в ст. 109 УПК РФ, которая, по мнению адвоката, содержит правовой пробел в отношении случаев, когда соответствующее постановление вынесено незаконным составом суда и при отмене его в апелляции возникает необходимость проверки обоснованности ходатайства другим судом в период, когда срок содержания обвиняемого под стражей уже истек. «Если такое решение было вынесено незаконным составом суда, то это означает, что судебного решения о содержании обвиняемого под стражей не имелось», – указано в тексте жалобы в КС РФ.

Защитник также указал на судебную практику, согласно которой нарушение сроков обращения следователя с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей не ведет к безусловному отказу суда в принятии такого ходатайства к рассмотрению, а нарушение судом срока рассмотрения ходатайства следователя не ведет к безусловной отмене постановления суда о его удовлетворении в апелляционном порядке. Константин Кузьминых полагает, что апелляционный суд также лишен возможности разрешить ходатайство следователя в порядке ст. 109 УПК РФ по существу, поскольку связан правилами о территориальной подсудности.

Как указано в жалобе в Конституционный Суд РФ, в п. 9 ч. 3 ст. 389.28 УПК ничего не сказано о том, может ли обвиняемый в апелляции оспаривать законность и обоснованность применения к нему меры пресечения, связанной с лишением свободы. По мнению адвоката, особенно проблемна ситуация на стадии предварительного следствия, когда суд еще не является субъектом производства по уголовному делу в силу требований Постановления Пленума ВС РФ о практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога № 41 от 19 декабря 2013 г. В этом случае суд ограничен в оценке следственной ситуации и вынужден руководствоваться исключительно пояснениями о ней следователя – субъекта производства по уголовному делу.

Защитник полагает, что оспариваемые нормы нарушили конституционные права его доверителя, так как он четыре месяца содержался под стражей без судебного решения и почти три недели – на основании апелляционного постановления областного суда, при вынесении которого он был лишен возможности оспаривать избранную меру пресечения. Также Константин Кузьминых считает, что его подзащитный был лишен права на пересмотр решений областного суда об избрании в отношении него меры пресечения в вышестоящем суде из-за п. 1 ч. 2 ст. 401.8 и ст. 401.10 УПК РФ.

Константин Кузьминых в комментарии «АГ» отметил, что сложившаяся в правоприменительной практике ситуация абсолютно неприемлема и нарушает конституционные права граждан. «Данная проблема носит актуальный характер для большинства адвокатов, поэтому ее нужно решить в ближайшее время», – отметил он.

Рассказать: