×

Басманный суд Москвы признал незаконными обыски в квартире и загородном доме адвоката

При повторном рассмотрении дел первая инстанция согласилась с указанием Мосгорсуда на то, что следователь проигнорировал требования ст. 450.1 УПК РФ
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Елена Шулепова и ее представители Алексей Самоделкин и Андрей Толстых высоко оценили выводы суда. Председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев выразил надежду на то, что ломается порочная судебная практика.

1 сентября Басманный районный суд г. Москвы вынес два постановления (есть у «АГ») о признании незаконными обысков, проведенных в квартире и загородном доме адвоката АП г. Москвы Елены Шулеповой.

Как ранее писала «АГ», весной этого года Комиссия Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов направила обращение в Генпрокуратуру России в защиту прав адвоката Елены Шулеповой в связи с проведением обысков в ее московской квартире и загородном доме в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении ее супруга, являющегося следователем МВД.

Из обращения Елены Шулеповой в Комиссию (есть у «АГ») следовало, что 1 апреля старший следователь по особо важным делам первого следственного отдела Управления СК РФ по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, вынес два постановления о проведении обысков в подмосковном доме и московской квартире адвоката в связи с уголовным делом в отношении ее супруга. Обыски были проведены на следующий же день.

Читайте также
Комиссия Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов обратилась в Генпрокуратуру в защиту адвоката
Поводом послужили обыски в квартире и загородном доме адвоката Елены Шулеповой, проведенные без санкции суда и присутствия члена Совета АП в рамках уголовного дела в отношении ее супруга
26 Мая 2020 Новости

В ходе следственных действий Елена Шулепова безуспешно ссылалась на нарушение ст. 450.1 УПК РФ, в которой закреплены особенности производства обыска в отношении адвоката. Так, она указывала на отсутствие судебных решений о производстве обыска в ее жилище и помещении, используемом для профессиональной деятельности. Она также отметила необходимость присутствия на обыске в подмосковном доме члена Совета АП Московской области, а при проведении следственного действия в столичной квартире – члена Совета АП г. Москвы. В протоколах обысков были сделаны отметки о замечаниях Елены Шулеповой.

Уже после проведения обысков следствие представило в Басманный суд г. Москвы копии материалов уголовного дела в обоснование своих ходатайств о проведении следственных действий. В них имелся рапорт о том, что по вышеуказанным адресам проживает лишь Александр Брянцев, за исключением иных лиц, подпадающих под ст. 447 УПК РФ.

В обращении Елены Шулеповой в палату отмечалось, что рапорты содержали недостоверные сведения, поскольку она имеет статус адвоката, о чем сообщалось правоохранителям в ходе обысков. Она также указала, что материалы уголовного дела не содержали сделанных ею приложений к протоколам обысков. Адвокат отметила, что в итоге столичный суд не дал должной оценки отсутствию таких приложений к протоколам и признал следственные действия законными, несмотря на многочисленные нарушения при их проведении.

Адвокат добавила, что в ходе производства обысков она заявила следователям о своем желании участвовать в судебных заседаниях по проверке законности следственных действий. «Несмотря на это, о дате и времени судебных заседаний я ни следствием, ни судом не уведомлялась, в результате чего было незаконно ограничено мое конституционное право на доступ к правосудию и государственную защиту своих прав и свобод, гарантированное статьями 45 и 46 Конституции РФ», – отмечалось в обращении.

30 апреля Елена Шулепова обжаловала решение первой инстанции, в ходе судебного разбирательства ее интересы представляли адвокаты АП г. Москвы Алексей Самоделкин и Андрей Толстых.

25 июня Московский городской суд вынес два апелляционных постановления (есть у «АГ») о признании незаконными обысков в квартире и загородном доме адвоката. «Признавая производство обыска в жилище Александра Брянцева законным, суд первой инстанции установил, что для этого имелись достаточные основания, поскольку в указанном жилище могли быть предметы, документы и ценности, имеющие значение для дела, при этом указанное следственное действие не терпело отлагательства. В то же время суд первой инстанции оставил без внимания то обстоятельство, что в указанной квартире помимо подозреваемого Брянцева проживает его супруга Елена Шулепова, которая является адвокатом», – отмечено в документах.

Таким образом, подчеркнул Мосгорсуд, суд первой инстанции должен был проверить, были ли соблюдены в рассматриваемом деле требования ст. 450.1 УПК РФ, согласно которым обыск в жилье и служебных помещениях адвоката производится только после возбуждения в отношении него уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, на основании соответствующей санкции суда и в присутствии члена Совета адвокатской палаты субъекта РФ, на территории которого проводятся следственные действия. Тем не менее нижестоящий суд необоснованно устранился от выявления таких обстоятельств. В связи с этим апелляция отменила постановления Басманного районного суда г. Москвы и вернула материал в этот же суд на новое рассмотрение.

1 сентября Басманный районный суд г. Москвы вынес два постановления о признании незаконными проведенных обысков в жилых помещениях адвоката в случаях, не терпящих отлагательств. В них столичный суд отметил, что уголовно-процессуальный закон, действующий на момент совершения процессуального действия – обыска в жилище адвоката, содержит прямое указание на соблюдение следователем определенных условий, необходимых для проведения законного следственного действия. В рассматриваемых случаях, отметил суд, следователь не выполнил требования ст. 450.1 УПК РФ и уведомил суд по истечении законного срока уведомления, равного трем суткам с момента начала производства обыска.

В комментарии «АГ» Елена Шулепова назвала судебные акты положительной практикой. «Следователи ни в коем случае не должны нарушать профессиональные права адвокатов при проведении обысков в их жилище», – отметила она.

Адвокат Алексей Самоделкин указал на взвешенную и беспристрастную позицию Московского городского суда, обратившего внимание на недопустимость нарушения требований закона при производстве обыска в отношении адвоката, отменившего спорные постановления по указанным делам и направившего их на пересмотр в суд первой инстанции в ином составе суда. «Вынесенные 1 сентября 2020 г. в результате пересмотра дел постановления Басманного районного суда г. Москвы считаю законными и обоснованными. Кроме доводов о нарушении порядка производства обыска в отношении адвоката в основу этих судебных постановлений положены несвоевременность уведомления суда о произведенном неотложном обыске, а также неверный адрес производства обыска», – отметил он.

«Суд однозначно указал, что требования закона, регламентированные в ст. 450.1 УПК РФ, следователем не соблюдены, а обыск произведен без санкции суда и без участия представителя члена совета адвокатской палаты субъекта РФ, на территории которого производился обыск», – добавил Андрей Толстых.

Он также отдал должное судье, которая не ограничилась только одним, пусть и самым существенным, нарушением закона. «Она также указала, что были нарушены положения ч. 5 ст. 165 УПК РФ, так как следователь должен был не позднее трех суток с момента начала производства обыска уведомить судью и прокурора о производстве следственного действия. В нашем случае следователь уведомил суд на четвертые сутки, а прокурора не уведомил вовсе. Кроме того, в постановлении следователя от 1 апреля 2020 г. о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства, был указан неверный адрес, и судья прямо указала, что принято решение о производстве обыска по одному адресу, тогда как обыск проведен по иному адресу», – пояснил он.

Оба представителя Елены Шулеповой выразили благодарность председателю Комиссии Совета Адвокатской палаты г. Москвы по защите прав адвокатов Роберту Зиновьеву. «Еще в начале мая мы сделали обращение по факту нарушения прав адвоката при производстве обыска, и Роберт Зиновьев мгновенно откликнулся, оказав нам полную поддержку. Во многом благодаря его личному участию в этом деле мы получили законные постановления вначале в Московском городском суде, а затем в Басманном районном суде г. Москвы», – отметил Андрей Толстых.

Читайте также
Басманный суд признал незаконной попытку следователя допросить адвоката по делу ее доверителя
Суд подчеркнул, что законодательство не предполагает привод адвоката к следователю для допроса его в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали известны ему в связи с оказанием юрпомощи, без предварительной судебной санкции
03 Марта 2020 Новости

Как сообщается на сайте АП г. Москвы, Роберт Зиновьев, комментируя решения, выразил надежду на то, что ломается порочная судебная практика. «Данные судебные акты очень важны и имеют широкое правоприменительное значение, в том числе и для регионов. Судебные постановления, постфактум легитимирующие обыски у адвокатов, невзирая на грубейшие нарушения при их проведении, перестают быть индульгенцией для следователей, не утруждающих себя исполнением требований закона», – отметил он.

По словам Роберта Зиновьева, как и в недавнем случае с адвокатом Анжеликой Тамбовской, здесь не обошлось без вмешательства Московского городского суда. «Весной этого года Басманный районный суд города Москвы вынес постановление, которым признал незаконным вызов старшим следователем СКР адвоката Анжелики Тамбовской на допрос по делу ее доверителей, удовлетворив жалобу адвоката, несмотря на активное сопротивление следователя. Как мы видим, порочная практика одобрения судами незаконных вызовов адвокатов на допрос и проведения обысков в жилищах адвокатов начинает давать сбои», – заключил председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов.

Рассказать: