×

Апелляция не признала продажу авто недействительной, несмотря на подделку подписи его сособственника

Красноярский краевой суд признал покупательницу автомобиля добросовестным приобретателем по договору, в котором один из продавцов подделал подпись своей супруги, владевшей машиной
Представитель истицы пояснил «АГ», что он планирует обжаловать решение апелляции и намерен дойти до Верховного Суда. По его словам, спорная сделка имеет порок волеизъявления, что делает ее ничтожной. Кроме того, при покупке автомобиля ответчица имела возможность проявить необходимую разумность, добросовестность, осмотрительность.

Красноярский краевой суд оставил в силе решение первой инстанции в споре о признании недействительной сделки по продаже автомобиля, находящегося в совместной собственности супругов, по заявлению одного из них (имеется в распоряжении «АГ»).

Супружеская пара в период брака приобрела автомобиль Nissan Almera за счет заемных средств ЗАО «РН Банк». Кредитный договор и право собственности на машину были оформлены на супругу – гражданку П. Впоследствии автомобиль был продан гражданке Б. по договору купли-продажи.

Позднее гражданка П. обратилась в суд с иском к покупательнице автомобиля и бывшему супругу о признании недействительным указанного договора купли-продажи и применении последствий недействительности сделки. Истица ссылалась на то, что спорный автомобиль был приобретен в период брака с ответчиком и являлся общим имуществом супругов. По словам П., ее бывший супруг продал автомобиль за 150 тыс. руб., однако она не подписывала соответствующий договор купли-продажи, не передавала своему супругу полномочия на продажу машины, не оформляла согласия на сделку и не получала деньги от продажи.

В Советском районном суде г. Красноярска П. поддержала исковые требования, а ответчики не признали иск.

В суде истица пояснила, что она не встречалась с покупательницей автомобиля и не обсуждала с ней вопрос о его продаже. Также П. утверждала, что супруг подделал ее подпись в спорном договоре, и в подтверждение своих доводов представила заключение судебной экспертизы, выполненной ФБУ Красноярской ЛСЭ Минюста. Согласно указанному документу рукописная запись Ф.И.О. истицы и ее подпись в строке «продавец» в спорном договоре были выполнены не ею самой, а другим лицом с подражанием ее подлинной подписи.

Бывший супруг П. не отрицал в суде, что подделал подпись в договоре купли-продажи автомобиля. При этом он утверждал, что вместе с бывшей супругой показывал автомобиль Б., истица сама заполняла текст договора купли-продажи, кроме того, она получила от него половину денег за вырученный автомобиль. Также ответчик сообщил суду о том, что автомобиль был продан покупательнице за 445 тыс. руб., о чем свидетельствовала расписка о получении денежных средств, выданная им покупательнице.

Указанную сумму сделки озвучила и Б., которая считает себя добросовестным приобретателем спорного имущества. Она пояснила суду, что виделась с гражданкой П. в день показа автомобиля, однако отрицала присутствие истицы при заключении сделки. По словам ответчицы, для заключения сделки купли-продажи супруг истицы привез уже подписанный договор. Кроме того, Б. указала на пропуск истицей срока исковой давности, который следует считать от даты заключения спорного договора, и отметила, что надлежащим способом защиты прав истицы будет предъявление иска к ее бывшему супругу о взыскании 50% денежной суммы, полученной от реализации автомобиля.

Районный суд отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что спорный автомобиль являлся совместной собственностью супругов. Как указал суд, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению движимым имуществом и сделок, не требующих нотариального удостоверения, не требуется получать нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Поэтому, пока не доказано иное, презюмируется, что любые действия супруга с движимым имуществом совершены с согласия второго супруга (ст. 35 СК РФ).

Кроме того, суд сослался на пропуск истицей срока исковой давности, при этом отказавшись восстанавливать его в силу того, что «истица не несла расходов по содержанию, не принимала мер по обеспечению сохранности данного автомобиля, не обеспечивала заключение договора ОСАГО в отношении него и не проявляла интереса к судьбе данного автомобиля». Также суд указал, что одним из способов защиты прав истицы может быть предъявление иска к ее бывшему супругу о взыскании половины суммы, полученной от продажи автомобиля.

Впоследствии истица подала апелляционную жалобу, в которой просила отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность. В жалобе, помимо прочего, указывалось на неправильное исчисление судом первой инстанции срока исковой давности, который следовало исчислять с момента, когда ей стало известно о нарушенном праве.

Изучив материалы дела, Красноярский краевой суд пришел к следующим выводам.

Как пояснил суд, совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим движимым имуществом, и оспариваемая другим участником по мотиву отсутствия на то согласия законодателем квалифицируется как оспоримая и может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Бремя доказывания юридически значимого обстоятельства возлагается на участника совместной собственности, оспаривающего сделку.

Апелляция указала, что в данном случае имелось ясно выраженное согласие обоих супругов на распоряжение имуществом. Также она отклонила доводы жалобы, связанные со стоимостью спорного имущества и ценой оспариваемой сделки, заключением договора купли-продажи, так как юридически значимым обстоятельством в указанном споре являлась доказанность факта осведомленности стороны покупателя о наличии возражений истицы относительно продажи спорного автомобиля.

Красноярский краевой суд пришел к выводу, что покупательница автомобиля полагала, что продавец распоряжается имуществом с согласия супруги, в связи с чем признал ее добросовестным приобретателем.

Также апелляция поддержала вывод суда первой инстанции о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку о нарушенном праве она должна была узнать с даты продажи автомобиля – 5 марта 2016 г., а в суд П. обратилась лишь в сентябре 2017 г.

В судах интересы истицы представлял юрист Константин Иванов, который сообщил «АГ», что собирается обжаловать апелляционное определение и намерен дойти в указанном споре до Верховного Суда РФ. «П. не давала согласия на сделку, поэтому в ней имеется порок волеизъявления. Нарушение принципа согласованности сторон приводит к ничтожности сделки, – пояснил юрист. – Супруг истицы необоснованно распорядился общей совместной собственностью, а ответчик подтвердил, что в сделке по купле-продаже авто отсутствовало согласие его супруги».

Также Константин Иванов отметил, что при заключении спорного договора ответчица Б. должна была проявить необходимую разумность, добросовестность, осмотрительность, и она имела такую возможность, поскольку фактически проживала по соседству с истицей и могла запросить согласие на сделку второго продавца.

«В планах пока не идет речи о применении последствий недействительной сделки. Сначала необходимо признать ее таковой», – заключил Константин Иванов.

Рассказать: