×

Адвокаты и юристы проанализировали проект нового КоАП

Эксперты отметили конкретизацию дефиниции административного правонарушения, введение наказания за воспрепятствование адвокатской деятельности, выделение ИП как субъекта правонарушения и невозможность назначения нескольких наказаний при выявлении однородных нарушений, ответственность за которые предусмотрена одной статьей
Вице-президент ФПА Геннадий Шаров отметил, что впервые в законопроекте, разработанном Министерством юстиции, прозвучало, что вмешательство в какой бы то ни было форме в адвокатскую деятельность в целях воспрепятствования осуществлению адвокатом его профессиональных полномочий наказуемо. Один из экспертов «АГ» позитивно отнесся к введению запрета одновременного привлечения юридического лица и его должностного лица к ответственности за одно и то же правонарушение. При этом второй посчитал, что в проекте следовало существенно усилить административную ответственность должностных лиц. Третий указал, что в случае принятия проекта в таком виде у предпринимателей, которые занимаются реализацией товаров и услуг, появится повод для беспокойства, поскольку расширится перечень составов правонарушений.

Как ранее писала «АГ», Министерство юстиции опубликовало пакет из трех законопроектов, предусматривающих введение нового КоАП, а также специального Процессуального кодекса об административных правонарушениях.

Авторы законопроекта предлагают поделить новый «материальный» Кодекс на три раздела: общую и особенную части, а также раздел, посвященный субъектам административной юрисдикции.

Общая часть нового КоАП

Читайте также
Минюст опубликовал проекты процессуального и материального кодексов об административных правонарушениях
В первом предлагается закрепить полномочия адвокатов, а во втором – наказание за воспрепятствование адвокатской деятельности
31 Января 2020 Новости

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачёва отметила, что проектом предусмотрено более четкое определение предметов ведения РФ в области установления административной ответственности.

Она пояснила, что действующий КоАП РФ предусматривает, что к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. В проекте же предлагается конкретизировать эти вопросы и, например, к ведению РФ в области установления административной ответственности отнести установление ответственности за правонарушения, посягающие на конституционные права и свободы граждан, и за нарушение таможенного законодательства Таможенного союза в рамках Евразийского экономического союза, о котором сейчас нет упоминаний в ст. 1.3 КоАП РФ.

Ольга Рогачёва отметила, что в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом, а согласно ст. 71 Конституции регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, а также процессуальное законодательство относятся исключительно к ведению Российской Федерации. «Очевидно, что проектируемая ст. 1.3 КоАП РФ наделяет субъектов РФ пусть и ограниченным, но правом принимать законы об административных правонарушениях вопреки упомянутым конституционным положениям. Отсюда КоАП должен стать единственным законодательным актом в стране, регулирующим все материально- и процедурно-правовые (относящиеся к деятельности органов исполнительной власти) вопросы административной ответственности», – посчитала адвокат.

В пояснительной записке отмечается, что к числу принципов законодательства об административных правонарушениях отнесены принципы законности, равенства перед законом, вины, недопустимости повторного административного наказания за одно и то же административное правонарушение, справедливости и соразмерности, гуманизма.

Как заметила Ольга Рогачёва, в дефиницию административного правонарушения добавлен, помимо виновности и противоправности, новый признак административного правонарушения – причинение вреда охраняемым законом отношениям. «Надо отметить, что в доктрине административного права данный признак выделялся давно», – указала она. Адвокат добавила, что, говоря о классификации административных правонарушений, законопроект предусматривает грубые административные правонарушения, предполагая, что за них будет предусмотрено более жесткое административное наказание.

Положительным, по мнению Ольги Рогачёвой, является то, что проект предусматривает определения административной ответственности длящихся, продолжаемых, однородных, повторных правонарушений и малозначительности. Адвокат отметила, что в настоящее время административным законодательством не сформулировано дефиниций данных видов административных правонарушений, они содержатся лишь в Постановлении Пленума ВС от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Кроме того, указала она, до сих пор нет официальных разъяснений относительно того, какие административные правонарушения считать продолжаемыми. «Следовательно, предложенная в Концепции нового КоАП РФ классификация административных правонарушений имеет положительные тенденции», – заключила она.

Адвокат посчитала положительным моментом выделение индивидуальных предпринимателей как самостоятельных субъектов административной ответственности.

Читайте также
В рамках реформы контрольно-надзорной деятельности предполагается масштабная ревизия НПА
Для этого предлагается ввести понятие обязательных требований нормативно-правовых актов и механизм оценки их применения, основанный на законности, обоснованности, правовой определенности и системности, открытости, предсказуемости и исполнимости
05 Декабря 2019 Новости

Также эксперт отметила, что проектом кодекса вводятся дополнительные критерии вины юридического лица в совершении административного правонарушения, связанные с реформой контрольно-надзорной деятельности. Вина юридического лица будет определяться в том числе в зависимости от наличия сведений о нарушении им обязательных требований, которые влекут низкий, умеренный, средний или значительный риск причинения вреда (ущерба) охраняемым законом ценностям, только по результатам проведения в соответствии с федеральным законом контрольно-надзорного мероприятия.

«Здесь мы видим взаимодействие реформы контрольно-надзорной деятельности, “регуляторной гильотины” и законодательства об административных правонарушениях. По сути, как показывает правоприменительная практика, в отношении юрлиц существует объективное вменение, и в связи с этим в современных экономических и политических условиях жизни российского общества представляется нецелесообразным сохранение института административной ответственности юридических лиц, выступающего во многом неправовым и несоразмерным средством давления на бизнес и преследующего цель не столько обеспечения правопорядка, сколько пополнения бюджетов всех уровней», – указала Ольга Рогачёва. По ее мнению, в то же время следовало существенно усилить в целом административную ответственность должностных лиц.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян позитивно отнеслась к введению запрета одновременного привлечения юридического лица и его должностного лица к ответственности за одно и то же правонарушение, а также к введению запрета на назначение нескольких наказаний при выявлении однородных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена одной статьей.

Ольга Рогачёва заметила, что проектом предусмотрен прежний перечень административных наказаний, однако вместо такого наказания, как «административное приостановление деятельности», вводится «административный запрет деятельности». Предусмотрено назначение штрафа в размере «ниже низшего» для физических лиц, должностных лиц и индивидуальных предпринимателей, а также юридических лиц. Тогда как действующее законодательство предусматривает это только для субъектов малого и среднего предпринимательства.

Нарине Айрапетян назвала кратное увеличение общего срока давности привлечения к административной ответственности до одного года примером антинародного характера проекта нового КоАП. «Увеличение срока давности привлечения к административной ответственности до одного года, по общему правилу, говорит об ужесточении административно-деликтной политики в области административной ответственности, но в какой-то степени уменьшает законотворческую деятельность, которая возросла путем внесения многочисленных поправок в ст. 4.5 КоАП РФ», – согласилась с коллегой Ольга Рогачёва.

По мнению адвоката, приветствуется и заслуживает отдельного внимания гл. 5, которая регулирует административную ответственность несовершеннолетних, в части установления видов административных наказаний и мер воспитательного воздействия. Так, в ст. 5.2 указывается, что несовершеннолетним могут быть назначены предупреждение, штраф, лишение специального права, предоставленного физическому лицу, запрет на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований и обязательные работы. В качестве мер меры воспитательного воздействия (ст. 5.5) предлагается установить передачу под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного органа, определенного правительством, возложение обязанности загладить причиненный вред либо ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Особенная часть и субъекты административной юрисдикции

Ольга Рогачёва обратила внимание на то, что в особенной части проектируемого КоАП сохраняется тенденция гуманизации уголовной и ужесточения административно-деликтной политики: «Взять хотя бы то, что особенная часть начинается с побоев».

По мнению адвоката, более детализированной стала структура особенной части, в связи с чем появилось больше глав, в том числе за счет выделения административных правонарушений против конституционных прав. Она также заметила, что в проекте более конкретизирован объект. Так, например, административные правонарушения в сфере оборота оружия, взрывчатых веществ, частной детективной или охранной деятельности выделены в отдельную главу, что для правоприменителя очень удобно.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Геннадий Шаров назвал важной новеллой проекта нового КоАП введение в гл. 6 ст. 6.10 «Воспрепятствование адвокатской деятельности». «Впервые в законопроекте, разработанном Министерством юстиции, прозвучало, что вмешательство в какой бы то ни было форме в адвокатскую деятельность в целях воспрепятствования осуществлению адвокатом его профессиональных полномочий наказуемо. И если такое вмешательство не содержит уголовно наказуемого деяния, то виновные граждане могут подвергнуться административному штрафу в размере от 2 до 5 тыс. руб. или предупреждению, а должностные лица – штрафу от 5 до 10 тыс. руб. И хотя размер штрафа не превышает меру наказания за несвоевременное предоставление информации гражданину, тем не менее начало положено, и порочная практика в отношении адвокатов стала наказуема», – отметил Геннадий Шаров.

Юрист юридической группы «Гречкин и Партнеры» Яна Любимова обратила внимание на гл. 12 «Административные правонарушения, посягающие на права потребителей». Она отметила, что в действующей редакции КоАП большинство положений этой главы отсутствуют – предусмотрены лишь наказания за введение потребителя в заблуждение и включение в договор условий, нарушающих потребительские права.

По ее мнению, в случае принятия проекта в таком виде у предпринимателей, которые занимаются реализацией товаров и услуг, появится повод для беспокойства, поскольку существенно расширится перечень составов правонарушений. Так, появятся отдельные санкции за отказ от заключения договора с покупателем в письменном виде, продажу товара по завышенным ценам и некачественный товар, который причинил вред здоровью и жизни покупателей.

Яна Любимова заметила, что в новом кодексе законодатель планирует выделить нового субъекта административного правонарушения – индивидуального предпринимателя. «В действующем кодексе законодатель не отделяет ИП от юридических лиц и не устанавливает для них отдельных санкций. Вопрос о наказании для ИП решается на усмотрение контролирующего органа», – указала юрист. В связи с этим, считает она, отделение ИП от других субъектов административной ответственности может существенно ухудшить их положение, поскольку к денежной компенсации вреда, причиненного покупателю, прибавится и фиксированная сумма штрафа, размер которой будет сложно оспорить.

Нарине Айрапетян назвала особенную часть проекта КоАП «сырой» и указала, что некоторые положения кодекса выглядят антинародными, нацеленными на ужесточение мер ответственности. При этом представляется, что основные задачи законодательства в этой части сводятся не к превенции нарушений, а к обогащению казны. Так, например, в ст. 21.9 за превышение скорости свыше 60 км в час штраф предлагается увеличить до 5 тыс. руб. (сейчас превышение более 60, но не более 80 км в час – влечет наложение штрафа в размере от 2 тыс. до 2 тыс. 500 руб., а свыше 80 км в час – 5 тыс. руб. – Прим. ред.).

Адвокат полагает, что нарушителя, особенно злостного, возможно, и остановит осознание того, что его ждет «недешевая расплата». «Однако “злостники” отличаются еще и своим нежеланием платить штрафы. Независимо от того, с чем связано это нежелание – присутствием в поведении элементов девиантного поведения или банальным отсутствием средств, необходимо трезво и разумно оценивать ситуацию, связанную с платежеспособностью среднестатистического гражданина, для которого 5 тыс. руб. если и не вся зарплата, то ее “добрая” часть», – заметила она.

Адвокат полагает, что сохранившаяся возможность оплаты штрафа со скидкой вряд ли спасет ситуацию – первым результатом вступивших в этой части изменений законодательства будет именно рост неплательщиков. «Накопительная же система нарушений и предлагаемые санкции для водителя, которого уже наказали ранее за нарушение ПДД и в последующем в отношении которого возбуждено дело по ст. 264 УК РФ в виде конфискации транспортного средства, слишком радикальны и не соответствуют заявленным направлениям развития в сфере экономического благосостояния страны в целом и благосостояния отдельного гражданина в частности», – посчитала Нарине Айрапетян.

Геннадий Шаров заметил, что требования, устанавливаемые ст. 30.3 «Неисполнение требований законодательства в сфере организации противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», существуют и в действующем КоАП, однако в п. 6 предлагается прямо установить ответственность адвокатов за нарушение требований в виде штрафа от 50 до 100 тыс. руб. Мера наказания устанавливается равной как для адвокатов, так и для нотариусов, предпринимателей и аудиторов. При этом вице-президент ФПА указал, что размер предлагаемых санкций в отношении адвокатов настораживает. «Но напомним, что в Законе о противодействии легализации (отмыванию) доходов содержится норма, учитывающая приоритетное значение адвокатской тайны», – подчеркнул он.

Ольга Рогачёва отметила, что в соответствии с Разделом III, посвященным субъектам административной юрисдикции, большинство дел об административных правонарушениях по-прежнему будут рассматриваться судьями.

Анализ экспертов «АГ» по проекту Процессуального кодекса об административных нарушениях будет опубликован позднее.

Рассказать: