×

Адвокаты добились оправдания сотрудников СМИ, обвинявшихся в хищении средств редакции

Суд указал, что своими действиями подсудимые нарушили положения бухгалтерского учета и финансовой дисциплины, что может влечь дисциплинарную, но не уголовную ответственность
Защитник главного бухгалтера издания адвокат Павел Егоров посчитал, что дело было возбуждено именно как способ устранения неугодной журналистки. Защитник последней Алексей Иванов отметил, что положительного результата удалось добиться кропотливой и слаженной работой стороны защиты и скрупулезным анализом собранных доказательств, а решающим выступило то, что суд объективно разобрался в деле и применил положение о презумпции невиновности.

28 февраля Большереченский районный суд Омской области вынес оправдательный приговор в отношении Евгении и Жанны Острых, обвинявшихся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК (приговор имеется у «АГ»).

Обстоятельства дела

Евгения Острая в период с 1 января по 31 декабря 2016 г. работала главным редактором бюджетного учреждения Омской области «Редакция газеты “Наша Иртышская правда”». В этот же период Жанна Острая занимала в газете должность главного бухгалтера. Поводом для возбуждения уголовного дела послужило заявление начальника Главного управления информационной политикой Омской области Станислава Сумарокова от 24 января 2018 г.

По мнению следствия, имея единый преступный умысел на хищение вверенного имущества, действуя по предварительному сговору, женщины похитили денежные средства из фонда оплаты труда учреждения. В частности, Евгения Острая в течение 2016 г. давала указания Жанне Острой производить начисления на ее счет в Сбербанке в виде выплат материальной помощи, выплат компенсационного характера за совмещение должностей, исполнение обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, а также в виде стимулирующих выплат за эффективность труда. Всего за год было переведено более 125 тыс. руб.

В суде гособвинитель исключил из объема обвинения эпизод о присвоении Евгенией Острой денежных средств в виде доплаты компенсационного характера за совмещение должностей на сумму более 58 тыс. руб., поскольку было установлено фактическое осуществление ею работы по совмещению.

Прокурор Большереченского района Омской области в интересах Омской области, учредителя газеты, заявил иск о взыскании с подсудимых ущерба, причиненного преступлением, на сумму более 81 тыс. руб.

Показания обвиняемых

В суде Евгения Острая показала, что перечисленные средства – это ее зарплата. Суммы были получены не из субсидий областного бюджета, а из собственных средств учреждения, которыми распоряжалась она как главный редактор. Женщина указала, что другие работники тоже получали премии, материальную помощь, надбавки за эффективность, размер которых был согласован с Главным управлением информационной политики Омской области. О том, что она получала больше, чем было установлено в ГУИП, она узнала из материалов уголовного дела.

Евгения Острая пояснила, что материальную помощь работники редакции получали два раза в год – перед отпуском и Новым годом, при этом заявление на матпомощь никто из работников в конце года не писал – всем она приходила «автоматически». О том, что для этого не издано распоряжение ГУИП Омской области, она узнала в ходе расследования. Кроме того, женщина пояснила, что получала доплату за работу оператором компьютерного набора и верстки, поэтому не могла знать, что какие-то суммы получены в большем размере.

В свою очередь Жанна Острая показала, что ежемесячно отправляла в ГУИП Омской области служебную записку с предложением о размере стимулирующих надбавок за эффективность труда и премии главному редактору и главному бухгалтеру с необходимыми подтверждающими документами. Так как для согласования требовалось длительное время, а зарплату необходимо начислить до 11 числа каждого месяца, женщина пересчитывала размер надбавки и вносила информацию по начислению на следующий месяц в компьютер. О подписании распоряжения ее по электронной почте уведомляла работник ГУИП Омской области. При необходимости она делала корректировку суммы, если начисления в предыдущем месяце произведены неточно – с переплатой или недоплатой.

Она указала, что в 2016 г. по распоряжению ГУИП Омской области могла быть выплата за эффективность за 2015 г., когда у учреждения не было средств. При этом женщина пояснила, что должный документооборот не велся – она либо Евгения Острая просто приезжали в Омск и забирали распоряжения ГУИП.

Кроме того, главный бухгалтер указала, что во время ухода в отпуск выплачивала материальную помощь работнику, даже если он не указал на нее в заявлении, действуя по имеющемуся шаблону приказа. Поскольку в конце 2015 г. матпомощь была выплачена не всем ввиду отсутствия средств, ее выплатили в январе 2016 г.

Жанна Острая отметила, что все запрашиваемые учреждением денежные средства на зарплату проверяются Минфином и учредителем, который контролирует и «спускает» бюджетные средства. По ее мнению, отсутствие распоряжений ГУИП Омской области на выплаты, на которые имели право работники, не свидетельствует о наличии в ее действиях состава преступления.

Доводы стороны защиты

Евгению Острую защищал адвокат АБ «Правовой статус» Алексей Иванов. Он отметил, что ГУИП Омской области провел проверку и составил акт поверки использования субсидии, выделенной на финансовое обеспечение выполнения государственного задания и иных субсидий в соответствии с планом финансово-хозяйственной деятельности.

При этом, указал адвокат, для объективного установления предполагаемого ущерба в материалах дела должна находиться полноценная финансово-бухгалтерская экспертиза, а не данный акт. Более того, в материалах дела отсутствуют первичные документы бухгалтерского учета, использованные при составлении акта, способные, по мнению защитника, придать «налет» объективности вмененного ущерба и легитимности уголовного преследования (инвентаризационная и сличительная ведомости и др.).

Кроме того, Алексей Иванов указал, что 26 февраля 2020 г. защитой было заявлено ходатайство о признании акта недопустимым доказательством, однако судьба ходатайства неясна, а потому существует неопределенность в использовании акта в качестве доказательства по делу.

Адвокат отметил, что по ходатайству государственного обвинителя судом была назначена и проведена бухгалтерская судебная экспертиза, против проведения которой возражала сторона защиты. Алексей Иванов подчеркнул, что проведение экспертизы должно было быть назначено на стадии предварительного следствия и перед поступлением уголовного дела в суд. Назначение же и проведение ее на стадии судебного разбирательства привели к затягиванию рассмотрения уголовного дела, нарушению разумного срока его рассмотрения и существенно ухудшили положение подзащитных.

Защитник указал, что 15 ноября 2019 г. в Большереченский районный суд Омской области поступило ходатайство эксперта с просьбой представить документы, которые не были исследованы сторонами в рамках уголовного дела и которые не являются и не были признаны доказательствами. Поскольку законодательно не предусмотрено представление дополнительных доказательств эксперту на стадии судебного рассмотрения дела по существу (судебного следствия), без предоставления сторонам возможности ознакомиться с данными доказательствами до ее проведения, защита возражала против удовлетворения ходатайства. Тем не менее, отметил Алексей Иванов, ходатайство эксперта судом было удовлетворено, а срок выполнения экспертизы был продлен до 17 января 2020 г.

Адвокат указал, что 24 января 2020 г. суд констатировал отсутствие запрашиваемых документов в газете. Однако по инициативе суда были представлены сведения о доходах физических лиц за 2015 и 2016 гг. для проведения экспертизы.

Также защитник указал, что эксперт заключил, что установить сумму налоговых вычетов по НДФЛ применительно к каждому виду начисления зарплаты Евгении Острой не представляется возможным, и произвел предположительный расчет стимулирующих выплат, материальной помощи за 2016 г., т.е. использовав термин «не менее», что ставит под сомнение соблюдение экспертом принципа объективности.

Адвокат отметил, что экспертом констатировано расхождение на 4 тыс. руб. начисления зарплаты по данным расчетных ведомостей, сопоставленным с данными справки о доходах, однако не учтено то, что эта сумма является льготным налоговым вычетом, согласно требованиям НК РФ. По мнению защитника, непринятие этого очевидного обстоятельства во внимание также ставит под сомнение соблюдения экспертом принципа объективности.

«Таким образом, заключение эксперта основано на недостающих документах, содержит в себе сведения, повторяющиеся в ведомственном акте проверки, на вопросы суда эксперт дал ответ “не представляется возможным”, а дать категорические ответы невозможно ввиду отсутствия в редакции газеты и ГУИП первичной бухгалтерской документации», – резюмировал Алексей Иванов.

Он указал, что руководитель организации на основании ч. 2 ст. 277 ТК РФ возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями, только в случаях, предусмотренных федеральными законами. Расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами гражданского законодательства, согласно которым под убытками понимаются реальный ущерб, а также неполученные доходы (упущенная выгода) (ст. 15 ГК РФ).

Вместе с тем, отметил Алексей Иванов, меры по обеспечению возврата якобы «неправомерных» выплат никем не приняты. «Возникновение предполагаемого и неустановленного ущерба не может использоваться в качестве уголовного преследования, так как данное обстоятельство само по себе не свидетельствует о нарушении прав и законных интересов бюджетного учреждения Омской области “Редакция газеты “Наша иртышская правда” и не препятствует возможности обращения с соответствующими требованиями в суд в порядке гражданского, но не уголовного судопроизводства», – подчеркнул адвокат.

Защитник указал, что поводом для возбуждения уголовного дела послужило заявление начальника ГУИП Омской области Станислава Сумарокова от 24 января 2018 г. В постановлении о возбуждении уголовного дела от 21 июня 2019 г. указано «старший следователь Большереченского межрайонного Следственного управления СК РФ по Омской области майор юстиции Бражникова Н.В., рассмотрев сообщение о преступлении по факту хищения денежных средств БУ Омской области “Редакция газеты “Наша Иртышская правда”, а также материалы проверки № 189 пр-18 от 22.05.2018 г., зарегистрированные на основании рапорта об обнаружении признаков преступления, постановил возбудить уголовное дело».

«По данным обстоятельствам стороной защиты заявлялось ходатайство о признании заявления начальника главного управления информационной политики Омской области С.В. Сумарокова от 24.01.2018 г. и постановления о возбуждении уголовного дела от 21.06.2018 г. недопустимыми доказательствами, однако суд в его удовлетворении отказал по странным причинам – якобы это несущественное нарушение. По мнению же государственного обвинителя, поводом для возбуждения уголовного дела и вовсе выступил рапорт», – указал Алексей Иванов.

Относительно рапорта он заметил: несмотря на то, что тот назван «об обнаружении признаков преступления», в нем речь идет о поступлении материала предварительной проверки для принятия решения по последственности. Адвокат указал, что уголовно-процессуальный закон не содержит положения о необходимости одновременно двух поводов для возбуждения уголовного дела, тем более что заявление Станислава Сумарокова констатировано в качестве повода для возбуждения уголовного дела, как об этом указано в процессуальном акте – постановлении о возбуждении уголовного дела.

Кроме того, Алексей Иванов указал, что ни в ходе предварительной проверки заявления, ни в ходе предварительного следствия Сумароков не предупреждался об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Заявитель не опрашивался, не допрашивался, с ним не проводились иные следственные действия, что полностью исключает возможность его предупреждения об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ.

Адвокат отметил, что в рамках осуществления защиты неоднократно заявлялось ходатайство о вызове Станислава Сумарокова на допрос и каждый раз судом оно необоснованно отклонялось. Защитник указал, что на него как на компетентное лицо, принимающее решение об определении размеров надбавки за эффективность, об их выплате, о назначении проверки использования субсидии газетой, показали свидетели. Отказ в допросе Сумарокова лишил защиту возможности выяснить, в частности, о причиненном ущербе ГУИП Омской области или газете, механизме оценки эффективности сотрудников, принятии решения о выплате стимулирующих выплат и о порядке и механизме проведения проверки, что свидетельствует о нарушении права на справедливое судебное разбирательство и права на защиту, посчитал Алексей Иванов.

Суд вынес оправдательный приговор, на который уже подано апелляционное представление

Рассмотрев материалы дела, суд пришел к выводу, что установить факт и сумму переплаты надбавки за эффективность труда Острым Евгении и Жанны, а также определить, относится ли эта сумма к плате за эффективность труда по распоряжению ГУИП Омской области от 2015 г., не представляется возможным.

Первая инстанция заметила, что сомневаться в выводах эксперта оснований не имеется, поскольку он был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Невозможность ответить на ряд вопросов свидетельствует, по мнению суда, лишь о неполноте представленных на экспертизу документов.

Суд указал, что, поскольку обязательный электронный документооборот был введен только с 11 октября 2016 г., у него нет возможности проверить получение главным бухгалтером или главным редактором, учреждением своевременно достоверной информации о размере стимулирующих выплат, подлежащих исчислению. Он отметил, что не представлено доказательств того, что начисление материальной помощи от 2015 г. было осуществлено в этом же году. Также суд указал на наличие распоряжения ГУИП Омской области от 20 июня 2016 г., согласно которому необходимо выплатить премию Острым Евгении и Жанне за выполнение особо важных и срочных работ в размере до 50% должностного оклада.

В то же время суд признал неправомерным получение главным редактором материальной помощи без соответствующего заявления, однако посчитал, что этого недостаточно для наличия состава преступления.

Он указал, что в ходе проверки использовались первичные бухгалтерские документы. Кроме того, суд отметил, что основанием для проведения проверки послужило заявление руководителя ГУИП Омской области, в котором отсутствует просьба о привлечении к уголовной ответственности, в связи с этим доводы стороны защиты о признании его недопустимым неосновательны.

«Приведенные выше доказательства свидетельствуют об отсутствии состава преступления в действиях Острой Е.А. и Острой Ж.А.», – указал суд. Он добавил, что своими действиями они нарушили положения бухгалтерского учета, финансовой дисциплины, что может влечь дисциплинарную, но не уголовную ответственность.

Первая инстанция отметила, что при исчислении материальной помощи Евгении Острой, а также иных выплат, вмененных в вину подсудимым, выхода за пределы средств, находящихся в распоряжении учреждения, не было, также не превышен фонд оплаты труда, газете прямого реального ущерба не причинено, что свидетельствует об отсутствии обязательного признака состава инкриминируемого преступления – причинение материального ущерба потерпевшему.

Таким образом, суд оправдал Евгению и Жанну Острых и признал за ними право на реабилитацию. В удовлетворении исковых требований прокурора Большереченского района Омской области о взыскании с них в пользу газеты суммы причиненного ущерба в размере более 81 тыс. было отказано.

Приговор обжалован стороной обвинения

Не согласившись с приговором, государственный обвинитель подал апелляционное представление (имеется у «АГ»). В нем он указал, что согласно Положению об оплате труда работников БУ ОО «Редакция газеты “Наша Иртышская правда”», утвержденному приказом от 30 января 2009 г. № 4-П, выплата материальной помощи не отнесена к выплатам стимулирующего характера.

Он отметил, что согласно акту проверки были установлены факты необоснованного возмещения командировочных расходов, получения денежных средств по зарплате, начисленной другим работникам, неправомерного начисления материальной помощи, стимулирующих и компенсационных выплат. Было выявлено, что необходимые первичные бухгалтерские документы отсутствуют, не разработана форма расчетного листа по оплате труда, а инвентаризация денежных средств и документов перед составлением годовой отчетности не проводилась.

Гособвинитель указал, что в судебном заседании были исследованы сведения о начислении подсудимым зарплаты за 2015 г., в соответствии с которыми в декабре производилась выплата за ноябрь и декабрь. Кроме того, начисление и выплата зарплаты зачастую проводились при отсутствии распоряжения о размере надбавки.

Он попросил Омский областной суд отменить приговор и направить дело в суд первой инстанции на новое судебное рассмотрение в ином составе.

Сторона защиты посчитала возбуждение уголовного дела «расправой» над журналисткой

В комментарии «АГ» Алексей Иванов отметил, что данное уголовное дело – пример чрезвычайно низкой доказательственной базы, подмены трудовых и гражданских правоотношений уголовными и уголовно-процессуальными и попытка расправиться с неугодным и независимым журналистом.

Адвокат рассказал, что контент, формируемой газетой, не устраивал местные власти, поскольку представлял собой образец действительно независимой журналистики, ярко и точно «подсвечивающий» региональные проблемы. «Поскольку редакционная политика не устраивала руководство Омской области, были приняты решения о прекращении контракта с главным редактором, а после этого и о возбуждении уголовного дела по фантастическим основаниям: о начислении и получении заработной платы и стимулирующих выплат без согласования с администрацией Омской области», – подчеркнул он.

Алексей Иванов отметил, что ГУИП Омской области журналисты газеты принуждались к распространению информации о деятельности регионального правительства и губернатора исключительно в положительном свете и им устанавливались ограничения на распространение объективной информации, что свидетельствует о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов и установлению цензуры на территории Омской области. «По факту воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов нами подано заявление о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего сотрудника администрации Омской области», – рассказал защитник.

По его мнению, положительного результата удалось добиться кропотливой и слаженной работой защитников и скрупулезным анализом собранных доказательств, а решающим выступило то, что суд объективно разобрался в деле и применил положение о презумпции невиновности.

Адвокат филиала № 4 ННО ООКА Павел Егоров, защищавший Жанну Острую, добавил, что, по его мнению, дело было возбуждено именно как способ устранения неугодной журналистки Евгении Острой. Также он указал, что основным для суда доводом защиты послужило то, что все денежные средства, полученные оправданными, были получены ими абсолютно правомерно, поскольку они предусмотрены законом, а также положением трудового договора. «Следствие хотело облечь трудовые отношения в рамки уголовно-правового деяния, и неизвестно, по какой логике назвало это преступлением», – резюмировал Павел Егоров.

Рассказать: