×

Адвокат по назначению добилась переквалификации покушения на убийство на менее тяжкое деяние

Суд прислушался к доводам защиты о том, что показания подсудимого об отсутствии умысла на убийство не были опровергнуты
Адвокат Екатерина Смеречинская в комментарии «АГ» пояснила: защите удалось доказать, что выстрел был произведен в сторону потерпевшего, но не в него самого. Она также сообщила, что сторона обвинения не обжаловала приговор, и он вступил в законную силу.

Железнодорожный районный суд г. Ульяновска вынес обвинительный приговор в отношении Х., при вынесении которого он прислушался к стороне защиты и переквалифицировал покушение на убийство по ч. 3 ст. 30, п. «б», «е» ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 119 УК РФ – угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. 

Согласно приговору (имеется в распоряжении «АГ») 3 ноября 2017 г. Х. в состоянии алкогольного опьянения взял охотничье ружье и вместе со своим другом отправился в магазин. Там он направил его на продавщицу магазина Ж. и начал ей угрожать. Когда в помещение зашел Г., Х. направил на него оружие, заявив, что убьет его. Увидев это, друг вывел Х. из магазина. Однако на улице тот опять столкнулся с Г. и продолжил высказывать угрозы, направив на него оружие. Некоторое время спустя он выстрелил в сторону Г., однако в него не попал.

В суде сторона обвинения настаивала на том, что Х. необходимо привлечь к ответственности по ч. 3 ст. 30, п. «б», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В обоснование такой квалификации гособвинитель предлагал взять за основу установленные обстоятельства производства выстрела с близкого расстояния в сторону потерпевшего из огнестрельного оружия.

Как рассказала «АГ» адвокат АП Ульяновской области Екатерина Смеречинская, защищавшая Х. в порядке ст. 51 УПК по назначению органов следствия, она с самого начала полагала неверной предложенную квалификацию, поскольку подсудимый не имел умысла на лишение потерпевшего жизни, и предлагала квалифицировать действия Х. по ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Кроме того, защита указывала, что в ходе расследования не предпринималось никаких активных действий для отыскания следов выстрела, а одежда потерпевшего с целью обнаружения повреждений и следов пороховых газов не исследовалась. Екатерина Смеречинская отмечала, что при осмотре места происшествия на строениях и объектах, которые могли располагаться в зоне производства выстрела, следы преступления не отыскивались. Между тем, по ее словам, ранее потерпевший Г. сообщал, что за ним располагался забор.

«Отсутствие таких сведений лишает возможности проверить предложенную органами следствия версию о выстреле с целью лишения жизни путем сопоставления расположения потерпевшего и подсудимого в момент выстрела со следами от заряда. Более того, исследований относительно того, какой заряд находился в патроне, обладал ли он способностью поразить человека и лишить его жизни, также не проводилось», – указывала сторона защиты. 

В суде свидетели сообщили, что видели Х. с ружьем и слышали выстрел. Потерпевшая продавщица магазина Ж. рассказала, что воспринимала слова Х. как реальную угрозу. Она пояснила, что испугалась за свою жизнь, так как в состоянии алкогольного опьянения подсудимый агрессивен, ранее неоднократно устраивал скандалы и провоцировал окружающих. Однако потерпевший Г. указал, что Х. не собирался его убивать: расстояние между ними было небольшое, и при желании тот имел возможность выстрелить в него фактически в упор.

В суде Х. также настаивал на том, что умысла на убийство Г. не имел, а лишь угрожал словесно Ж. и Г. Он также сообщил, что ружье нашел на улице и хранил его у себя дома. Позже он нашел патрон, а 3 ноября решил похвастаться перед другом. 

Рассмотрев материалы дела и выслушав доводы сторон, суд указал, что обвинение не представило доказательства, которые подтверждали бы предложенную квалификацию в отношении Г. Суд также согласился с доводами защиты, что доказательств предлагаемой следствием правовой оценки не представлено, показания подсудимого в части отсутствия умысла на убийство не опровергнуты.

Таким образом, суд признал Х. виновным в двух угрозах убийством по ч. 1 ст. 119 УК РФ: за угрозу в отношении Ж он был приговорен к полутора годам лишения свободы, за угрозу в отношении Г. – 1 году и 9 месяцам лишения свободы. Стоит отметить, что в данном судебном заседании рассматривалось также обвинение Х. по ч. 1 ст. 228 УК РФ. По данному эпизоду суд признал его виновным и назначил наказание в виде лишения свободы на 1 год и 10 месяцев. Путем частичного сложения суд в итоге назначил Х. наказание в виде 3 лет и 6 месяцев лишения свободы.

Екатерина Смеречинская в комментарии «АГ» указала, что защите удалось доказать, что выстрел был произведен в сторону потерпевшего, но не в него самого. «Такой, казалось бы, “маленький нюанс”, а какое влияние оказал на окончательную квалификацию действий Х.», – подчеркнула адвокат. Она добавила, что сторона обвинения даже не обжаловала приговор, и он вступил в законную силу.

Рассказать: